На самом деле не вполне очевидно, так ли уж сильно «Круэлла» похожа на «Джокера». Есть ощущение, что похожий вайб у ее промокампании: снова аутло в большом городе наперекор всему миру и себе самому, разве что в данном случае себе самой. Опять же, и там и там виднеется хитрая эксплуатация имеющейся в наличии интеллектуальной собственности: что Джокеру, что Круэлле де Виль не выделяли отдельного фильма. В обоих случаях персонажей изрядно переосмыслили: героя Хоакина Феникса приписали к маргиналии, Круэллу тоже — и еще объяснили, что ее мерзкий характер закалился в борьбе с истеблишментом. Круэллу, оказывается, изначально звали Эстелла: следует продолжительное интро из ее детства, где девочка видит, как злобная и влиятельная Баронесса (Эмма Томпсон) сбрасывает со скалы ее маму, натравив дрессированных далматинцев. Девочка вырастает на улице в немного сумасшедшую аферистку и вынашивает стильный план мести.

Но если начистоту, «Круэллу» начали разрабатывать аж в 2011 году, а «Джокера» — только в 2016-м. Так что скорее заметен общеголливудский тренд: теперь продюсерам более интересны антигерои, трикстеры и злодеи, как минимум — импозантные в своем злодействе. Воистину безгеройное время настало.

Walt Disney Pictures

Что касается «Круэллы»: рассказывать о ней оказалось заметно скучнее, чем о «Джокере». И дело ровно в Disney, корпорации зла, которая вроде бы лучше всех на свете умеет чувствовать, чего хочет зритель. Креативные силы Disney решают стоящую перед ними творческую задачу с нахрапистостью грузчиков, отгружая внутрь фильма как можно больше того, что, по идее, должно понравиться людям. Красивые костюмы? Нарядим в «Круэлле» каждого персонажа, даже третьестепенного, так, словно он — протагонист неосуществленного проекта Тима Бёртона. Музыка? Завалим саундтрек лицензированными песнями Bee Gees, Queen, Тины Тёрнер, заодно наймем Florence + The Machine, чтобы написали песню про Круэллу для титров. В этом как будто слишком много стараний: художественную задачу не получится решить количественно — только качественно.

А вот есть ли в «Круэлле» хоть что-то качественно свое? Кажется, нет. Само по себе это не стыдно — в искусстве (что в моде, что в кино) ничто не считается воровством, любые копирования списываются на уважительную вдохновенность. Вроде бы нужно иметь хоть какую-то совесть, но Disney как раз любят за предсказуемый уровень качества, и бессовестность творческих методов на пути к этому уровню никого не волнует. Продюсеры собирают в один фильм все, что блеснуло. Сама Круэлла — грандиозный оммаж Вивьен Вествуд, «бабушке панка». В свою очередь, образ ее заклятого врага, Баронессы, почти целиком позаимствован из фильма «Дьявол носит Prada», скопирован с персонажа Мерил Стрип и лишь незначительно задекорирован под стиль новой картины. А значит, героиня Эммы Томпсон подозрительно смахивает на великую и ужасную Анну Винтур в удивительном несуществующем фильме «Анна Винтур меняет профессию» — ведь тут она модельер, а не главред глянца.

Walt Disney Pictures

Еще здесь модный нынче стиль лишенных узнаваемости десятилетий второй половины XX века (шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые — здесь все в кучу). Ярко выраженный панк, прилизанный, впрочем, под семейную аудиторию; кроме того, они наняли в меру интересного режиссера Крейга Гиллеспи («Тоня против всех»), а на главные роли — любимицу зрителей Эмму Стоун и титулованную британку Эмму Томпсон. Играть обеим особо нечего: да, все неожиданно увидели, что Томпсон выглядит убедительнее Стоун, но с ее опытом это немудрено. Важнее, что они отчаянно, как в последний раз, лицедействуют, в смысле, адски переигрывают.

Хотя это концептуально связано с общей задумкой: здесь вам не «Джокер», дискуссионный, спорный, главное — имеющий отношение к дню сегодняшнему, это был почти остросоциальный манифест. «Круэлла» в процессе разворачивания сюжета обобщается в сказку, притчу без морали и предпосылки. Это действительно фильм о том, как в некоем готичном мире, отдаленно похожем на наш, во вневременном Лондоне, одна хитроумная девушка, которая очень экстравагантно одевалась и выросла при этом на улице (как правдоподобно), решила отомстить главному фэшн-мастодонту страны, потому что та убила ее мать. И в целом больше никакого подсмысла в «Круэлле» не найти. Ни один персонаж здесь не походит на настоящего человека — лишь типовые контурно очерченные образы, очертания которых нам подозрительно знакомы по миллиону других фильмов до этого.

И все эти «но» парадоксальным образом не делают фильм хуже. Не сказать, что «Круэлла» блещет новаторством или оригинальностью, но эту картину делают детали — как точно подобранные аксессуары делают любой хороший лук.

Пол Уолтер Хаузер,

Например, здесь снялся упоительный Пол Уолтер Хаузер, который как раз прославился гениальным вторым планом в «Тоне против всех», а после подтвердил уровень характерного актерского мастерства главной ролью в клинт-иствудском фильме «Дело Ричарда Джуэлла». Даже очевидная халтура вроде второстепенного комедийного приспешника Круэллы — для него повод что-то показать. Со своими подтяжками он превращается в персонажа трагичного, как будто немного циркового — грустного паяца. Кажется, перед нами фигура с потенциалом покойного Филипа Сеймура Хоффмана. Оммаж Вивьен Вествуд тоже получился неожиданно убедительным. Пусть она сама когда-то переупаковала в глянец на потребу толпе беснующуюся панк-сцену, сегодня не грех воздать должное ее эклектичному стилю.

Музыка — любимая, костюмы — красивые, кино — длинновато, но терпимо. Короче, это Disney как он есть. И совсем другой вопрос, необходим ли был еще один дорогой фильм, неловко претендующий на звание арт-мейнстрима, но не соответствующий ему, где вместо героя и злодея — героиня и злодейка? Может, и нет. Но хотя бы спасибо за то, что теперь Круэлла де Виль не убивает собак ради того, чтобы пошить шубу из их шкур (этот мотив из сюжета аккуратно убрали вовсе), — такого мы бы Disney точно никогда не простили.