T

ИВАН МУЛИН

ФИО

ПРОФЕССИЯ

Актер

РАБОТЫ

«Перевал Дятлова» (2020)

«Хрусталь» (2018)

«Молодежка» (2013–2017)


«Очень уж хочется не делать ничего обычного»

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/6YhEU4O9ip0cp3Cm70mgLU" width="300" height="80" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Если судить по странице Ивана Мулина на «Кинопоиске», его карьера развивалась буквально по методичке: эпизодическая роль в «Елене» Звягинцева, потом — большой и очень народный сериал «Молодежка», потом — артхаус и сериалы уже другого толка, и затем — роль Игоря Дятлова в суперуспешном сериале ТНТ Premier «Перевал Дятлова». Но в жизни, конечно, все не так гладко и линейно, как в пересказе. Для проекта «Кино Esquire» мы встретились с Ваней и поговорили о сомнениях, о том, почему театральный вуз должен выворачивать будущих звезд экрана наизнанку, и о том, какие человеческие страхи вскрывает профессия актера.

Расскажи кратко свою историю? В духе «родился, вырос, поступил, отучился и начал работать».

Школа — Юго-Западный административный округ, станция метро «Беляево», английский с первого класса. За ту школу нужно было относительно много платить для того времени — около 5 тысяч в месяц, поэтому в итоге я ушел в другую, где работает моя мама и где я записался в школьную театральную студию. У нас был такой предмет — риторика. Чтобы тебя перевели из младшей школы в среднюю, нужно было по этому предмету [вместо годовой контрольной] сыграть в отчетном спектакле, и неважно, какие у тебя художественные данные. Надо было просто выйти на сцену и подвигаться, попробовать. Мне, кстати, не особо понравилось, я на сцене стрессовал. Но потом случился второй спектакль, еще один, другой. Потом я пошел в студию при театре «Вернадского,13» — свои первые 300 рублей я заработал там. Это было топово. В какой-то момент я сказал родителям: «Не пойду поступать ни на каких артистов, пойду на оператора». Дурной был. Мама ответила так: «А давай ты закончишь этот бред собачий. Это юношеский максимализм». Меня тогда как раз взяли в Щепку, из которой я с первого курса хотел свалить. Мне казалось, что я занимаю чужое место.

Но ты доучился? 

Да, я окончил с обычным синим дипломом. И начал работать.


Как родители отнеслись к выбору такой профессии?

Максимально поддерживали как могли. Всеми силами.

Чем они занимаются?

Мама учительница начальных классов, папа водитель.

Ты довольно-таки сильно выбиваешься со своим выбором профессии.

Да. Произошла такая холистическая вещь — меня как бы плавно привело к этому выбору, других вариантов особо и не было. Ну то есть я не мог решать уравнения, например. Складывалось впечатление, что я тупой абсолютно. Да и сейчас мало что изменилось. (Смеется.) Театральная студия стала единственной зацепкой, и я там остался, видимо, потому, что у меня там хоть что-то получалось. Не было этого «вот, я хочу быть самым великим актером». Просто я старался всегда делать то, что нравится.


Делать то, что нравится, людям, как правило, мешает страх: вдруг это недостаточно серьезно, недостаточно денежно и так далее. У тебя были такие страхи?


Это все ярлыки. Ты делаешь дело. Когда ты пытаешься через него обогатиться и делаешь это главной целью, скорее всего, твое дело умрет. Страхи у меня, безусловно, есть, но о том, о чем ты говоришь, я не думал. Здесь нужна слепая вера, что ли.

Ты помнишь момент, когда ты впервые понял, что у тебя получается играть?

Сложно сказать. Есть одна история, хотя это не совсем ответ на твой вопрос. Несколько лет назад Кирилл Семенович Серебренников позвал меня сыграть в перформансе «Другие похороны». Его суть в том, что Сталин умер в один день с Прокофьевым — знала об этом?

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1672,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":836,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Нет, не знала.

Вот. Я в этой постановке от лица одного из студентов говорил, что Прокофьеву нельзя было принести даже цветов на могилу — они все были у Сталина, которому несли всё, вплоть до монстер в горшках. Я свой текст читал-читал, что-то там изменял-изменял, и в какой-то момент за кулисами у меня полились слезы. То есть они начали буквально вываливаться из глаз против моей воли, хотя технически заставить себя плакать не очень сложно. А потом я выхожу на сцену и делаю то, чего, может быть, больше никогда в жизни не повторю, — когда ты говоришь, а у тебя слеза как бы зависает на реснице. И это было круто, потому что до этого мне о таком только рассказывали, а тут я сам это сделал.


Но в целом хорошая игра — это очень субъективно. Тебе кажется, что ты сыграл хорошо, а остальным нет. А бывают дни, когда ты себя ненавидишь, тебе плохо, у тебя болит живот, голова, спина, ты все делаешь на автомате, а тебе потом говорят: «Это было блестяще».

Как тебе кажется, актеру вообще нужно актерское образование?

Нужно. Но я топлю не за то, что нужно образование как таковое. В театральном институте ты все время находишься в комьюнити. Ты делаешь там выводы, умираешь, плачешь, радуешься. Если повезет, у тебя в институте происходит переоценка ценностей. Там у тебя может даже перестроиться личность. Это клево.


Естественно, есть примеры, когда человек без актерского образования в кадре или на сцене играет лучше, чем человек с ним. Потому что актерское образование — оно, во-первых, везде разное. Не понятно, к кому попадешь. Можно попасть к плохому педагогу. Что нужно делать в этом случае? Перепоступать туда, где тебе будет лучше. Но это тоже же огромный поиск и суперлотерея.


Своим образованием ты доволен?

Мне как раз повезло — я попал к Римме Солнцевой, и наш курс, по сути, стал ее последним курсом. Я ее очень любил и видел перед собой яркий пример, как надо делать, видел, что такое правда. Правда в широком смысле слова. Про правду, Настя, я не буду говорить, пошлая темка... Нам Римма как-то раз сказала: «Не врите — вам же будет легче». И после этого — бах! — у меня началась новая жизнь. Казалось бы, все очень просто, вопрос в том, насколько до тебя дошло. Можно зайти в универ и выйти из него абсолютно таким же. Плюс профессия актера — она эмпирическая. В какой-то момент ты должен практически есть свои какашки, смотреть на свои какашки — как они выглядят, где они лежат на сцене. Надо сбить колени в актерском вузе, чтобы потом тебе было легче.

Как у тебя происходит этот процесс, когда ты должен для роли на сцене или на экране вжиться в другого человека, отыграть свою смену, потом переключиться, стать снова Ваней Мулиным и пойти с друзьями в бар пить?


Джонни Депп сказал отличную тему: «Я ненавижу людей, которые говорят: „Я не могу выйти из образа своего персонажа“. Успокойтесь». Мне, наоборот, кажется, что у меня никакого перевоплощения не происходит — это все время я, и это все время плохо. И когда тебе говорят обратное, ты стараешься в это не верить, потому что иначе у тебя рано или поздно поедет кукуха. Бывает, конечно, такой талант, как у Смоктуновского — у него в каждой картине другие глаза. У Яковлева такая же история. Как они это делают — непонятно. Как узнаю, скажу.

Есть что-то, что ты узнал о себе как о Ване Мулине, когда играл кого-то из своих персонажей?

Интересный вопрос. После «Хрусталя» (фильм режиссера Дарьи Жук, в котором Ваня сыграл главную мужскую роль. — Esquire) я вдруг понял, что мне страшно представить себе — как бы глупо это ни звучало, — что я возьму кого-то силой. Женщину против ее воли. Для меня это — абсолютное табу, и когда ты, как мой персонаж, являешься такому виной, ты думаешь: «Мать моя!»

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":1564,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":782,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ты смотришь свои работы, когда они вышли? 

Блин, посмотрел «Хрусталь» один раз с бабушкой, но потом, даже когда представлял фильм, на сам просмотр не остался. Мне дискомфортно, я плейбэк даже не смотрю.

Не нравится на себя смотреть?

Мне постоянно кажется, что все плохо, а если я сейчас буду поправлять каждую мелочь, всем надоем. Ну и за плейбэком смотрят четыре человека, восемь глаз — неужели если это будет настолько плохо, то они мне об этом не скажут?

Нам Римма как-то раз сказала: «Не врите — вам же будет легче». И после этого — бах! — у меня началась новая жизнь. Казалось бы, все очень просто, вопрос в том, насколько до тебя дошло.

Ты в «Перевале Дятлова» играл реального человека, который трагически погиб. При этом его родственники, друзья еще живы. Чувствовал дополнительную ответственность?

Страшно было — жуть. Я нашел его сестру. Хотел поехать к ней в Первоуральск, но меня к ней просто не пустили. Я расстроился, и стало еще страшнее. Но потом мне сказали, что мы с Дятловым похожи, и у меня свалился камень с души.

Есть какой-то режиссер, с которым ты мечтаешь поработать?

С Кириллом Семеновичем Серебренниковым.

Ну это понятно. Ты с ним работал, просто не снимался у него.

Но он мне обещал. А, еще Юрий Николаевич Бутусов. Юрия Николаевича очень люблю. Но я никогда у него работать не буду.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1672,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":836,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Почему? 

Не знаю. У него так все круто, все такие крутые, а тут я — в себя не верю, и амбиций у меня нет.

Мне кажется, это неправда. Ты снимаешься в таких громких проектах, как минимум приходишь на кастинги — значит, у тебя есть амбиции.

Амбиции в моем понимании — это что-то миру доказывать. Но этот мир такой странный, и что ему доказывать, я не очень понимаю.

А через океан ты не смотришь? Как Юля Снигирь, например, которая снимается не только в России.

Юлю Снигирь я очень люблю. Конечно, хочется и за океан. Я вот отправлял пробы на Stranger Things (популярный сериал Netflix «Очень странные дела». — Esquire). Самые мои отвратительные пробы в жизни получились.

То есть ты пробуешь?

Конечно. Это голубая мечта любого актера.

Есть куча стереотипов об актерах — что они живут такой богемной жизнью, вечеринки, спектакли, алкоголь и не только. Ты можешь сказать, что живешь богемной жизнью? Как вообще живет Иван Мулин, когда он не снимается в кино?

Я до сих пор, кстати, снимаю комнату. У меня есть квартира в Москве, но она далеко от центра, а живу я в центре.

С друзьями?

Да. Изначально были мы вдвоем с соседкой, потом заехали еще двое. 

Как ты отдыхаешь? 

Хоккейчик, играю, выпиваю, конечно. 

Книжки читаешь? 

Да. Кстати, сейчас купил «Думай медленно, решай быстро». Читала?

Да.

Что еще, помимо работы... Недавно мы были на Бали, и я там познакомился с одним чуваком, который писал сценарии — очень странные. Я ему сказал: «Слушай, я, конечно, ни на что не претендую, но если вдруг я могу тебе как-то помочь, то у меня есть пара мыслей». В итоге мы сдружились и теперь вместе придумываем всякие штуки. Сейчас вот клип будем снимать. Еще мы придумали перчатки в форме птиц. Птичатки. Запатентовали, скоро выпустим первую партию. Вот, такие какие-то движения — они полуденежные, но очень уж хочется не делать ничего обычного.


Режиссер Кирилл Кулагин оператор АРТЕМ Замашной Редактор Настя Полетаева

Бренд-директор Анастасия Подольская Бренд-менеджер Наталья Зарипова Продюсер Таня Кобец

Ассистент продюсера Анастасия Лисица Стиль Эльмира Тулебаева АССИСТЕНТ СТИЛИСТА АЛЕКСАНДРА СКОПИНА


Макияж и прическа Фариза Ассистент визажиста Ира Грачёва Механик камеры Михаил Моисеев, Игорь Караваев

Долли Баховец Юрий, Берляев Михаил Фокуспулер Светлана Гладилович Звук Артём Панфилов, Семён Дягтерев


ГАФФЕР ЕВГЕНИЙ БАРАНОВ Осветители Сергей Андросов, Андрей Биба Бекстейдж Ксения Турчинская, Лазарь Медведев

Фотограф Яна Давыдова Ассистент фотографа Александр Лосевский Синхронизация материала Михаил Рыцарев

Монтаж Кирилл Кулагин, Игорь Цветков Цвет Дмитрий Литвинов (jojo talent agency)

Сведение звука Семён Дягтерев Дизайн титров Анна Елфимова ДИЗАЙН И ВЕРСТКА АННА СБИТНЕВА

МУЗЫКА THE SOUL SURFERS, YOJO

На Иване:

Футболка Bottega Veneta; брюки Tom Ford; пиджак LesyaNebo

анорак, сорочка и брюки, все Prada; ботинки Bottega Veneta


{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}