T

Слушать кино

Слушать кино

От Саймона и Гарфанкела до Эминема: культовые саундтреки в голливудском кино

В рамках совместного проекта со Spotify «Слушать кино» Esquire попросил кинокритика Ярослава Забалуева вспомнить культовую музыку, дополняющую киноязык, раскрывающую то, что не может передать ни пленка, ни объектив камеры, и объяснить, почему известные фильмы получились бы совсем другими, не звучи в них The Cure или Эминем.

Andrew Cooper / Miramax

Не секрет, что музыкальное сопровождение в кино — это отнюдь не блажь новейшего времени, а один из первоэлементов важнейшего из искусств. В эпоху немого кино именно усилия тапера сообщали происходящему на экране дополнительное напряжение и эмоциональные оттенки. Музыка помогала услышать то, чего не могла передать пленка, и дань тем первым саундтрекам маститые музыканты отдают до сих пор — достаточно вспомнить живой саундтрек «Броненосца «Потемкина» от Pet Shop Boys. Проще говоря, история киномузыки — материал для монографии, а то и для энциклопедии. Тем не менее мы решили взять на себя смелость наметить основные линии, по которым создавались музыкальные решения фильмов за последние полвека с небольшим. Для того чтобы движение развития было нагляднее, речь в этот раз пойдет преимущественно об американском кино.

«Выпускник» (1967)

Классический фильм Майка Николса на момент создания был рискованным предприятием, но в итоге прославил его автора, а также исполнителя главной роли Дастина Хоффмана и прекрасно смотрится и сегодня — в эпоху хипстерских ромкомов, которые во многом предвосхитил. Музыка к «Выпускнику» была издана отдельным альбомом, авторами которого значился дуэт Пола Саймона и Арта Гарфанкела. Именно здесь впервые прозвучала, например, каноническая песня Mrs. Robinson (названная по имени соблазняющей героя женщины). Ну а использование великой Sound of Silence стало самостоятельным шедевром, на который в кино ссылаются до сих пор — вспомним, например, «Хранителей» Зака Снайдера.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/4Y6Y51075ZorxVXgeFikcZ" width="416" height="660" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Lawrence Truman Productions

«Космическая одиссея 2001 года» (1968)

«Сияние» (1980)

Стэнли Кубрик по сей день остается одним из самых смелых и загадочных режиссеров в истории. В его фильмах музыка не просто играет важнейшую роль, но становится как бы еще одним персонажем, причиняющим зрителю дискомфорт и провоцирующим на неудобные мысли. На протяжении своей карьеры Кубрик неизменно скрупулезно подбирал саундтреки, порой отказываясь от заказанной музыки. Так случилось и с «Космической одиссеей»: специально написанную музыку Алекса Норта Кубрик в итоге заменил Штраусом, Хачатуряном и Лигетти. Музыка последнего звучит и в другом шедевре Кубрика — «Сиянии», где произведения венгерского авангардиста соседствуют с записями Кшиштофа Пендерецкого. Именно контраст между фантастическими и мистическими событиями и строгим симфоническим саундтреком создает напряжение и ощущение загадки, заставляющие зрителей по сей день настороженно всматриваться в происходящее на экране.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/5WOiFEeUn53gBnIo10OYXp" width="418" height="520" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Stanley Kubrick Productions

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/6gA5KKFCG8c6H5GcFONZwi" width="416" height="660" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Hawk Films Ltd.

«Буч Кэссиди и Сандэнс Кид» (1969)

Вестерн о дружбе двух легендарных бандитов впервые предъявил миру дуэт Роберта Редфорда и Пола Ньюмана, а также — уже позднее — подарил название основанному Редфордом независимому кинофестивалю «Сандэнс». Кроме того, фильм Джорджа Роя Хилла — ярчайшее доказательство того, как музыка способна в корне менять настроение картины. Саундтреком «Бутч Кэссиди» обязан без скидок великому эстрадному композитору Берту Бакараку, который начинал карьеру в качестве аккомпаниатора Марлен Дитрих. Для фильма Хилла он сочинил прежде всего терпкую балладу Raindrops Keep Falling on My Head, лучезарный тон которой сопровождает сцену гибели главных героев, одновременно превращая ее в их финальный поклон. Повторить этот прием в полной мере удалось разве что Джеймсу Кэмерону и Селин Дион в «Титанике».

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/4bWx4TgTzAkE22SBjH9AGT" width="418" height="660" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Campanile Productions Inc.

«Крестный отец» (1972) // «Амаркорд» (1973)

Великий Нино Рота подарил свою музыку большей части фильмов Федерико Феллини, и эти произведения — золотой фонд киномузыки, безусловный ее канон. Соленое море в ней смешивается с горькими слезами, в потоках которых играет вечное итальянское солнце. И нет ничего удивительного в том, что Фрэнсис Форд Коппола позвал именно Рота для оформления «Крестного отца» — главного на тот момент фильма об итальянцах в Америке. Именно музыка сообщает происходящему на экране подлинный итальянский колорит и темперамент.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/2eKes7vk9T8db8PMhY0ngi" width="416" height="660" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Alfran Productions

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/6OeChQ1Mo9fFrcIu2pMmGy" width="418" height="561" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

F.C. Produzioni

«Плетеный человек» (1973)

Классический фолк-хоррор Робина Харди — предмет абсолютного культа, влияние которого можно легко усмотреть, скажем, в недавних «Солнцестоянии» или сериале «Третий день». Важнейшей составляющей гипнотической атмосферы фильма стал саундтрек, сочиненный композитором Полом Джованни на основе традиционной народной музыки. В итоге диск, записанный Джованни со специально собранной группой Magnet, стал самостоятельным произведением искусства. В фильме о языческой коммуне, приносящей в жертву полицейского христианина, народные мелодии, сыгранные с помощью традиционных инструментов, нагоняют настоящей первобытной жути. Почувствовать ее, впрочем, можно и без видеоряда.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/1RUdPupinRPXOvnCtDdwGI" width="416" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

British Lion Film Corporation

«Апокалипсис сегодня» (1979)

Шедевр, на котором надорвался Фрэнсис Форд Коппола, — пример невероятно изобретательного использования музыки. Режиссер крайне свободно обращается не только с нарративом, но и с музыкальным сопровождением фильма. Вертолеты под «Полет валькирий» и «The End» The Doors использованы здесь так, что представить какой-то другой видеоряд к этим композициям уже невозможно. Фильму же, основанному на «Сердце тьмы» Джозефа Конрада, музыка сообщает не просто эпический размах, но и физически ощутимое дыхание вечности, выводящее «Апокалипсис сегодня» далеко за пределы «фильма о Вьетнаме».

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/6yKZHf8D8BOAfnYBWBgII5" width="418" height="564" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

American Zoetrope

«Счастливого Рождества, мистер Лоуренс» (1983)

Причудливая киновстреча Востока и Запада, осуществленная на военном материале, конечно, никак не могла обойтись без соответствующего музыкального сопровождения — особенно учитывая, что главные роли в фильме сыграли Дэвид Боуи и великий композитор Рюичи Сакамото. Тем удивительнее, что Нагиса Осима сумел обойтись без очевидных решений. Боуи в фильме всего лишь (блестящий) исполнитель главной роли. Сакамото, в свою очередь, не только великолепно справился с ролью жестокого капитана Ёнои, но и оформил звуковую дорожку. Вокальный трек в ней всего один, и выбор вокалиста тоже одновременно логичен и парадоксален. Песню Forbidden Colours исполняет Дэвид Сильвиан — вокалист группы Japan, который своим нежным баритоном придал жестокой истории дополнительное чувственное измерение.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/6vgg2wM8goGFwWEUTo8R2t" width="417" height="500" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Antares-Nova

«Криминальное чтиво» (1994)

«Убить Билла» (2003)

Нет никаких сомнений в том, что Квентин Тарантино не просто великий режиссер, но и один из самых тонких и глубоких знатоков кинематографа в принципе. Именно поэтому музыке в его картинах всегда уделяется особое место, а ее подбор оживляет собранное из любимых режиссером штампов и цитат действие. Самыми яркими в этом смысле стали, пожалуй, саундтреки к «Криминальному чтиву» и «Убить Билла». По ним отлично видно, как ретроман Тарантино заставляет зрителя раскачиваться на волнах эмоций. Просто послушайте, как ловко в серф-роковый драйв «Чтива» вмонтирована Girl, You’ve Been A Woman Soon Нила Даймонда в исполнении Urge Overkill. Или как вдохновленный Эннио Морриконе саундтрек «Убить Билла» организован при участии Риззы из Wu-Tang Clan. Эта музыка и сама по себе звучит как полноценный аудиофильм и является абсолютным эталоном киномузыкального искусства.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/7o6uBdYLvf5advrWx48Xoy" width="418" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

A Band Apart

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/6VUYYbBUbRDyWMszBZZ8yP" width="416" height="558" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

A Band Apart

«Ворон» (1994)

Сюжет о возвращающемся с того света рокере-мстителе родился у комиксиста Джеймса О’Барра после трагической гибели возлюбленной. Графический роман «Ворон» предварялся цитатой из песни The Cure «The Hanging Garden», а дальше шли отсылки к творчеству Joy Division. Иными словами, содержание саундтрека к экранизации комикса было предрешено уже автором первоисточника. В итоге музыка к фильму стала одним из безусловных готических шедевров девяностых, а The Cure даже сочинили для пластинки новую песню The Burn. Что же до Joy Division, то кавер на The Dead Souls был создан Nine Inch Nails, о кинокарьере которых мы дальше поговорим значительно подробнее.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/3y7Mwv7UqhABQqsGlzSL6n" width="418" height="542" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Crowvision Inc.

«На игле» (1996)

Нет никаких сомнений, что фильм Дэнни Бойла о буднях эдинбургских наркоманов был бы совершенно иным, если бы не выдающийся подбор музыки. Сегодня кажется, что именно рваным ритмом закадровой пульсации продиктован и бешеный монтаж, и изломанная пластика главных героев, и цвета их психоделических видений. Классические Lust for Life Игги Попа и Perfect Day Лу Рида обрели здесь новую жизнь (первая песня получила еще одну инкарнацию уже в сиквеле благодаря ремиксу The Prodigy). Но главным треком, конечно, стал «Born Slippy» Underworld, благодаря которому (вкупе с монологом «выбери жизнь») частная провинциальная история обрела поистине эпические масштабы и культовый статус.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/6S6UlelyDrnurrMqNtNGy2" width="417" height="500" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Channel Four Films

«Умница Уилл Хантинг» (1997)

Основным композитором оскароносной элегии Гаса Ван Сента стал Дэнни Эльфман, однако фильм был бы совершенно иным без другого музыканта — трагического барда Эллиотта Смита. Сочиненная Мэттом Дэймоном и Беном Аффлеком история об аутсайдерах требовала соответствующего музыкального обрамления. И щемящие песни Смита служат необходимым контрапунктом к в целом довольно духоподъемному сюжету.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/78n0Y7NKfoQJbI8D80v2os" width="419" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Be Gentlemen Limited Partnership

«Шоссе в никуда» (1997)

Дэвид Линч всегда сторонился мейнстрима в традиционном понимании — тем удивительнее выбор музыкантов, озвучивших его фрейдистский шедевр. Очевидно, что популярная (пусть и тяжелая) музыка в девяностых была достаточно странной для Линча, а потому, помимо традиционного сотрудничества с великим Анджело Бадаламенти, Дэвид призвал в соратники еще и молодого Трента Резнора. На подписанной им музыкальной дорожке фильма значатся Дэвид Боуи, Rammstein и Мэрилин Мэнсон, а ведомые Резнором Nine Inch Nails расщедрились на макабрический шедевр Perfect Drug. Благодаря этой музыке психоаналитическая фантасмагория Линча приобрела легкую усваиваемость. Просмотр фильма до сих пор напоминает путешествие в разум психопата, поданное с легкостью аттракциона вроде американских горок.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/77PY9VYriArqduEpkD2Ues" width="416" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Asymmetrical Productions

«Гуммо» (1997)

Сделав себе имя на сценарии фильма «Детки», сценарист-вундеркинд Хармони Корин не утратил, а лишь взвинтил уровень радикализма в своем режиссерском дебюте. Фильм, представляющий собой жуткие сценки из жизни обитателей маленького городка в Огайо, сделан совершенно реалистично и именно поэтому дарит зрителю ощущение неторопливого сошествия в человеческий ад. Не уступает экранной жути и саундтрек, для которого Корин смешал дикий коктейль, состоящий в основном из экстремального металла — Burzum, Eyehategod, Sleep и др. До него такая музыка могла звучать разве что в любительском андерграундном кино.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/2bALcHLOtZmK3n8HcFOmsA" width="418" height="565" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Crowvision Inc.

«8 миля» (2002)

В фильме, основанном на биографии сыгравшего главную роль Эминема, речь вроде бы не шла о том, кто будет отвечать за саундтрек. Однако вряд ли кто-то ожидал, что Маршалл Мэтерс не просто окажется отличным актером, но и выдаст отличные треки, один из которых — Lose Yourself — станет мгновенной классикой и получит «Оскар». Сконцетрировав всю свою энергию и талант, Эминем создал песню, которая фактически задает тон всему фильму, превращая его из городского романса в шедевр об уличном рэп-гении, не мыслящем себя без музыки.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/481Cwgl0ST0PknmPC0PH8r" width="416" height="563" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Imagine Entertainment

«Девушка с татуировкой дракона» (2011)

В новом тысячелетии Трент Резнор излечился от опасных привычек, стал счастливым мужем и отцом и даже распустил на какое-то время Nine Inch Nails. Одной из косвенных причин стало сотрудничество с Дэвидом Финчером, продолжающееся до сих пор. Отсутствие необходимости подгонять идеи под формат рок-песни привело Резнора к созданию великолепных и пугающих звуковых ландшафтов, которые придали инфернальное измерение голливудской версии популярного шведского детектива. Помимо занимающего три диска инструментального саундтрека (нашлось место и техно, и почти что неоклассике), Трент оформил старт и финиш каверами на «Immigrant Song» Led Zeppelin и «Is Your Love Strong Enough» Roxy Music.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/1xQIUflGgH0m0UwXuQzETs" width="420" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Columbia Pictures

«Черная Пантера» (2018)

Хип-хоп-ренессанс середины 2010-х никак не мог не найти отражения в кинематографе, и здесь впереди планеты всей оказался Marvel. Пока прочие пытались сыграть на ностальгических чувствах с бестолковыми байопиками о Тупаке и Бигги Смоллсе, выход «Черной Пантеры» был обставлен с поистине королевским размахом. Продюсером саундтрека был выбран Кендрик Ламар, который подтянул людей в диапазоне от Уикенда до джазового трио BadBadNotGood. Сам Кендрик снабдил музыкальную дорожку минимум двумя хитами: All the Stars и Pray for Me. Итог — абсолютный триумф популярного афроцентризма и две «Грэмми» (не считая прочих наград).

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/album/3pLdWdkj83EYfDN6H2N8MR" width="417" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Marvel Studios Inc.

«Король Стейтен-Айленда» (2020)

Несмотря на господство в современном кино помпезных оркестровок и прочей стоковой музыки, порой попадаются и шедевры с точки зрения использования песен. В фильме Джада Апатоу, основанном на биографии сыгравшего главную роль Пита Дэвидсона, звучит в основном хип-хоп в духе Кида Кадди. Однако эмоционального пика лента, снятая местами в почти документальной манере, достигает в сцене пирушки в баре, в ходе которой герой узнает подробности жизни отца-пожарного от его бывших коллег. Тут-то и приходит время песни The Wallflowers «One Headlight» — хита середины девяностых, под который в свое время рожала жена самого режиссера. Выходит, что, несмотря на перенасыщенность информационного поля, музыка в кино и сегодня может аккумулировать эмоции и ничуть не утратила своих чудесных свойств. Дело лишь в мастерстве подбора саундтрека.

<iframe src="https://open.spotify.com/embed/playlist/1JDqGneoj3YwaNGb7tL4AA" width="420" height="560" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe>

Apatow Productions

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}