Каково было работать с Махершалой Али?

Знаете, можно работать с гениальными, талантливыми людьми, но это далеко не гарантия того, что рядом с ними приятно находиться. Это особенно ощутимо, когда работаешь так долго, как мы работали над этим сериалом: целых семь месяцев. Но Махершала — настоящий джентльмен, благодаря ему работа шла как по маслу.

Для меня важно то, кого из себя представляет режиссер и исполнитель главной роли. Они стоят во главе, они задают тон всему рабочему процессу. В итоге именно они помогали всем нам пройти даже через самые тяжелые моменты. Они работали усерднее, чем, может быть, даже требовалось. Я думаю, что все это говорит в пользу характера Али.

Насколько я знаю, Махершала рассматривал именно меня на эту роль, причем задолго до того, как я сама на нее подписалась. Все это, конечно, дало мне определенное чувство уверенности, которое и помогло справиться с этой ролью. И позвольте просто напомнить вам — ведь, по сути, это первая главная роль Али, по‑настоящему главная роль, причем в проекте, в сюжете которого нет «белого» спасителя, который приходит всем героям на выручку. Это его сезон, это его сериал — само осознание этого вдохновило меня как актрису.

А как у вас складывались отношения с вашим персонажем? Она сильная женщина, но при этом ей приходится сталкиваться с насилием. Да, это насилие… Я думаю, что она — дитя своего времени, 1980-х и 1990-х годов. Я бы не стала терпеть в браке то, что, например, моя мама смогла вынести, — просто в силу того того времени, в котором мы живем. Я думаю, что тогда существовал определенный статус кво: ожидалось, что женщины откажутся от своих личных амбиций в пользу семьи. И тут заслуга Ника Пиццолатто и его писательского таланта: он постарался раскрыть тему обессиливания мужчин, которое происходит с ними, когда женщины раскрывают свой потенциал. Я думаю, что это очень интересная перемена в обществе, свидетелями которой стали мы с вами. Чем больше проходит времени, тем больше и больше Амелия раскрывает свой потенциал. То, как это повлияло на мужчин в ее жизни, — одна из тех вещей, которые интересовали Ника в этом сезоне.

Она безумно сложный персонаж, ей удавалось лавировать между всеми предрассудками общества и брака, чтобы стать тем, кем она хотела быть. Она девочка из маленького городка, которая, вероятно, хочет быть с Уэйном — просто потому что он немного напоминает ей отца или дядю, но на самом деле, она может предложить миру гораздо больше, чем то, что ее семья навязала ей.

HBO

А вы испытываете что-то подобное? Да, в какой-то степени: я родилась в Лондоне, выходец из рабочего класса. У моей семьи было столько ожиданий, связанных с моим будущим! Все хотели, чтобы я преуспела, но никто не ожидал, что именно таким будет мой путь, по которому я иду порой вопреки законам индустрии и вопреки воспитанию, устоявшемуся стилю жизни, так что я понимаю своего персонажа.

Знаете, в свое время я недооценила Ника, и это было мне уроком. Я пришла на съемки, уверенная в том, что Ник пишет роли для мужчин, что на его съемочных площадках царит атмосфера токсичной маскулинности, но я не ожидала, что он способен так прописать аутентичных женских персонажей. Есть одна сцена в 1980-х, когда Амелия идет в полицейский участок и ей нужно раздобыть информацию. Она, не стесняясь, пользуется своей женской привлекательностью в этот момент, что, конечно, вызвало у меня негативную реакцию. Я не могла поверить, что она бы сделала что-то подобное — она интеллектуал, она писательница, она бы никогда на такое не пошла! Но потом я себя остановила и задумалась: это же 1980-е, время, когда женщин не осуждали за это, — и тут я поняла, насколько Ник меня опережает. Он не стал привносить реалии 2018 года во временные рамки 1980-х.

Вы — певица, Махершала — рэпер. Не музицировали вместе на съемках «Настоящего детектива»? Да, мы оба очень творческие люди — хотя я, честно говоря, даже не знала, что он читал рэп, но меня это не удивляет… [смеется. — Esquire]

Да, он целый альбом записал! Правда?! Уверена, что он очень хорош и в этом деле. Что до музыки — он попросил, чтобы я собрала для него плейлист, треки из которого напоминали бы ему обо мне. Если знать, где искать, вы все еще сможете его найти на Spotify. По сути, это список песен из 1980-х, которые напоминали мне об отношениях наших персонажей, а также композиции из 1990-х с самым разным посылом. Махершала сделал для меня то же самое. Так что мы слушали эту музыку перед началом съемочного дня, пока нам наносили грим. Все для того, чтобы войти в роль.

HBO

У ваших персонажей очень сложные отношения. А как вы объясните, почему они вместе, что они видят друг в друге? Это очень хороший вопрос, один из ключевых вопросов этого сезона «Настоящего детектива», возвращаться к которому мы будем снова и снова вплоть до самого конца. Думаю, они и сами не понимают, что однажды нашли в друг друге. Может, секрет в том деле, которое их сблизило — очень часто люди сходятся из-за общего дела или интереса, и им кажется, что этого будет достаточно, плюс ко всему, появляется эта биологическая / энергетическая / химическая — как хотите, так и называйте — связь, которая мотивирует людей инвестировать свое время и силы в эти отношения. А если на дворе 1982 год, вы женаты и у вас двое детей, развестись не так и просто.

Вы что-то извлекли для себя? Если вы были замужем или женаты, а потом развелись, вы не сможете перестать спрашивать себя, мог ли я сделать что-то иначе, могло ли что-то измениться. И, конечно, в этом плане сериал срезонировал со мной, позволил подумать, что бы я сделала иначе в своей личной жизни.

А как на вас повлияли съемки в Арканзасе? Да еще и на протяжении семи месяцев! Мне повезло, я часто ездила в Нью-Йорк к моей семье. Конечно, когда ты женщина и работаешь в этой индустрии, часто приходится отказываться от подобных съемок — провести семь месяцев вдали от семьи мало кто готов, но HBO потрясающие, так что позаботились о том, чтобы я появлялась и дома.

Что до Арканзаса [штат на Юге США, чье население, по большей части, исповедует протестанство и придерживается консервативных взглядов. — Esquire] — это было очень интересное время: каждый раз, когда я приезжала домой, в стране происходило то или иное событие, связанное с иммиграцией и иммиграционным законом, так что новости об этом постоянно обсуждали по телевизору. На тот момент я уже знала о политике в Арканзасе — насколько мрачной и спорной она была в последние несколько сотен лет. Я ощущала, что что-то происходит, и хотя мы снимались в Фейтевилл [либеральный город на Юге. — Esquire], стоило отъехать буквально на 15 миль в сторону, как в окнах домов можно было увидеть флаги конфедератов — поразительное противостояние между либералами и глубоко убежденными консерваторами. Помню, как-то меня забрал водитель из аэропорта Арканзаса, мы говорили три часа и ему было искренне интересно узнать мою позицию — он примерный мальчик с Юга, в прошлом, кажется, сержант полиции, но ему, как ни странно, было очень интересно поговорить с кем-то с другой стороны баррикад.

Мне было интересно посмотреть на это с точки зрения наших персонажей и их брака — потому что он, вполне возможно, был консерватором, а она, скорее всего, либералом. Моя героиня была активисткой, боролась против Вьетнамской войны, а он был солдатом. Она — интеллектуалка и читает книги, а он читает только комиксы Silver Surfer («Серебряный серфер»).

HBO

Ну да, он же говорит ей: «Не говори мне, что ты — демократ». Да! Интересно, а что это значило — быть демократом в 1980-х? Что значило «либерал»? Что значило «социалист» в 1980-х? Я думаю, что в те годы для консерваторов «демократ» было гораздо более «грязным» словом, чем даже сейчас.

А до того, как вы сами стали частью «Настоящего детектива», вы смотрели этот сериал? Да, первый сезон даже меня запутал, настолько он был новым и необычным. Мне он сначала даже не понравился, я просто я не могла его понять. Но после первого сезона появилось столько его имитаций и копий…

Что теперь это жанр сам по себе. Именно! И теперь я большой фанат.

Вы так долго и так много работали над этой ролью, трудно было попрощаться с этой ролью? Знаете, бывают такие роли, после которых хочется двигаться дальше — нам всем эта работа далась очень тяжело. Плюс, мы знали, насколько личная эта история для Ника. Но для меня очень важно увидеть, как этот сериал примут зрители — и мне очень интересно посмотреть на людей, когда они увидят восьмой эпизод! Мне кажется, что это потенциально эпичная серия, которая может стать классикой телевидения. Если, конечно, мы справились со своей работой как актеры.

Третий сезон «Настоящего детектива» доступен на онлайн-сервисе Amediateka.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Настоящий детектив»: Махершала Али — о разрыве контракта с Netflix и работе со сложными сценариями

Назад к истокам: третий сезон «Настоящего детектива» получился похожим на первый. Это и хорошо, и плохо