Вчера во всем мире (кроме России) стартовала финальная часть грандиозного киносериала о «Мстителях». Судя по первым отзывам, фильм удался — его хвалят даже те, кто не был замечен в любви к Marvel, так что остается единственный вопрос: сумеют ли новые «Мстители» побить рекорды по сборам или нет? У «Аватара» было $2,7 миллиарда, у «Титаника» — $2,18 миллиарда, у седьмых «Звездных войн. Пробуждение силы» и «Мстителей: Война бесконечности» — чуть больше $2 миллиардов. Судя по сборам за первый день в мировом прокате (фильм уже заработал $169 миллионов), «Финал» имеет все шансы на успех.

Legion Media

Сейчас про фильмы Marvel Studios и особенно их кассовые результаты пишут с пренебрежительной интонацией: мол, ведь это известные супергерои, а корпорация Disney — гигантская бездушная машина по зарабатыванию денег. Но все забыли, что в 2009 году, когда Disney объявили о покупке Marvel Studios за $4,24 миллиарда, на президента корпорации Боба Айгера показывали пальцем как на сумасшедшего. Все забыли, с чего начиналась история «Мстителей» и сколько сложностей пришлось преодолеть продюсеру и главе Marvel Studios Кевину Файги, чтобы мы с вами могли смотреть его фильмы.

В 2004 году Marvel Studios взяли кредит на десять лет у финансового гиганта Merril Lynch на производство собственных картин — до этого все фильмы о принадлежащих издательству супергероях производили сторонние студии по лицензии. Залогом стали права на героев Marvel: то есть в случае провала издательство Marvel оказалось бы на грани исчезновения. В 2007 году президентом Marvel Studios стал Кевин Файги — и он решил, что первым героем Marvel Cinematic Universe (MCU) станет не мелькавший прежде на экранах Железный человек. По слухам, писать сценарий к фильму отказались 30 авторов, прежде чем Файги удалось найти фильму сценаристов.

Legion Media

Потом были «Невероятный Халк», еще один «Железный человек», «Тор», и никто не понимал, зачем Marvel Studios тратят сотни миллионов на малоизвестных комиксовых героев, когда права на самого популярного персонажа, а также на игры, игрушки и одежду с его изображением — Человека-паука — принадлежали другой компании, Sony Pictures.

Когда Файги только начинал развивать вселенную Marvel, ему приходилось продираться сквозь бесконечные проблемы внутри компании: руководство настаивало на том, что начинать надо прямо со «Мстителей» — с огромного дорогого фильма. Нет, говорил Файги, зрителям надо сначала полюбить героев, узнать их, иначе вся затея провалится. Ну хорошо, говорили руководители, но тогда надо делать историю «Тора» похожей на «Властелина колец», а то чушь какая-то — средневековый герой в современной Америке! Нет, отвечал Файги, только так это и может работать. Ну, тогда Капитан Америка должен начинаться в наши дни — молодые зрители никогда не будут смотреть фильм про Вторую мировую. И опять Файги убеждал и переубеждал.

Бен Фритц в своей выдающейся книге The Big Picture: The Fight for the Future of Movies рассказывает прекрасную историю о том, как Sony в 1998 году завладела правами на Человека-паука. Он был самым популярным героем во вселенной Marvel, и купить его было для студии логичным шагом. Но неожиданно хозяева Marvel предложили студии купить права на всех героев вообще. За $25 миллионов. Руководители Sony, в первую очередь Эми Паскаль, над этим предложением даже не думали: зачем нам никому не известные герои? Нам нужен только Человек-паук. Отдельно за Паука просили $20 миллионов, но эта сумма Sony показалась слишком большой, и в результате договорились о том, что за каждый фильм про супергероя Sony будут отдавать $10 миллионов + 5% от прибыли.

«Никому не известные супергерои», как мы уже знаем, заработают в прокате $18,6 миллиарда. Бен Фритц делает из этой истории следующий вывод: «Это была ошибка всей жизни: если бы Sony заключили эту сделку, они бы стали несокрушимой силой, которой стал впоследствии Disney».

Но на самом деле ошибочно считать, что обладание правами на героев Marvel автоматически сделало бы Sony чемпионами и королями. Как показывает история, даже с одним Человеком-пауком студия справиться не смогла: фильмы зарабатывали все меньше и меньше, а третью часть трилогии Сэма Рейми с Тоби Магуайром в главной роли критики вовсе назвали одним из худших фильмов по комиксам. Перезапуск франшизы с Эндрю Гарфилдом провалился, и в результате героя пришлось отдавать (временно) Marvel. Когда творческий контроль получила команда Файги, «Паук» оказался невероятно успешным: фильм «Человек-паук: Возвращение домой» стоил дешевле предыдущих фильмов Sony (всего $175 миллионов), но собрал в мире $880 миллионов.

Да и вообще, права на героев Marvel в разное время были у самых разных компаний.

Legion Media

Например, в 2000 году правами на Дедпула, Человека-муравья и Черную Пантеру владела компания Artisan Entertainment. Они собирались делать из супергероев малобюджетные фильмы straight to DVD — то есть вообще без кинотеатрального проката. Сейчас, когда «Черная Пантера» обогнала по сборам в США «Титаник», это звучит, конечно, совершенно дико. Но у Artisan ничего не получилось, компанию продали, и права вернулись обратно Marvel. А «Железным человеком» владела студия New Line Cinema. У нее даже был сценарий, но в производство его не хотел запускать шеф студии Боб Шайе: «Я никогда не сделаю фильм, в котором Железный человек будет летать. Это же абсурд! Железо не может летать» (цитата по книге Бена Фритца). В результате сценарий пылился, пылился и не пригодился.

Legion Media

И только Кевин Файги придумал, как сделать из второстепенных героев комиксов прибыльную франшизу, которую любят миллионы поклонников по всему миру. Например, разрабатывая стратегию MCU, Файги первым делом провел фокус-группы среди… детей. Им показали изображения всех героев «первой волны» и спросили, с игрушкой какого из них им бы больше всего хотелось поиграть? Все, как один, назвали Железного человека. Почему Файги удалось то, что не удавалось вообще никому до него? Потому что он очень любил комиксы, он их все читал и понимал. Он не относился к своим фильмам как к продукту, а старался рассказывать истории — искренне и с любовью.

Так что кассовый триумф, который предстоит финалу «Мстителей», — это такой памятник таланту и упорству выдающегося продюсера, который не сдался, не послушал советов старших, а сделал то, что посчитал нужным. Сделал и победил.