Вы сказали, что Russian Film Week — самый большой кинофестиваль для англоязычной публики в мире. Это действительно так?

В Америке есть Недели российского кино, но они показывают меньше фильмов, меньше людей из индустрии приезжают туда. Но главное, если говорить о посещаемости, то мы можем, наверное, считаться и самым большим российским кинофестивалем за пределами страны — в прошлом году нас посетило почти 10 000 человек. Наш фестиваль очень демократичный, много чего можно посмотреть бесплатно.

Данила Козловский на Russian Film Week 2018 Ольга Котилевская
Данила Козловский на Russian Film Week 2018

Как вы, человек не из киноиндустрии, задумали делать Неделю российского кино в Лондоне и искали бюджеты на проект?

Не хочу рассказывать красивую историю. Все вышло чуть прозаичнее. Я занимался организацией мероприятий с 15 лет. Организовывал Russian Business Week. А после делал концерты для русских рокеров в Лондоне — в Royal Albert Hall и Hammersmith Apollo: «ДДТ», «Аквариум», Земфира. Помимо этого вместе с отцом мы коллекционируем искусство и устраивали выставки в нескольких странах. Я родился в Швеции и до 12 лет учился там, потом переехал в Лондон. Из местного университета меня выгнали за хакерство — я любил компьютеры, и распространял кино, включая фильмы категории 18+. Но мои приятели взломали систему, дали информацию в прессу, разразился картельный скандал в образовательной системе Великобритании.

Возникает мысль о порноконтенте.

Не буду распространяться на эту тему. Скажу только, что у меня была огромная база данных. Но я был несовершеннолетний. И свое наказание получил — меня выгнали из колледжа. После 17 лет я пошел учиться в Лондонскую школу экономики и начал там общественную деятельность, занялся Russian Business Week, где побывали все крупные российские и британские бизнесмены и политики. После проработал в банке, занялся IT-стартапами. Но параллельно всегда устраивал концерты, выставки, работая с кросс-культурным обменом России и Великобритании.

А что произошло три года назад, когда стартовала Russian Film Week?

Мне интересно было делать масштабные проекты — концерты и мероприятия, которые, правда, не связаны были напрямую с получением прибыли.

Наталья Водянова на Russian Film Week 2018 Ольга Котилевская
Наталья Водянова на Russian Film Week 2018

Каков процент британцев приходил на концерты Гребенщикова в Лондоне?

Мне кажется, 0,1 процента. Потому что мало кому интересно было слушать русскую музыку на русском языке. Но мне всегда хотелось расти, делать что-то большее, чем мероприятия для диаспоры. Был год кино в России. В Британии российские фильмы почти не показывали. Мне позвонили от российского посла в Британии, который меня долгое время знал. И мне предложили в рамках российско-британского сотрудничества провести смотр фильмов, разработать концепцию фестиваля. Я подумал, и понял, что и британскую публику к кино можно привлечь, выйдя на новый уровень. Я с 7 лет смотрю примерно по одному фильму в день, коллекционирую киноплакаты. «Мне интересно», — сказал я. В 2016 году мы провели первую Неделю российского кино, показали порядка 20 фильмов и организовали премию «Золотой единорог». Я подумал, чего не хватает российской киноиндустрии — международной оценки. Я объездил все фестивали в Америке. Понял, что самое важное — давать попкорн. Шучу. Я знал, как организовывать мероприятия в Лондоне и продвигать их. Этот опыт мне помог.

Зачем вам премия «Золотой единорог», помимо кинопоказов?

В России есть «Золотой орел», «Ника». Но это российский взгляд на русское кино — сами судят себя. А на международных фестивалях, куда попадает один-два российских фильма, русское кино соревнуется с корейским, китайским и другим. Но никогда международное жюри не оценивало только российские фильмы.

Статуэтки премии «Золотой единорог» Ольга Котилевская
Статуэтки премии «Золотой единорог»

А зачем британцам смотреть русское кино и оценивать его?

В Англии общество мультикультурное. И здесь всегда были люди, интересующиеся русской культурой. Таких в Британии примерно 2 процента населения. С ними наравне есть китаефилы, африкофилы. Англичане открыты миру и интересуются тем, что происходит в мире. Около 8 процентов населения любят world cinema, не англоязычное кино. Мы и боремся за внимание 10 процентов населения. Остальные не воспринимают ни субтитры, ни дубляж. Так сложилось. Но мы привлекли Брайана Кокса, Ольгу Куриленко, британских издателей и журналистов в жюри. Российское кино хорошо известно.

Вы можете прогнозировать, что ваша платформа кинопоказов способна привлечь и большие международные имена?

Нам три года. И как стартап мы растем. В первый год мы произвели впечатление на Рэйфа Файнса, он стал нашим попечителем. Важно и то, что премия «Золотой единорог» собирает не только российские фильмы, но и фильмы о России, которые выходят за рубежом. Этим занимается российское жюри. Иностранным продюсерам тоже интересно знать, какие российские темы могут быть популярны и как их кино воспринимают в стране, где все говорят на русском — «Смерть Сталина», «Полина».

Ирина Старшенбаум на Russian Film Week 2018 Ольга Котилевская
Ирина Старшенбаум на Russian Film Week 2018

Какой фильм о России из снятых за последний год, ты мог бы посоветовать к просмотру?

В этом году кубинцы сняли прекрасный фильм «Серхио и Сергей» про кубинского и советского космонавта. Еще любопытный и своевременный фильм — «Война снайпера», документальная картина про Донбасс.

Столкнулись ли вы с какими бы то ни было проблемами, связанными с напряженной дипломатической обстановкой, сложившейся сейчас между Россией и Великобританией?

Я, можно сказать, был на хайпе по итогам прошлого года. Меня поддержали Британский киноинститут, British Council, Министерство иностранных дел. Сюда приехали первые лица российского кино от Звягинцева до Бондарчука. Все круто. А потом случаются Сирия, Солсбери. Неделю я сидел в полной депрессии и думал, что проект придется заморозить. Бизнес-партнеры и спонсоры работают по другим правилам, политическая обстановка для них важна. Мне пришлось рассказывать, почему важно работать «в долгую» и, несмотря на политическую обстановку, культурный мост нужно сохранять. Ситуация была тяжелой. Но мы поехали в Канны, сделали там павильон, рассказали о Russian Film Week и «Золотом единороге» и почему важен культурный обмен, даже во времена холодной войны — это было и при СССР: творческие индустрии жили, люди общались между собой. В политике все может резко поменяться, а культура живет всегда. Если мы закроем сейчас все культурные проекты, то восстанавливать эти связи, имидж будет очень тяжело. Родится поколение, которое будет думать, что по улицам в Москве ходят медведи. А это не так. Творческие люди, режиссеры создают международные проекты, мыслят широко и смело. И любопытство побеждает страх.

Ольга Куриленко на Russian Film Week 2018 Ольга Котилевская
Ольга Куриленко на Russian Film Week 2018