Anthony Harvey / Getty Images

В прокат выходят «Приключения Паддингтона 2» — семейный фильм с живыми актерами и компьютерным медведем, за шутками и сказками которого скрывается большая и трагическая история о судьбе иммигрантов. По сравнению с первой частью сиквел стал динамичнее, остроумнее и актуальнее: в его сюжете угадываютcя отсылки и к проблеме беженцев, и к Brexit. Трогательные проделки неуклюжего, но добродушного медведя понравятся юным зрителям, а их политический подтекст озадачит родителей. Незадолго до премьеры Esquire созвонился с продюсером фильма Дэвидом Хейманом, который отправил в большое плавание «Гарри Поттера», «Гравитацию» и «Фантастических тварей», и разузнал у него, как лучше экранизировать детские книги.

Почему понадобилось почти шестьдесят лет на то, чтобы Майкл Бонд благословил кого-то сделать из «Приключений Паддингтона» кино?

(смеется) Знаете, понятия не имею! А поскольку Майкл умер в прошлом году, то и спросить некого. Но, я думаю, были самые разные причины. Во‑первых, книги о Паддингтоне очень короткие, так что продюсеры полнометражного кино, мне кажется, просто их избегали — ведь им бы пришлось писать биографию медвежонка заново, а это рискованная затея. А во-вторых, в Британии выходило несколько телесериалов, и они не то чтобы сильно отличились. И, в-третьих, всем гораздо интереснее иметь дело с интеллектуальной собственностью, которую потом можно будет продавать на каждом углу. Брендированный материал, понимаете? Не думаю, что это хорошее явление, но так уж устроен кинобизнес: вот выходит какой-нибудь «Гарри Поттер» или «Властелин колец», а через неделю где-то уже есть соответствующий набор Lego или тематическая модификация для игры Minecraft. Все ищут перспективную интеллектуальную собственность, понимаете? А «Паддингтона», по иронии судьбы, отвергли все киностудии на свете. В какой-то момент он оказался у Warner Bros., но мне понадобилось целых восемь лет, чтобы найти место для этого проекта.

Дело в том, что Warner Bros выставила «Паддингтона» на торги (Дэвид использует термин turnaround — так в кинематографе называют сделки, когда одна кинокомпания, покрыв убытки другой компании от разработки проекта, может перекупить права на него. — Esquire). Я воспользовался этой возможностью, и мы начали обивать пороги всех студий: «Приютите Паддингтона!». Но отказались все, за исключением StudioCanal. Они не только согласились взять «Паддингтона», но и дождались, когда я разделаюсь со всеми делами и смогу приступить проекту. Вот такая вот история о долгом возвращении домой. Так что не знаю, почему все заняло столько времени. Знаю только, что я очень благодарен судьбе за то, что в итоге все случилось. Быть частью «Паддингтона» — большая удача.

Но вы ведь встречались с Бондом. Как вы вели переговоры, что это была за встреча?

Ну, я знал его агента, так что сперва у нас была очень долгая беседа с ним. А Майкл, как мне кажется, посмотрел «Гарри Поттера» и поверил, что я могу быть тем, кто позаботится и о спецэффектах, и о соответствии фильма книге. Когда ты продюсируешь экранизацию, очень важно, чтобы писатель понял: кино — это совершенно другой медиум, и дословного перевода не выйдет. В случае с «Паддингтоном» нам бы просто не хватило исходного материала для того, чтобы выстроить ровное повествование. Поэтому Майклу нужен был кто-то, кто сможет импровизировать, но при этом уловит ту интонацию, которая и сделала «Приключения Паддингтона» международным феноменом. Тогда я познакомил Бонда с режиссером и сценаристом Полом Кингом, и Майкл окончательно убедился: за фильм взялся очень преданный фанат. Пол знает о Паддингтоне гораздо больше, чем я. Мне кажется, Майкл увидел в нем идеального кандидата.

Почти все ваши работы несут в себе заряд Cool Britannia. «Гарри Поттер», «Фантастические твари», «Паддингтон». Можете объяснить читателям из другой страны, почему «Паддингтон» — это очень английская история?

Ух ты, знаете, забавно, что вы говорите об этом. Когда мы запускали «Гарри Поттера», очень многие настаивали на том, чтобы перенести действие в Америку. А я убеждал их, что в этом нет смысла. Потому что те культурные, моральные и этические качества персонажей, которые кто-то может назвать «британскими», на самом деле понятны людям и в России, и в Израиле, и в Америке, и в Китае, и Южной Корее — да и в Северной тоже! И страхи у нас всех тоже общие: Гарри Поттер аутсайдер, Паддингтон аутсайдер, я аутсайдер. Мы все себя так ощущаем — кто реже, кто чаще. А Паддингтон еще и универсальная ролевая модель — добрый, честный, порядочный, старомодный в своей обходительности, внимательный к людям. Такие герои делают наш мир лучше. Мы все хотим быть такими или хотя бы окружить себя людьми вроде Паддингтона. И у Великобритании, конечно, нет никакой монополии на такие типажи, просто старомодные манеры Паддингтона, его учтивость и вежливость ассоциируются у зрителей с чем-то английским. Не уверен, что сейчас мы сохранили все это — по крайней мере, в том объеме, который вы себе можете навоображать (смеется). Но кое-что все-таки осталось. Я думаю, на поддержание этой иллюзии работают декорации, которые мы выбрали — Лондонский глаз, здание парламента, собор Святого Петра, небоскреб Шард. Это культовые сооружения, они транслируют четкий сигнал. Что до семьи, в которую попадает Паддингтон, то она слишком эксцентрична, чтобы быть настоящей. Но она помогает герою адаптироваться к новому миру, который его ждет. Конечно, этот мир очень далек от того Лондона, в котором мы на самом деле живем, — но почему бы не помечтать?

Кадр из фильма «Приключения Паддингтона 2»

Герои «Приключений Паддингтона 2» находят в магазине книжку-раскладушку и тут же пускаются в приключение. В вашей жизни были книги, которые заставляли вас сорваться с места?

Первое, что приходит на ум, — это «Гарри Поттер», ведь по‑настоящему мое путешествие как продюсера началось с него. Я прочитал книгу и оказался в водовороте таких событий, которые иначе как фэнтези не назовешь, только вот происходили они по‑настоящему. Вообще, я тот еще книжный червь: мне повезло, что я могу много читать и называть это своей работой. Книги, живопись, музыка, театр, кино — слагаемые каждого из нас. Так что можете написать, что книги «Чарли и шоколадная фабрика» и «Гарри Поттер» изменили мою жизнь.

В каком-то смысле «Приключения Паддингтона 2» — это история об отношении к мигрантам: герой — чужак, но семья Браунов принимает его, как своего. Насколько важным для вас был именно этот аспект книги? Вы хотели, чтобы фильм отчасти был политическим заявлением, а его герои — поучительным примером?

Думаю, частично все это уже было заложено самим Майклом Бондом. Ведь события его первых рассказов разворачиваются в Британии сразу после Второй мировой, в Ноттинг-Хилле, где на тот момент образовалось большое сообщество индусов. И вот Майкл придумывает книгу о беженце из Перу, который приезжает в Лондон и находит здесь новый дом и новую семью. Но, мне кажется, для него была важна и другая идея: что кроме семьи, в которой ты родился, в твоей жизни обязательно будет еще одна семья — которую ты создашь сам.

Но да, для нас «Приключения Паддингтона» — это в каком-то смысле и политическая борьба. Но «политическая» с маленькой буквы «п». Прежде всего мы рассказываем человечную историю об аутсайдере, чужаке. Я бы не хотел, чтобы наш фильм воспринимался лишь как высказывание о текущих проблемах, ведь у него вечный сюжет. Так что да, это история о беженце, который сражается за право обрести новый дом. Но важно и то, как его ценности и намерения влияют на нас: ведь именно Паддингтон объединяет семью Браунов.

Кажется, в кино сейчас есть тренд — изображать детство как тяжелый период жизни, ставить под сомнение невинность детей. А «Приключения Паддингтона» совершенно другие — очень милые и наивные.

Ну, Паддингтон в своих приключениях тоже сталкивается с темными проявлениями человеческой натуры. Но мы старались придерживаться духа книг Майкла Бонда, а их фундаментальная добродетель — это невинность, вы правы.

Кадр из фильма «Приключения Паддингтона 2»

А есть какие-то недооцененные истории о детстве, которые вы бы хотели превратить в фильмы?

Вау, это большой вопрос. Ответ: я не знаю. Я большой фанат Роальда Даля (английский писатель, автор повести «Чарли и шоколадная фабрика. — Esquire), так что я был бы рад увидеть на экране любую его книгу. Сейчас мы работаем над мультфильмом, который называется «Воины». Знаете, сложно представить, что где-то есть детская книга с потенциалом для фильма, и ей до сих пор не заинтересовался ни один продюсер. Но если такая есть, я за нее возьмусь! Сейчас удивительное время: Джоан Роулинг и успех «Гарри Поттера» заново создали рынок для детской книги. И его заполнили удивительные люди, придумывающие истории, которые однажды станут классикой. А, ладно! Расскажу вам все как есть: я сейчас работаю над экранизацией сказки «Пеппи Длинный чулок». Думаю, из этого выйдет классный фильм. Или вот «Элоиза» американки Кей Томпсон — отличный материал. Так что нам повезло: под рукой есть и вечная классика, и новые интересные истории, о которых пока мало кто слышал.

Кстати, как вам удалось создать художественную обстановку, в которой Лондон выглядит и старомодным, и современным одновременно? В первых «Приключениях Паддингтона» герои, например, не пользовались мобильными телефонами, хоть и жили в столице продвинутого государства. В этой эклектике был свой шарм.

И в «Гарри Поттере», и в «Приключениях Паддингтона» мы стремились создать эстетику, которая будет неподвластна времени, которая однажды произведет впечатление и на тех зрителей, которые еще даже не родились. Поэтому мы пытались найти в окружении героев вещи, которые были придуманы 20, 30 или 100 лет назад, но до сих пор выглядят современными и интересными и останутся такими спустя годы. То же самое и с тем, как выглядят и одеваются сами персонажи — мы старались, чтобы их образы принадлежали к нескольким эпохам сразу. Главное — не гнаться за модой.

И последний вопрос: «Приключения Паддингтона» и «Гравитация» — кино буквально с разных планет, но вы взялись за оба проекта. Чем вы руководствуетесь при выборе?

Эти проекты возникли совершенно по‑разному. Идея превратить в фильм «Приключения Паддингтона» родилась у Рози Элисон, которая работала на меня много лет и стала исполнительным продюсером обеих частей. Я любил эти книги в детстве, а перечитав их, обнаружил, что они по‑прежнему забавные и вдохновляющие, и, что важнее, удивительно актуальные. К тому же, мне легко было соотнести себя с Паддингтоном. Он аутсайдер, а мне всегда были интересны именно такие герои. Так что мы вместе с Рози запустили этот проект с нуля, заполучив права на книги Майкла Бонда, обеспечив финансирование и наняв этого непомерно талантливого сценариста и режиссера Пола Кинга. А «Гравитацию» мне принес сам Альфонсо Куарон — с уже написанным сценарием и проработанной финансовой стороной. Дело в том, что мы с Альфонсо уже работали вместе над третьей частью «Гарри Поттера». Я сразу влюбился в сценарий и заразился желанием Куарона сделать зрелище, которого не было прежде, но больше всего я поверил в идею фильма. Ее можно сформулировать так: «Не живи прошлым. Не живи будущим. Живи настоящим». Куарон — один из величайших режиссеров наших дней, так что мне очень повезло поработать с ним. За такие возможности нужно хвататься сразу.

Так что критериев выбора фильма всего два: в нем должны быть история и персонажи, с которыми я чувствую близость, и над ним должны работать люди, которые могут меня вдохновить, подтолкнуть и растормошить. А еще это должны быть амбициозные проекты, потому что мне скучно жить без риска. Я лучше упаду без сил посреди марафона, чем вальяжно пробегу стометровку. Может быть, сегодня «Приключения Паддингтона» и «Гравитация» и кажутся кому-то очевидным выбором, но когда мы их запускали, в наши перспективы мало кто верил!