Последние несколько лет американская кинопремия все меньше напоминает творческий вечер известных синефилов, которые собрались, чтобы сфотографироваться в красивых нарядах и раздать призы тем, у кого лучше получилось кино. Все чаще со сцены звучат околополитические речи с призывами к борьбе с расизмом, гомофобией, сексизмом и несправедливостью вместо привычных «спасибо». Главную статуэтку года получает не лучший с точки зрения кинематографии фильм, а работа, которая заставляет аудиторию смотреть на болезненную, порой уродливую, картину современного мира, с которой через адскую боль борется главный герой, конечно, побеждая в конце.

Многие мои друзья-кинематографисты давно перестали следить за «Оскаром» из-за его излишней политизированности и трендо-ориентированности, которые отодвигают само кино на второй план. Задача киноискусства — не просто отзеркаливать реальность, как это гениально делает Андрей Звягинцев, а моделировать ее. Лауреаты «Оскара» за лучший фильм последних лет — например, скучнейший «В центре внимания» или непростой для просмотра «Лунный свет» — со второй функцией не справляются совсем.

Главная интрига года в Голливуде — кто же возьмет «Оскар» за лучший фильм в этот раз — разрешится уже 4 марта. Сейчас известные критики практически единогласно называют наиболее вероятным лауреатом «Форму воды» — мрачноватую сказку про человека-амфибию, — в связи с чем я пребываю в невероятной растерянности и даже некотором негодовании. Даже если высчитать математически, что возможно, то «Форма воды» на 5% (по расчетам аналитика Бена Заузмера) — обгоняет «Три билборда», который я считаю бескомпромиссным победителем.

Прогнозы складываются не из рецензий специалистов, а из комбинации исторических прецедентов и анализа других важных премий. Такого соревнования, как в этом году, мы не видели уже давно.

«Три билборда» взяли главную награду премии SAG (Премия гильдии киноактеров.— Esquire) за актерский ансамбль, тогда как «Форма воды» не была даже номинирована, а с 1995 («Храброе сердце») года ни один фильм не брал главную номинацию без этой награды. «Три билборда» также взял все главные призы на Золотом глобусе и премии BAFTA, хотя англичане ошибались последние три года с выбором лучшего фильма. На премии Гильдии продюсеров и режиссеров вперед вырвалась «Форма воды», собрав все лавры. Но главный красный флаг для «Билбордов» — это отсутствие номинации в категории «лучший режиссер». Только четырем фильмам за всю историю удавалось взять главный «Оскар» без номинации режиссера — «Крылья» (1927), «Гранд-отель» (1932), «Шофер мисс Дейзи» (1989) и «Операция «Арго» (2012), хотя последние несколько лет дистанция между этими категориями увеличивается, и Академия может нас удивить.

Лично для меня выбор очевиден. Гильермо дель Торо превосходно умеет создавать фантастические миры и чудищ. На творческом вечере, где он рассказывал о процессе создания «Формы воды», режиссер произвел на меня впечатление настоящего восторженного ребенка, который с детским удовольствием и смаком живет в реальности, которую сам же формирует. Это вызывает огромное уважение. Мне сложно представить, как трудно это должно быть, учитывая современные реалии, и это мало кому удается, тем более так искусно. Но кроме умиления «Форма воды» не вызвала у меня ни одного чувства; если честно, я с трудом досидела до конца.

Зато на «Трех билбордах» слезы катились без моего ведома почти все два часа. Давно не припомню, чтобы фильм оставлял двухдневное послевкусие.

Режиссеру и сценаристу Мартину Макдонаху удалось сделать невозможное — создать гиперреальных персонажей, показать настоящих людей со всем их дерьмом и крайне редкими моментами просветления, при этом заставляя им сопереживать.

Фильм затрагивает невероятное количество остросоциальных тем — расизм, гомофобию, насилие, произвол полиции, отношения в семье — и при этом виртуозно включает комедию там, где это, казалось бы, невозможно. В «Билбордах» идеально все — от великолепной Фрэнсис Макдорманд, которая играет настолько легко, будто даже не стараясь и совершенно не боясь потерять любовь аудитории, проявляя грубость и даже жесткость в своей неравной борьбе за справедливость (что редкость для женского персонажа), до трогательных деталей — например, книжки Фланнери О’Коннор «Хорошего человека найти нелегко», которую читает рекламный агент, или песни Abba «Chiquitita», которую слушает персонаж Cэма Рокуэлла.

Такой уровень реалистичности и драматургии, на мой взгляд, не может проиграть даже такому технически выверенному, визуально безупречному и ностальгическому фильму как «Форма воды». Гильермо дель Торо утверждает, что эта история метафорически показывает, как в Америке относятся к нелегальным иммигрантам, хотя готова поспорить, что не все провели такую параллель.

Фрэнсис Макдорманд

По многим статистическим параметрам, ситуация с 13 номинациями «Формы воды» очень напоминает прошлогоднюю с историю с «Ла-Ла Лендом», в победе которого были уверены почти все, совершенно не предполагая, что фильм за 4 миллиона долларов с неизвестными афроамериканскими актерами может выиграть «Оскар» («Лунный свет». — Esquire), и у «Трех билбордов» все-таки есть шанс на победу, вопреки плохим прогнозам.

В этот раз мне бы очень хотелось верить, что критики ошибаются, и мы наконец дошли до точки, когда главное кино года может говорить об очень важном, одновременно устанавливая новый уровень драматургии в целом. Но даже если «Билбордам» не дадут награду за лучший фильм, в одном я уверена точно: Фрэнсис Макдорманд и Сэм Рокуэлл без статуэток в этом году не останутся.

Сэм Рокуэлл и Фрэнсис Макдорманд