T

«Мне постоянно хочется. Кинуть комп в стену, разбить клавиатуру. Но я понимаю, что это надо доделать и все. И вперед»

Юрий Карих

ФИО

ПРОФЕССИЯ

Режиссер монтажа

РАБОТЫ

«Майор Гром: Чумной Доктор» (2021)

«Лето» (2018)

«Ученик» (2016)


<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/6YhEU4O9ip0cp3Cm70mgLU" width="300" height="80" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Вокруг монтажеров в кино намного меньше шума, чем вокруг актеров или режиссеров, и даже отдельная номинация «Оскара» не слишком повлияла на ситуацию. Меж тем монтаж — это и есть то, что мы видим на экранах, а режиссер монтажа не меньше, чем главный режиссер ленты, влияет на финальный результат и формирует нарратив. 32-летний Юрий Карих попал в профессию едва ли не случайно. Но, очевидно, удачно: первым же его полным метром стал «Ученик» Кирилла Серебренникова, затем Юрий смонтировал прогремевшее в Каннах «Лето» того же режиссера о ранних годах карьеры Виктора Цоя, а совсем недавно на экраны вышел наполовину смонтированный им фильм «Майор Гром», который единогласно окрестили первым русским блокбастером. В интервью Esquire (и по совместительству в своем первом интервью в принципе) Карих рассказал, чем все-таки занимается режиссер монтажа, изменили ли его жизнь кинопремии и мечтает ли он однажды сесть в главное режиссерское кресло.


Ты согласен с тем, что монтажер — это техническая профессия?

Нет. Мне все-таки кажется, что это ремесло. В нем много того, чему можно научиться технически, но также много и творчества.

Если бы ты объяснял человеку, который вообще ничего не знает про создание кино, кто такой режиссер монтажа, как бы ты это сформулировал?

По сути, монтаж — это склеивание всего со всем. Режиссер монтажа ищет интересные решения, играет с психикой и восприятием человека. Что ты решишь показать, то зритель и увидит. При этом монтаж должен быть незаметен. Если зрители говорят: «Как круто он склеил сцену!», то это не классно. Все должно быть естественно. А еще монтаж — это определяющая часть кино как искусства. Все другие кинопрофессии — более смешанные: художник-постановщик тем же самым занимался в театре до того, как появилось кино, художник по костюмам тоже, сценаристы пьесы и книжки писали, но до появления кино никто ничего не монтировал.


Как вышло, что ты начал заниматься именно этой частью кинопроизводства? 

Я родился в Москве в 1988 году, после школы поступил в РУДН на инженерный факультет, год отучился, а потом понял, что с меня хватит физики с математикой, и решил уйти оттуда. Перешел в МФЮА — это такой институт, из которого не выгоняют, если ты платишь. Но из-за того, что я перешел на платное, мне пришлось начать активно работать. Сначала в типографии, потом — в Московской государственной филармонии. Уже после нее я начал заниматься видео, делал ролики для телеканалов. Этот институт я в итоге тоже бросил. С учебой у меня не очень вышло. Зато я познакомился с давним другом отца, которого папа в свое время привел в компьютерную графику (отец работал в этой сфере, но он давно умер, поэтому пути у всех разошлись). Мы с ним начали делать корпоративные фильмы. Потом я попал в рекламный продакшен — монтировал кастинги. Я туда прихожу, а меня спрашивают: «Ты умеешь работать в Final Cut?». Я: «Да, конечно, никаких проблем». А я даже «мака» (компьютера Apple, для которого написана эта программа для монтажа. — Esquire) не видел в своей жизни ни разу. На первом проекте я глобально так обосрался, но режиссер был очень культурный и не подал виду — просто начал объяснять, как монтировать.

Ты сказал, что у тебя папа был «примерно из этой сферы» — из компьютерной графики или из кинопроизводства? Чем вообще родители твои занимались?

Родители большую часть своей жизни веселились. В один момент папа начал заниматься компьютерной графикой. Его взял на работу, так скажем, мой названый дядя. Собственно он же потом взял меня в филармонию, и с ним мы делали ролики для канала «Культура».

Я правильно понимаю, что у тебя довольно веселая творческая семья и выбор инженерной специальности был твоим решением, на тебя не надавили?

Ну, это тяжело назвать весельем. А когда умер отец, я «вошел в штопор». Инженерный факультет я выбрал, потому что про кино вообще никто не думал. Я хотел быть архитектором, а мне говорили, что я карандаш в руках держать не умею, какой из меня архитектор. Сказали, что нужно попробовать пойти в строительный — я попробовал, поступил. Не очень.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1672,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":836,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Как развивалась твоя карьера в коммерческом продакшене?

Мне там довольно быстро надоело — я все делал руками, и это занимало очень много времени. Я ушел делать сериалы. Там я столкнулся с другой проблемой — сериалы были говно, но всем было на это наплевать. Тогда я и начал на фрилансе делать рекламу, клипы, очень плотно подружился с Hype Production (продакшен Ильи Стюарта. — Esquire). В один момент мне позвонил мой товарищ и предложил смонтировать кино. Говорит: «В Калининград поехали». Я спрашиваю: «А что за кино?» Он говорит: «Ну, там режиссер Серебренников». Я ответил, что подумаю. Рассказал вечером жене, что меня зовут на кино, Серебренников какой-то. Она такая: «Ты идиот? Соглашайся, я тебе потом объясню, кто это». Так я и подписался, поехал, попал на первое кино. Уже потом я понял, что ходил на постановки Кирилла во МХАТ.


Я ушел делать сериалы. Там я столкнулся с другой проблемой — сериалы были говно, но всем было на это наплевать.

«Ученик» был твоим первым полнометражным фильмом? До этого ты никаких попыток попасть в кино не предпринимал?

У меня было документальное кино, была ассистентская работа на паре картин, но совсем техническая. А так да, первым опытом был «Ученик».

Мощный выход в индустрию. Как проходила работа? Ты присутствовал на площадке?

Я всегда присутствую на площадке. Только парочку последних картин я сделал, не присутствуя. Когда снимали «Ученика», я со всей группой поехал в Калининград. Мы довольно быстро собрали фильм. «Рыба» (черновик монтажа. — Esquire) была готова уже на площадке.

Вы прямо в процессе собирали первый драфт?

Да-да. Мы так всегда стараемся делать.

Чтобы сразу доснять какие-то вещи, которых не хватает, на твой взгляд?

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":1564,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":782,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Да. Очень редко бывает такое, что несколько съемочных дней подряд проходят в разных локациях. Обычно это несколько дней в одном и том же павильоне, и ты всегда можешь предложить что-то переснять или доснять.

Это стандартная история, что режиссер монтажа присутствует на площадке, или все работают по-разному?

Как раз сейчас это стало самой стандартной практикой. Но сейчас я не уверен, что это нужно. Я даже, наверное, могу сейчас сказать, что это минус.

Рассказал вечером жене, что меня зовут на кино, Серебренников какой-то. Она такая: «Ты идиот? Соглашайся, я тебе потом объясню, кто это».

Почему?

Потому что ты привязываешься к материалу и событиям, которые происходят вокруг. А когда ты получаешь материал с нуля, то более беспристрастно к нему относишься.

Имеешь в виду, что на площадке у тебя появляется эмоциональная связь со съемочным процессом, правильно?

Да. На фильмах с Кириллом, например, я хочу присутствовать на площадке, потому что там есть чему поучиться. И потому что там очень классно налажен диалог с режиссером. В «Майоре Громе» я работал полфильма под Питером как режиссер сплинтер-юнита (часть съемок, во время которой параллельно с основной группой снимают другие сцены. — Esquire), а потом уехал на площадку «Петровых в гриппе». На неделе я занимался этим проектом, а по выходным фигачил «Майора Грома». Это был ад на земле: два фильма, оба очень разные, и оба хотелось сделать круто. Так что это была не лучшая моя авантюра. В какой-то момент я передал «Майора Грома» Саше Пузыреву (второй режиссер монтажа на картине. — Esquire). Такая работа на двоих. Это был, кстати, первый для меня опыт парной работы.

Я могу понять, как кто-то подхватывает художественную, режиссерскую задумку, а как можно подхватить задумку монтажа? Учитывая, что он собирается руками.

Смотри, я же смонтировал уже какую-то версию. Ты собираешь ее, а потом передаешь другому человеку, и он свежим взглядом передает те нюансы, которые ты уже не видишь. Плюс Саша хорошо чувствует коммерческое кино, а я больше все-таки по русскому артхаусу.


У тебя классная подборка работ в портфолио. После «Ученика» ты работал с Серебренниковым над фильмом «Лето», и там помимо монтажа было довольно много графики. Можешь рассказать, как проходила эта часть работы? Вы работали с командой художников?

С нами работал Дима Булгаков — поразительный, классный, невероятно талантливый парень, художник, который рисовал эту анимацию. Я ее потом комментировал, что-то мы вместе придумывали, но по большей части это, конечно, его работа и идеи Кирилла. Потом все это еще раз обсуждалось с режиссером: он что-то предлагал, с чем-то соглашался, что-то отменял, но в фильме «Лето» я еще как бы супервайзил всю графику.

Это тоже было для тебя первым таким опытом или ты сталкивался с графикой в клипах?

Первый. В детстве, еще когда папа был жив, я что-то делал в фотошопе, так что базово понимал, как работает графика. А тут мне дали возможность говорить: «Нет, это не то, переделайте». И я с удовольствием этим воспользовался.


Из того, что ты говоришь, я делаю вывод, что у тебя очень яркие предпочтения в стилистике кино. Насколько ты привносишь свой артхаусный взгляд в финальный результат? Ведь у режиссера могут быть другие взгляды.


Сначала я стараюсь сделать что-то свое, а потом вступаю в диалог с режиссером. В итоге получается нечто среднее. Меня еще за это не увольняли, хотя была одна странная история. Это дебют одного режиссера — я из него смонтировал нечто более-менее смотрибельное, фильмом даже заинтересовались какие-то платформы, но режиссеру это крайне не понравилось. Он отдал картину другому человеку, и тот сделал иначе. В этом фильме меня даже в титрах не будет.

У тебя есть любимые фильмы, которые с точки зрения монтажа, на твой взгляд, сделаны безупречно?

Мне дико нравится «Одержимость» (фильм Дэмьена Шазелла. — Esquire), полный метр. Концовка — это восторг. Если бы это кино снималось в России, фильм бы закончился не ударом барабанной палочки, а реакций, аплодисментами. Но этот фильм заканчивается так, как он должен заканчиваться. Главный герой сыграл свою партию — и все, точка, остальное не интересно. Это очень круто. Еще ранний Гай Ричи многое мне дал.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1672,"y":0,"z":0,"opacity":0.3,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":836,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Какие твои личные качества помогают и мешают тебе в профессии?

Мешают, наверное, лень и стеснительность, а помогают усидчивость и постоянное желание что-то делать и создавать. Я очень люблю работу.

Монтаж — это же действительно ручная и очень кропотливая работа. Тебе ни разу не хотелось кинуть комп в стену и сказать: «Всё»?

Мне постоянно хочется. Кинуть комп в стену, разбить клавиатуру. Но я понимаю, что это надо доделать и все. И вперед.

Если работа требует такой кропотливости и усидчивости, правильно ли будет сказать, что монтажеры — довольно занудные люди?

Да. И я занудный тоже. Хотя, с другой стороны, я очень люблю бары и барную культуру. Иногда разбавляю свою жизнь такими барными развлечениями.



А что еще ты любишь делать для себя? Не как Юра-монтажер, а просто как Юра.

Недавно у меня появился ребенок, поэтому не знаю, что я вообще делаю просто как Юра. Мечтаю с женой сгонять в Питер, чтобы поспать. Раньше я любил ходить, гулять подолгу. Были попытки даже спортом позаниматься. Сейчас с друзьями встречаемся, обсуждаем кино, какие-то идеи, ходим по барам. Но смотреть кино очень люблю и до сих пор смотрю, каждый вечер стараюсь хотя бы один фильм посмотреть.

Ты когда-нибудь думал о том, чтобы прийти в режиссеры из режиссеров монтажа?

Да я постоянно об этом думаю, я хотел бы. Мы с Трофимом (режиссером «Майора Грома». — Esquire) часто вместе что-то придумываем: он приходит ко мне с идеей, мы сидим у меня на кухне, докручиваем. Он дал мне на «Майоре Громе» несколько сценок снять — это был такой страх и трепет, дрожь в коленках. И это было классно. Я сейчас не могу ничего написать, потому что очень много работаю, беру много фрилансов. За них хорошо платят.


Насколько остро стоит вопрос денег у работников монтажа в кино?

Я в принципе о них никогда не думал, мне всегда хватало, все было классно. Из-за пандемии и поездки в Штаты все мои фонды чуть-чуть исчерпались.

В рекламе денег все-таки существенно больше, чем в полном метре?

Ну да. По крайней мере, на том уровне рекламы, на котором я работаю, их больше.

А насколько премия «Ника» (за монтаж «Лета». — Esquire) повысила твою стоимость как монтажера?

Да не особо сильно. Просто теперь мне реже говорят «нет».


Когда картина уже готова и вышла, от чего зависит, доволен ли ты своей работой?

Я смотрю, нравится мне кино или нет.

Как зритель смотришь?

Да. Либо на премьере, либо на каком-то предпоказе.

Но ведь финальный результат — это не только твоя работа. Фильм не всегда получается таким, каким ты его изначально смонтировал.


Да, все именно так.

Тогда как понять, доволен ты своей работой или нет?

Я не знаю. Когда ты полгода делаешь что-то, ты по-любому в конце доволен. Потом уже смотришь и думаешь, получилось у тебя или нет. Например, я монтировал фильм «Трезвый водитель». И я несказанно рад, что довел его до конца. Мне было интересно его обсудить, хотя от самого фильма я не в восторге. Там есть пара сцен, которые, как мне кажется, я хорошо смонтировал, но фильм-то не очень, и я не знаю, как сказать, доволен я своей работой или нет.


Если все работает в совокупности, то класс. Если это не работает, то надо разобраться почему. И когда ты пересматриваешь свои работы через год-два, ты всегда находишь, что еще нужно было доделать.


Режиссер Кирилл Кулагин оператор АРТЕМ Замашной Редактор Настя Полетаева

Бренд-директор Анастасия Подольская Бренд-менеджер Наталья Зарипова Продюсер Таня Кобец

Ассистент продюсера Анастасия Лисица Стиль Эльмира Тулебаева АССИСТЕНТ СТИЛИСТА АЛЕКСАНДРА СКОПИНА


Макияж и прическа Фариза Ассистент визажиста Ира Грачёва Механик камеры Михаил Моисеев, Игорь Караваев

Долли Баховец Юрий, Берляев Михаил Фокуспулер Светлана Гладилович Звук Артём Панфилов, Семён Дягтерев


ГАФФЕР ЕВГЕНИЙ БАРАНОВ Осветители Сергей Андросов, Андрей Биба Бекстейдж Ксения Турчинская, Лазарь Медведев

Фотограф Яна Давыдова Ассистент фотографа Александр Лосевский Синхронизация материала Михаил Рыцарев

Монтаж Кирилл Кулагин, Игорь Цветков Цвет Дмитрий Литвинов (jojo talent agency)

Сведение звука Семён Дягтерев Дизайн титров Анна Елфимова ДИЗАЙН И ВЕРСТКА АННА СБИТНЕВА

МУЗЫКА THE SOUL SURFERS, YOJO

На Юрие:

Пальто Uma Wang; сорочка, брюки и сабо, все Bottega Veneta

Свитер RAF Simons; брюки и сабо, все Bottega Veneta


{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}