«Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» — это вторая часть вышедшего двумя годами ранее «Фантастические твари и где они обитают». И оба они — приквелы к «Гарри Поттеру», а более известную франшизу попробуй-ка поищи!

В отличие от «поттерианы», «Фантастические твари» — не экранизация литературной серии. Хотя в основе все-таки книжка — выпущенный в 2001 году с благотворительной целью «учебник» по магической зоологии из школьной программы Хогвартса (до этого он упоминался в книгах о Поттере). «Автор» — известнейший в волшебном мире специалист по уходу за магическими существами Ньют Саламандер, в свое время исключенный из Хогвартса из-за тех самых фантастических тварей, а точнее, одной из них, чуть было не убившей другого студента (хотя и тут не все так просто). Его история и стала основой для всего приквела. В «Фантастических тварях» Ньюта играет оскароносец Эдди Редмейн, по иронии когда-то заваливший прослушивание на роль Тома Реддла, то есть молодого Волан-де-Морта.

Итак, из чего же складывалась долгосрочная (считайте, длиной в два года) промо-кампания второй части приключений волшебника в галстуке-бабочке?

Обещание саги из пяти частей (октябрь 2016)

Warner Bros.

Вообще-то, «Фантастические твари» задумывались как трилогия. Еще в июле 2016-го режиссер Дэвид Йейтс (он достался новой серии в наследство от «Гарри Поттера» и в итоге снял уже два фильма) рассказывал, что Джоан Роулинг написала сценарий к сиквелу и занялась идеями для третьей части. А уже в октябре того же года выяснилось, что идей хватит на все пять. Скромным такой размах может считаться разве что по меркам «поттерианы», а так — нас ждет история длиной в десятилетие, увернуться от которой будет сложновато; проще уж пойти в кинотеатр и посмотреть.

«Аквамен»: как продюсеры продвигали фильм, чтобы мы пошли в кино
Далее «Аквамен»: как продюсеры продвигали фильм, чтобы мы пошли в кино
От «Сандэнса» и «Настоящего детектива» до бондианы: как Кэри Фукунага пришел к успеху
Далее От «Сандэнса» и «Настоящего детектива» до бондианы: как Кэри Фукунага пришел к успеху

Война Роулинг с Трампом (перманентная)

Getty Images

Роулинг в принципе не назовешь политически-пассивной. Она и словом, и фунтом поддерживает Лейбористскую партию Великобритании, участвовала в референдум о независимости Шотландии и даже перевела миллион фунтов стерлингов кампании Better Together, выступавшей против отделения. Четырнадцать с половиной миллионов твиттер-фолловеров с завидной регулярно читают мнение Джо по тому или иному вопросу, будь то «брекзит» или бойкот Израиля.

Но особенно много энергии писательница инвестирует в свою вражду с нынешним президентом США. Она то придумывает уничижительные подписи к фотографиям Трампа, то высмеивает его безграмотность. И пусть даже политик не ввязывается в дискуссию, каждый адресованный ему твит все равно становится инфоповодом. Не говоря уже о том, что в твиттере писательница ловко миксует политическую повестку с промо собственных проектов.

Кастинг на роль молодого Дамблдора (12 апреля 2017)

Warner Bros.

На роль не то чтобы юного, но все-таки молодого (ему на тот момент было не меньше сорока пяти) Альбуса Дамблдора — пока не директора, а всего лишь преподавателя Хогвартса — рассматривались и Кристиан Бейл, и Бенедикт Камбербэтч, и Джаред Харрис, чей отец Ричард Харрис играл седовласого волшебника в первых двух частях «поттерианы». В итоге роль отошла Джуду Лоу, чья карьера сейчас на пике (в декабре в прокат выходит «Голос люкс», а уже в конце февраля состоится премьера «Капитана Марвел»).

Скандалы (январь 2018)

Еще в 2007-м году, узнав от самой Роулинг о гомосексуальности Дамблдора, фанаты понадеялись, что хотя бы в экранных приквелах величайшего волшебника покажут открытым геем. И страшно разочаровались, когда создатели фильма рассказали, что «ничего такого» не будет. Виной всему — бокс-офис: чтобы не потерять китайский, российский и некоторые другие важные рынки, пришлось избегать в сюжете тех вещей, которые могут обернуться баном. Помните, как у нас чуть не запретили к показу «Красавицу и чудовище» из-за пятисекундной сцены мужского вальса? То-то и оно.

А вот обвиненный в домашнем насилии Джонни Депп, после первого фильма сохранивший за собой роль Гриндевальда, широкую публику, похоже, не смутит — ни по одну из сторон океана. Когда часть фанатов возмутилась таким кастингом, Роулинг лично вступилась за актера — написала на своем сайте что-то вроде открытого письма в поддержку принятого решения.

Comic Con (21 июля 2018)

Джонни Депп на Comic Con Getty Images
Джонни Депп на Comic Con

На горячо любимый фанатами фестиваль Comic Con команда «Фантастических тварей» привезла не только новый трейлер: посреди панели в зале погас свет, а затем откуда ни возьмись появился не заявленный в программе Джонни Депп. Или, правильнее будет сказать, Геллерт Гриндевальд: грим, костюм, пропагандистский монолог — все было при нем и, надо сказать, неплохо раззадорило публику. Как и костюм розового грибочка из игры про Марио, надетый безо всякого веского повода Эзрой Миллером.

Эзра Миллер на Comic Con Fotobank / Getty Images
Эзра Миллер на Comic Con

Нагайна в трейлере (25 сентября 2018)

Warner Bros.

Продюсеры строго-настрого запретили актрисе Клаудии Ким раскрывать имя своего персонажа, хотя она появилась еще на первом групповом промо-снимке картины, опубликованном в ноябре прошлого года. Тайное стало явным только в сентябре, после премьеры очередного трейлера: оказалось, что кореянка играет ни много ни мало Нагайну — гигантскую змею Волдеморта, которую тот считал своей ближайшей помощницей. Все дело в том, что Нагайна — маледиктус: так в мире, придуманном Джоан Роулинг, называют женщин, из-за проклятия крови превращающихся в животных.

К слову, реакция на «сюрприз» не была однозначной. Пока одни радовались, что в сюжете появилась азиатка, другие, напротив, усиленно возмущались: Нагайне же в итоге предстоит стать «питомцем белого мужчины»! Пытаясь отстоять решение взять на роль Ким, Джоан решила сослаться на то, что змееподобные существа Наги — представители индонезийской мифологии, а в Индонезии живут сотни этнических групп. Увы, писательница ошиблась, на что ей не преминули указать твиттер-фолловеры: слово «Нага» родом из Индии, это санскрит.

Споры по поводу кастинга не утихают по сей день, а внезапно обросшая драмой судьба Нагайны стала еще одним веским поводом пойти в кино.

Зои Кравиц на обложках журналов (осень 2018)

Несмотря на то, что главная женская партия в фильме принадлежит Кэтрин Уотерстон (она играет американку Тину, будущую жену Ньюта), больше всего «глянцевого» внимания по случаю выхода фильма получила Зои Кравиц — исполнительница роли Леты Лестрейндж, волшебницы из древнего рода Лестрейнджей, к которой Саламандр питает очень теплые чувства. Возможно, на пользу пошла звездная фамилия: все-таки дети знаменитостей — даже взрослые и самостоятельные — извечный лакомый кусочек для прессы (хотя и Уотерстон — не из простых: ее отец — известный актер Сэм Уотерстон, мама — модель Линн Луиза Вудрафф, чьи фото украшали страницы Vogue). Или контракт с Saint Laurent. Как бы то ни было, девушка вихрем прошлась по журнальным обложкам, зацепив и Harper’s Bazaar, и Elle. Хотя больше всего внимания, разумеется, получила съемка для Rolling Stone: Кравиц в ней повторяет фото собственной мамы, которая обнажилась перед камерой 30 лет назад.

Эзра Миллер на обложках GQ Style и The Hollywood Reporter (ноябрь 2018)

  • GQ Style
  • GQ Style

Несколько почетных фотосессий перепало и Эзре Миллеру. Понять, почему глянец воспылал любовью к этому парню, несложно: идентифицирующий себя как квир, актер совершенно не боится экспериментов, а это ли не мечта для фотографов и стилистов? Для GQ Style Миллер, например, запросто примерил женскую одежду и макияж — никакой проблемы в том, чтобы выглядеть женственно, он не видит. «Меня устраивают любые местоимения», — пояснил в интервью изданию исполнитель роли Криденса Бэрбоуна.

Фотосессия для The Hollywood Reporter, включившего актера в свой традиционный список Next Gen — нового поколения «голливудцев», получилась не такой эксцентричной, зато Эзра позирует на снимках с собственной козой — да-да, все правильно: Миллер и его семья обитают на ферме в Вермонте. Побывав там, автор THR Татьяна Сигел в тексте резюмировала, что после такого визита недолго решить, что никакого Эзры Миллера в принципе не существует: очень уж этот молодой фермер не похож на звезду, получающую миллионные чеки за роли в больших франшизах (помимо «Фантастических тварей», он связан еще с «Лигой справедливости», где сыграл Флэша). Что может быть интереснее, чем такая нетипичная звезда? Счастье, что с Криденсом не распрощались в первой части (хотя именно так мог решить невнимательный зритель!).

Парижская премьера (8 ноября 2018)

Эзра Миллер Getty Images
Эзра Миллер

Если герои «Гарри Поттера» были фактически прикованы к Великобритании, то персонажи новой франшизы получили куда больше свободы: новый фильм — новая локация. В первой части Ньют Саламандер прибыл с полным магических существ волшебным чемоданчиком в Нью-Йорк — и премьеру закономерно устроили в манхэттенском Alice Tully Hall. А вот события сиквела разворачиваются уже на фоне Парижа, о чем ненавязчиво намекала устроенная именно в там премьера.

На красной дорожке доминировали черный цвет и французские марки: Saint Laurent на Зои Кравиц и Клаудии Ким, Lanvin на Элисон Судол, Dior на супруге Эдди Редмейна Ханне Бэгшоу. Но больше всех отличился, конечно, Эзра Миллер: в черном пуховике-рясе из коллаборации Moncler и Пьерпаоло Пиччоли, креативного директор Valentino, он превратился не то в очень модного дементора, не то в демона-обскура, которого как раз и играет в ленте. Фотографии Миллера в считанные секунды превратились в мем — и вот уже о премьере говорит весь мир.

Лондонская премьера (13 ноября 2018)

Эзра Миллер в Givenchy Couture Getty Images
Эзра Миллер в Givenchy Couture

Париж Парижем, но вселенная Гарри Поттера родом все же из Великобритании, так что несмотря на официальную иерархию премьер, самой яркой все же была лондонская. Во‑первых, на ней снова отличился Эзра Миллер (таблоиды уже просят Джоан Роулинг написать сценарий фильма, все роли в котором исполнит он — все равно остальные актеры на его фоне теряются). Он пришел в костюме совы Букли из, ни много ни мало, кутюрной коллекции Givenchy, которую креативный директор французского дома посвятила отцу-основателю (марки и современной моды) Юберу Де Живанши. Эзра выглядел не то как сова, не то как ангел — дополнительных смыслов добавляли и надписи «Авада Кедавра» на его ладонях, которые, с одной стороны, напрямую указывают на принадлежность актера ко вселенной Гарри Поттера, но с другой, напоминают религиозные символы — Миллер держал ладони поднятыми вверх, как Иисус на иконах. Непонятно только, почему никто из актеров оригинальной саги и саги-приквела раньше не прибегал к таким явным аллюзиям на сюжет, придуманный Роулинг: да, это в лоб, зато фанаты «поттерианы» по всему миру бьются в радостной истерике. Прокомментировал Эзра свой выбор коротко: выложил фото в инстаграм с подписью «Авада Кедавра» (видимо, намекая на убийственный эффект образа).

Во-вторых, остальной актерский состав тоже постарался проявить патриотизм (и по отношению к саге, и по отношению к Великобритании). Ханна, супруга Эдди Редмейна, была в готическом платье самого мистического британского бренда Alexander McQueen, Клаудия Ким выбрала «змееподобное» платье Christian Siriano (привет Нагайне), на Элисон Судол было вполне подходящее беззаботному характеру ее персонажа платье Miu Miu, а Кэтрин Уотерстон, как и подобает ее персонажу-американке, была в желтом платье американцев The Row. Удивила только Зои Кравиц: вместо Saint Laurent, лицом которого она является, актриса выбрала ягодное платье Armani Prive.

Читайте также:

Полный гид по новым персонажам второй части «Фантастических тварей»

Эзра Миллер написал на ладонях «Авада Кедавра» и оделся в костюм совы Букли

Эзра Миллер пришел на премьеру «Фантастических тварей» в пуховике Moncler. Соцсети в восторге