Сериал «Во все тяжкие» транслировался на канале AMC с 2008 по 2013 год. Это пять сезонов, 62 эпизода и десятки сцен, которые стали знаковыми.

Журнал Entertainment Weekly собрал актеров сериала на фотосессию, посвященную десятилетию шоу, а также расспросил героев «Во все тяжкие», какие сцены из сериала они могут назвать любимыми.

  • «Одна минута», третий сезон

AMC

Дин Норрис (Хэнк Шрейдер): Моя любимая сцена — когда мой герой сидит на кровати и просто общается со своей женой. Он думал, что вся его жизнь расшатывается и теряет почву. Больше всего у Тома Шнауза (сценарист «Во все тяжкие») мне нравится фраза: «Я просто не тот человек, которым, как мне казалось, я был». Даже сейчас у меня мурашки по коже, когда я просто вспоминаю об этом. Потому что для каждого человека найти в себе силы произнести эти слова — в этом есть надрыв. Эта сцена, когда он просто сидит на этой кровати и изливает душу жене, всегда будет занимать особое место в моем сердце. И то, как она посмотрела на него — она действительно любила его.

  • «Произнеси мое имя», пятый сезон

AMC

Джонатан Бэнкс (Майк Эрмантраут): Это была крайне эмоциональная сцена, хоть и короткая. Я сказал Джесси быть начеку и ушел. Я всегда говорил, что не был уверен в том, что он сможет спасти Джесси. Но он думал, что у него есть шанс начать новую жизнь. В отличие от Майка, я не могу описать уровень сочувствия и отвественности, которые он испытывал за Джесси, пока уходил.

  • «Лучше звоните Солу», третий сезон

AMC

Боб Оденкирк (Сол Гудман): Сценарий был чертовски хорошо написан. Мне понравилась первая сцена, в которой он представляется. Это не было похоже на то, что мне приходилось делать раньше… Боже. там есть на что посмотреть. Я не мог поверить в то, как много там Сола. Я был ошеломлен и встревожен моей собственной уверенностью, с которой я сыграл этого персонажа. Я имею ввиду, я даже не понимал. что я делаю. Я просто говорил, надеясь, что все получится, и более чем наполовину был уверен, что мне скажут «Иди домой. Мы собираемся нанять настоящего актера».

  • «Серое вещество», первый сезон

AMC

Бетси Брандт (Мари Шрейдер): Я видела прообраз будущих серий в том, как была сделана эта сцена. Она просто выкристаллизовывала каждого персонажа. Думаю, она показала мне характер Мэри. Он не простой, но и не плохой. У нее свои представления о правильном, и она считает, что это справедливо и для Уолта. «Не нам делать этот выбор, и даже если моя сестра будет злиться на меня, и никто со мной не согласится, и все будут думать, что я сумасшедшая, я буду на стороне этого парня», — считает она. Когда работаешь в кино или телевидении и снимаешься в сцене вроде этой, ты говоришь себе: «Чувак, сейчас произошло просто все». Когда каждый отметил все нужные детали и воссоздал то, что хотел видеть зритель. Это была настоящая магия.

  • «Канцелярский нож», четвертый сезон

AMC

Джанкарло Эспозито (Густаво Фринг): Актеру важно уметь выражать себя без слов, и в «Канцелярском ноже» я мне предоставили шанс сделать это. Почти десять минут я ничего не говорил. Я мог бы провести параллель с Гарольдом Пинтером (английский драматург), которого я люблю. Он оставлял в Punter pauses очень-очень длинные паузы, в которых никто ничего не говорит, а персонажи просто смотрят друг на друга на сцене или делают что-то, не требующее слов. Эта тишина говорит о многом.

  • «Жучок», четвертый сезон

AMC

Анна Ганн (Скайлер Уайт): Съемки сцены в налоговой службе — это было просто нечто. Скайлер выглядит так, словно не собирается вступать в игру, а потом говорит: «Хорошо, думаю, я должна сделать это». Это показывает, как далеко она зашла, и, думаю, это удивило ее саму. «Если я приму участие в этой игре, у меня может неплохо получиться» — это одна из самых моих любимых фраз, произнесенных Скайлер.

  • «Пятьдесят один», пятый сезон

AMC

Анна Ганн (Скайлер Уайт): И еще один, куда более драматичный момент с Уолтом. Блестяще написанная сцена. Каждый раз, когда я ее смотрела, она напоминала мне шахматы. «Если ты будешь играть, то я тоже», — говорит она, очень быстро все поняв. «Он всегда будет следовать за каждым моим шагом», — это все, что ей осталось сказать. «Я сделала все, что могла, чтобы сохранить безопасность детей, и теперь остается только ждать», — это ужасная-ужасная фраза, которая удивляет ее саму. Но это единственный выход, который ей удалось найти.

Эту сцену, которая длилась 6 минут, снимали целый день. «Изначально, она должна была быть статичной. Я должна была сидеть на кровати, а он стоять надо мной почти всю сцену. Это была метафора ловушки. Удивительная сцена», — добавила Ганн.

  • Пилотная серия, первый сезон

AMC

Эр-Джей Митт (Уолтер Уайт-младший): Я думаю, что это определенно был момент взросления, когда параллельные вселенные моей жизни и жизни Уолта пересеклись, чтобы сделать меня сильнее во всех смыслах. Я помню, мы отлично провели время, и это был хороший день. Вторая половина этой сцены была импровизацией. Всего пару предложений, но на съемках было очень мало таких моментов, и это был один из них.

  • «Выкуп», пятый сезон

Аарон Пол (Джесси Пинкмэн): Я думаю, что это действительно яркая сцена — когда Джесси держится за стакан воды, словно это мантия-невидимка. Он как бы прячется за ним, наблюдая, как этот брак просто разваливается на его глазах. Я видел эту сцену много раз, и каждый раз смеюсь из-за абсурдности происходящего.

  • «Мертвый груз», пятый сезон

Брайан Крэнстон (Уолтер Уайт): Это была фантастика! Я помню, как персонажи праздновали, пребывая в эйфории. И вот, мгновение спустя появляется этот парень на мотоцикле — невинная жизнь загублена. Джесси и Уолт пытаются понять: «О нет! Что же мы делаем?». Персонаж Джесси Племонса просто поднимает пистолет и стреляет. Это такой прекрасно построенный рассказ, в котором по ходу повествования задаются вопросы: «Окей, ты хочешь рискнуть вместе с Уолтером Уайтом? Хочешь отправиться в поездку на поезде с Джесси Пинкмэном?» Вот что тебя радует, зритель. Но теперь нужно столкнуться с последствиями бизнеса, который они создали. Вот что происходит, когда вы забываете, что есть мораль, а у каждого поступка есть последствия.