• Экшн года:

В «Джоне Уике 2» много изобретательных и зрелищных экшн-сцен: в музее, в метро, да почти везде. Но пробежку Киану Ривза по римским термам Каракаллы, где он умудряется убить несколько десятков человек из заботливо припрятанного заранее оружия, хочется пересматривать регулярно.

  • Конфуз года:

Киногод начался со стыдной путаницы на раздаче «Оскаров» за 2016-й. Вышедшие на сцену Уоррен Битти и Фэй Данауэй прочитали не ту карточку и вызвали на сцену съемочную группу фильма «Ла-Ла Ленд», чтобы вручить ей «Оскар» за лучшую картину года. Через несколько минут выяснилось, что награда досталась драме «Лунный свет»:

  • Смерть года:

«Логан: Росомаха». Сыграв в девяти фильмах (начиная с «Людей Икс» в 2000-м), любимый мутант умер в финале лучшего из них, успев сказать своей дочери Лоре: «Не будь тем, кем они тебя сделали», а она поправила крест на могиле, превратив его в букву «Х».

  • Лучшая и самая недооцененная актерская игра года:

«Сплит». Джеймс Макэвой блестяще сыграл 23 уживающиеся (или не очень) в одном теле личности, и его в конце года не номинируют ни на какие актерские награды. Нужно исправить эту несправедливость, пересмотрев этот фрагмент, где Барри превращается в Денниса на приеме у психоаналитика:

Что происходило с Джонни Деппом в 2018 году и почему его карьеру ждет ренессанс
Далее Что происходило с Джонни Деппом в 2018 году и почему его карьеру ждет ренессанс
«Дом, который построил Джек» оказался исповедью нежного сердца. Но публика встретила ее жестоко
Далее «Дом, который построил Джек» оказался исповедью нежного сердца. Но публика встретила ее жестоко

  • Ностальгическое омоложение года:

«Стражи Галактики 2». В самом начале фильма нам показали молодого Курта Расселла в 1980-м. В этом сезоне в Голливуде молодятся все — например, в «Пиратах Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» можно было любоваться скинувшим лет 25 Джонни Деппом в роли Джека Воробья.

  • Гипноз года:

«Прочь». Надо ли говорить, что мы эту сцену тоже, как и герой Дэниэла Калуи, смотрели словно под гипнозом — настолько она хорошо сделана?

  • Лучший урок игры на флейте:

«Чужой: Завет». Во время просмотра триллера Ридли Скотта зрители лучше всего реагировали не на распоясавшихся тварей, к которым давно привыкли, а к беседе робота Дэвида с роботом Уолтером (обоих играет Майкл Фассбендер), больше похожей на соблазнение самого себя: «Смотри на меня и следи за моими пальцами», — вкрадчиво говорит Дэвид, и зрителям становится неловко.

  • Рай на Земле года:

«Чудо-женщина». Фильм о главной супергероине оказался бы вполне обычным кинокомиксом, если бы не первые полчаса. Действие происходит на скрытом от людских глаз острове Темиссира, где живут похожие на супермоделей амазонки и больше никто. Хочется получше изучить греческие острова:

  • Злодей года

В наше время комиксовые злодеи уступают Джокеру Джека Николсона или Хита Леджера. Но Майклу Китону в роли Стервятника в «Человеке-пауке: Возвращении домой» веришь. Он как будто на последних президентских выборах голосовал за Трампа и зол не столько на весь мир, сколько на демократов, не заботящихся о правах белых трудяг среднего возраста:

  • Феминистское заявление года

«Взрывная блондинка». Оказавшись в машине с двумя врагами, Шарлиз Терон вспомнила, зачем дизайнеры делают красивые красные туфли на высоком тонком каблуке. Они как нельзя кстати, когда под рукой нет другого оружия:

  • Гонка года

«Малыш на драйве». Первая же сцена в фильме, задающая ему тон, показывает, насколько легко дается главному герою в исполнении Энсела Эльгорта его опасная работа — уводить подельников от полицейской погони:

  • Лучший разговор после секса

«Квадрат». В фильме-победителе Каннского кинофестиваля много потрясающих моментов — от первобытного перформанса русского художника на званом приеме до сцены секса главного героя Класа Банга с Элизабет Мосс, во время которого они любовно разглядывают люстры и прикроватные лампы. Но спор из-за только что использованного презерватива — это шедевр:

  • Лучшая метафора отношений

«мама!». Самую страшную сцену года снял Даррен Аронофски, сделавший фильм о том, как внешний мир с его ложными представлениями о добре и зле, политикой, религией и другими отчуждающими людей понятиями врывается в жизнь человека и калечит его отношения с близкими:

  • Секс-сцена года

«Бегущий по лезвию 2049». Лучшая секс-сцена года — о невозможности полноценной близости в мире реплик и суррогатов. Кей (Райан Гослинг) хочет заняться сексом со своей личной голограммой Джой (Ана де Армас), но по-настоящему может это сделать, только наняв проститутку, на которую Джой пробует себя «наложить»:

  • Танец года

«Зови меня своим именем». Возможно, вы скажете, что лучшая сцена в драме Луки Гуаданьино — та, где 17-летний Элио (Тимоти Шаламе) занимается сексом с персиком, но ее пока не выложили на Youtube. Но этот момент, где Арми Хаммер, подняв руки и подпевая, нелепо танцует в 1983-м под The Psychedelic Furs, стал вирусным еще до выхода фильма в прокат. Этот танец напоминает, насколько смешной нам сейчас кажется эпоха слишком коротких шорт и нью-вэйва. И еще о том, что влюбиться в человека, когда он смешно раскрепостился в танце — легче легкого: