T

Маруся

ФИО

Парфенова-Чухрай

ПРОФЕССИЯ

Художник-постановщик

РАБОТЫ

«Про любoff», «На крючке!», «БРАТиЯ», «Эксперимент 5ive:

Портрет», «Как меня зовут», «Закон каменных джунглей, «Лео и Ураган», «Детки», «Кислота», «Эпидемия», «Одна историческая ошибка», «Верность», «Идентификация», «Новый год, я люблю тебя», «Перевал Дятлова», «Последний министр», «Содержанки 2»


«Я просто пришла и вот так нагло предложила себя в качестве художника по костюмам»

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/6YhEU4O9ip0cp3Cm70mgLU" width="300" height="80" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Видеть картинку в целом, следить за каждым предметом на съемочной площадке и предугадывать желания режиссера еще до того, как он сам поймет, чего хочет, — неполный список обязанностей художника-постановщика в кино. Внучка легендарного советского режиссера Григория Чухрая Маруся не планировала связывать свою жизнь с киноиндустрией. На факультете текстиля лондонского колледжа Saint Martin’s она изучала моду, пространство и пластическую скульптуру, а теперь волею судеб применяет эти знания в разработке творческих решений для сценариев: как одеть героев, как разместить реквизит в пространстве и как при необходимости вписать в него произведение искусства. Маруся рассказала нам о том, как это произошло и почему, если хочется что-то подставить в кадр, лучше этого не делать.

Сейчас ты работаешь художником-постановщиком. Расскажи, как ты пришла в кино?

Я вернулась из Лондона и первый год не очень понимала, что мне делать, потому что, несмотря на то, что я родилась в кинематографической семье, я как-то не планировала свою жизнь в этом ключе. Иногда я работала у Эвелины Хромченко в L’Officiel продюсером съемок, потом пришла в Harper’s Bazaar к Анзору Канкулову и писала статьи. Начали завязываться какие-то знакомства, например с компанией Mercury. Тогда еще не было опыта работы модных домов с кино в России, а я знала, что готовится проект «Про любоff» с Федором Бондарчуком и Оксаной Фандерой. Я просто пришла и вот так нагло предложила себя в качестве художника по костюмам. Сказала, что я договорюсь и сделаю бесплатно настоящие костюмы, украшения и так далее. Это, конечно, оказалось для продюсеров выгодное предложение. Поэтому я рискнула и полностью погрузилась в профессию.

Как твой функционал расширился до художника-постановщика? Когда это случилось и что тебя к этому привело?

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1672,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":836,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

После двух проектов, в которых я отработала художником по костюмам, я вспомнила, чему меня научили в институте, и поняла, что мне становится мало заниматься только образами героев. Я окончила колледж Saint Martin’s в Лондоне. Нас учили мыслить в целом и всегда говорили о том, что совершенно не обязательно уметь своими руками вырезать, кроить или лепить, а важно придумать концепт. Когда я смотрю в монитор, я уже перестаю следить за пуговицами, рукавами и капюшонами и действительно все время думаю о том, что я вижу, как это выглядит в целом. Мне показалось, что я готова осмелеть и попробовать себя как художник-постановщик. Сначала на короткометражке, а потом случился полный метр — фильм «Как меня зовут» Нигины Сайфуллаевой.

Нас учили мыслить в целом и всегда говорили о том, что совершенно не обязательно уметь своими руками вырезать, кроить или лепить, а важно придумать концепт

Возможно, была какая-то история, которая подтолкнула тебя на этот шаг?

Ситуация была очень забавная. Есть такой знаменитый оператор Олег Лукичев. Он снимал фильм «Измена» Кирилла Серебренникова, сейчас снял с Ренатой Литвиновой «Северный ветер». Он мой очень близкий друг. В общем, он меня пригласил помочь с костюмами на дебютный проект Дмитрия Дюжева, который тогда учился на курсе режиссуры у Хотиненко. Что-то произошло, и почему-то ушел художник-постановщик, и я предложила Диме: «В сценарии не так много локаций, давай я попробую сама». Это был решающий момент. Я счастлива, что Дима это мне разрешил. И конечно, жизнь моя перевернулась.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":1564,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":782,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Что конкретно входит в твою задачу?

Мой опыт работы позволил мне изначально брать на себя больше. Сегодня на проектах я работаю скорее как художественный руководитель. Я и художник-постановщик, и занимаюсь костюмами вместе со своей командой, предложениями по гриму, реквизиту... В общем, всему, что вы видите в кадре. Общим стилем.

Все читают сценарии по-разному. Кто-то воспринимает очень буквально все, что написано. А для меня это, естественно, некий скелет. Сначала у меня возникает образ, общая атмосфера, ритм, ощущение. И дальше уже вместе с оператором мы предлагаем режиссеру свое видение. Кто-то из режиссеров больший визионер и сразу знает, что он хочет. Кого-то необходимо вовлечь и убедить. Это самое большое счастье, удовольствие, когда тебе доверяют, придумывать эстетику того мира героев, о которых необходимо рассказать в истории.

Сначала у меня возникает образ, общая атмосфера, ритм, ощущение. И дальше уже вместе с оператором мы предлагаем режиссеру свое видение.

Расскажи про какую-нибудь свою самую классную находку?

Мои находки должны всегда складываться в стиль картины. Ее индивидуальность. Если у зрителя возникает общее ощущение от увиденного и оно запоминается, значит мы верно подобрали ключи. А как мы этого добились и из чего — это уже наша кухня. Классным решением были пионеры, которых мы придумали и отлили из гипса специально для фильма «Кислота». Отряд пионеров — ростовых скульптур стоял в мастерской современного художника. Который, по сути, занимался тем, что брал классическую скульптуру и обливал проедающим раствором. Кислотой. Мальчики и девочки теряли свою форму и структуру. А мы тем самым рассказывали про смыслы.

Я где-то читала, что вы не смогли найти в Москве пространство, которое бы подошло для галереи героини Софьи Эрнст из «Содержанок», и тебе пришлось его чуть ли не выстроить?

На самом деле многие знают место, где это в итоге все происходило, особенно люди, которые работают в глянце. Проблема была в том, что существовала техническая необходимость договориться в пиковое весеннее время с галереями. Они должны были убрать свою экспозицию и запустить туда съемки на несколько дней. То есть закрыть музей. Это практически нереально. Конечно, в Москве есть галереи, о которых я мечтала, которые выглядят современно. Как правило, это белые или бетонные стены, которые не отвлекают взгляд от работ. Но я же вынуждена мыслить кадром. Серию, в которой эти сцены занимали больше 45% экранного времени, было бы тяжело смотреть в бетоне, и она никак бы не монтировалась со всем остальным, что там было. Моя большая удача, что мне удалось договориться с Андреем Бартеневым, который пустил нас в запасники своей галереи и дал свои работы, а также работы Вовы Перкина и многих других. Он меня буквально спас. Дать живопись на съемки — это подвиг. Но Андрей большая звезда. И поэтому с ним оказалось возможно это реализовать.



{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1672,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":836,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Что для тебя самое важное в работе на площадке?

Мне кажется, самое главное — продумать все в начале. Если тебе уже в процессе кажется, что что-то нужно изменить, нужно 25 раз проверить и убедиться. Лишняя деталь может оказаться как грязью, так и каким-то эмоциональным порывом.

А если на площадке случается ситуация, когда ты смотришь в кадр и не знаешь, что туда поставить, то лучше не ставить ничего. Иногда негативное пространство и пустота дают воздух.


Скажи, это подсказывает тебе чутье или уже опыт?

Я думаю, что это некая природная чувствительность. Но в какой-то момент, когда набираешься опыта, ты это делаешь машинально. Я за чистый кадр. Не нужно вешать ничего, что не имеет смысла. Не нужно отвлекать от сцены. Это должно быть внутри драматургии. У меня начинается истерика, когда в кадре появляется что-то — какие-нибудь часики, ручка или бумажка, — чтобы искусственно добавить жизнь. Ничего случайного там быть не должно! Я против бытовухи, но за естественность.


Как ты собираешь команду? Что для тебя особенно важно в людях, с которыми ты работаешь?

Я горжусь тем, что я уже шестой год работаю с одними и теми же людьми, которые уже между собой стали командой, несмотря на разные характеры. Большое счастье, когда я не успеваю даже о чем-то подумать — а это уже сделано. Это радость и удовольствие — работать с теми, кого ты любишь. Но по-настоящему профессиональным человеком я ощутила себя, когда поняла, что могу работать как в любви, так и без нее. Самое главное, что не должно меняться качество моей работы.


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":1564,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":782,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Как ты относишься к современному русскому кинематографу?

Количество преобладает над качеством. Фильмов стало больше, но в основной своей массе они не стали интереснее. Чего не скажешь о сериалах. Теперь мы знаем слово «шоуранер». И я с большим уважением отношусь к талантливым представителям этой профессии. Мне повезло набраться опыта в сотрудничестве с Валерием Федоровичем и Евгением Никишовым. Несколько лет подряд я разрабатывала стилистику сериалов, таких как «Закон каменных джунглей 2», «Детки», «Идентификация», «Эпидемия», «Перевал Дятлова». И попробовала себя как художник в абсолютно разных жанрах.


Мне вообще кажется, что хороший художник кино должен быть универсален и уметь решать разные задачи. А не работать всю жизнь с одними и теми же авторами.


Как ты выбираешь проекты и что для тебя важно в их выборе? На что ты смотришь прежде всего?

Я давно не работала с дебютантами. Так получилось просто. Первое — это сценарий, история, как разговаривают герои в кадре. Самое главное — придумать для себя, что ты там будешь делать. Как художник. А иногда даже и сценария нет. Но напротив сидит режиссер и ты хочешь с ним работать. Вот, например, так было с Сашей Горчилиным (режиссер фильма «Кислота». — Esquire). Он мне ничего не предложил, просто спросил: «Слушай, ну если у меня все-таки все сложится и меня запустят, ты будешь со мной работать?» И я сразу почувствовала, что буду. Абсолютно эмоциональное решение. Никакой логики. В кино все же важнее талант и идея, а не бюджет. Вообще, мне кажется, что кино — меня сейчас заклюют за это слово — это действительно профессия не для всех.


Кино — это рутина?

Я счастлива, что в профессии художника-постановщика у меня нет ни одного дня, чтобы я повторяла задачи. Эта профессия неисчерпаема. И даже входя с одними и теми же людьми в новый проект, не получается повторить, что было раньше. И это хорошо. Не нужно оглядываться на прошлые удачи, а то не сможешь развиваться дальше.

Режиссер Кирилл Кулагин оператор АРТЕМ Замашной Редактор АЛЛА АЛЕКСЕЕВСКАЯ

Бренд-директор Анастасия Подольская Бренд-менеджер Наталья Зарипова Продюсер Таня Кобец

Ассистент продюсера Анастасия Лисица Стиль Эльмира Тулебаева АССИСТЕНТ СТИЛИСТА АЛЕКСАНДРА СКОПИНА


Макияж и прическа Фариза Ассистент визажиста Ира Грачёва Механик камеры Михаил Моисеев, Игорь Караваев

Долли Баховец Юрий, Берляев Михаил Фокуспулер Светлана Гладилович Звук Артём Панфилов, Семён Дягтерев


ГАФФЕР ЕВГЕНИЙ БАРАНОВ Осветители Сергей Андросов, Андрей Биба Бекстейдж Ксения Турчинская, Лазарь Медведев

Фотограф Яна Давыдова Ассистент фотографа Александр Лосевский Синхронизация материала Михаил Рыцарев

Монтаж Кирилл Кулагин, Игорь Цветков Цвет Дмитрий Литвинов (jojo talent agency)

Сведение звука Семён Дягтерев Дизайн титров Анна Елфимова ДИЗАЙН И ВЕРСТКА АННА СБИТНЕВА

МУЗЫКА THE SOUL SURFERS, YOJO

На Марусе:

Юбка Toteme; туфли Bottega Veneta; сорочка J. Kim

Юбка Toteme; туфли Bottega Veneta; пальто J. Kim

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}