Джеймс Бонд (пока еще Дэниел Крейг) отошел от дел и пытается построить отношения с психотерапевтом Мадлен Суонн (Леа Сейду) — но ту смущает призрак бывшей подружки Веспер Линд. Так что добросовестный Бонд отправляется на кладбище к первой любви, чтобы расставить все точки над прошлым, — но попадает в водоворот новых приключений. К примеру, у организации «Спектр», которая и сама не прочь поработить мир, появился опасный враг Люцифер Софин (Рами Малек, в этот раз похожий не на Фредди Меркьюри, а на Майкла Джексона, уж простите) — печальный мститель и большой специалист по ядам. А планете в этот раз угрожает продвинутая версия «Новичка» — смертельная отрава, носителями которой могут быть все, но жертвами становятся только те, кого захочет убить Софин. Чтобы ликвидировать цель, достаточно получить образец ее ДНК. Но в перспективе оружие может уничтожать и династии, и нации, и расы. Британцам из MI6, придумавшим этот яд, очень стыдно — поэтому они в срочном порядке повышают пенсионный возраст для Бонда. А по возвращении в контору он узнает, что его номер 007 теперь присвоен другому агенту (Лашана Линч) — темнокожей девушке, которая и стреляет, и шутит так же метко, как наш герой.

MGM/Entertainment Pictures/Legion Media


Новый «Бонд» идет 163 минуты и напоминает милого сердцу друга, который слегка засиделся в гостях и решил вспомнить все — вообще все. Последние пятнадцать лет у франшизы был определенный этикет, и даже неудачные «Квант милосердия» и «Спектр» старались его не нарушать. При Крейге Бонд стал человеком из плоти и крови, на котором рвались дорогие костюмы и даже оставались небольшие ссадины от падений с небоскребов. Его не всегда красивое, но всегда мужественное лицо выражало тот самый «британский стоицизм», образцом которого Бонда так удачно назвала М (Джуди Денч). Это лицо мялось, не высыпалось, боролось с похмельем и прятало сомнения и прочие признаки внутренней жизни. Но эта человеческая хрупкость все равно читалась в глазах, которые то ли из-за линз, то ли из-за источников света превращали Крейга в хищного зверя. Его Бонд излучал одновременно и опасность, и надежность, но не был машиной для убийств и анекдотов. Как не был он и рекламным носителем — хоть пиво «Хайнекен» и вложило около $45 миллионов в один только «Скайфолл».


А еще неповерхностный центральный герой призывал к какой-никакой дисциплине и злодеев, и «девушек Бонда». Первые — особенно персонаж Хавьера Бардема — перестали быть опереточными. Вторые больше не соглашались размениваться на интрижки и начали рассказывать собственные истории. Съемка экшен-сцен стала «грязной», как в фильмах о Джейсоне Борне. А неизбежные сценарные глупости вроде хакерских взломов и испытания новых гаджетов принялись прикрывать приятные второстепенные герои в исполнении Бена Уишоу, Наоми Харрис, Джеффри Райта и Рэйфа Файнса. При этом наибольших успехов добивались фильмы, подчеркивавшие человечность Бонда. Например, «Казино «Рояль», где он влюбился и не смог защитить Веспер Линд. Или «Скайфолл», где Бонд и М оказались в ненастный вечер в доме детства шпиона в Шотландии — и разыграли настоящую «Бурю».

MGM/Entertainment Pictures/Legion Media


Фильм «Не время умирать», снятый Кэри Фукунагой («Настоящий детектив») и написанный им же вместе с Фиби Уоллер-Бридж («Дрянь» и «Убивая Еву»), увы, пытается проститься сразу с двумя эпохами — бондианой Крейга и маскулинной бондианой вообще. Из-за этого в сценарии то и дело возникают проблемы. История то умеренно реалистичная и драматичная, то глянцевая и бестолковая, как во времена Пирса Броснана. Фильм методично насмехается над сексизмом и мачизмом классической бондианы, но гораздо остроумнее эту тему закрыл еще Мартин Кэмпбел в 2006 году — когда в начале «Казино «Рояль» заставил Крейга выходить в плавках из воды (раньше это делали «девушки Бонда»), в середине — сидеть голышом на стуле и терпеть удары по яйцам, а в финале — по‑щенячьи влюбиться.


Выставка гаджетов, которую то серьезно, то иронично устраивает «Не время умирать», тоже больше не производит особого впечатления: бондиану целых пятнадцать лет превращали в историю про людей не для того, чтобы в итоге захламить вещами. Экшен-сцен очень много, но почти ничего по‑настоящему выразительного (как в той серии «Настоящего детектива») в них нет. Да и не могло быть: чтобы сегодня удивить зрителя блокбастеров, нужно повернуть время вспять и снять «Довод».

MGM/Entertainment Pictures/Legion Media


Но при этом фильм отлично работает, когда отвлекается от большой игры и присматривается к своим героям. Из Рами Малека вышел запоминающийся злодей с застывшей гримасой боли: всем его планетарным козням веришь, потому что сценаристы позволили ему рассказать историю своей семьи. Актриса Ана де Армас появится в кадре настоящей вспышкой. Сперва ее героиня будет подыгрывать самым банальным ожиданиям зрителей (да, это очередная красивая стажерка, млеющая перед Бондом), но потом даст прикурить даже тем, кто за спорт и не курит. У персонажа Лашаны Линч много колких шуток и большое будущее во франшизе. У героя Бена Уишоу — затейливая личная жизнь. Персонаж Джеффри Райта позволит раскрыться одиночке Бонду еще и как верному другу. А актер Билли Магнуссен вновь обводит всех вокруг пальца — совсем как в «Маньяке» и «Ночной игре».


И совсем о претензиях к фильму забываешь в последние полчаса, когда «Не время умирать» вдруг спохватывается и решает с почестями проводить Дэниела Крейга. Если без спойлеров, то шпионский боевик в финале берет да и превращается в античную трагедию о проклятой богами семье. И о царе, который пережил свое царство. В роли героя, каких уже не будет, — Дэниел Крейг, который сумел уйти не хуже, чем Бельмондо в «Профессионале».