Внимание! Как всегда, предупреждаем, что в этом материале много спойлеров к восьмому сезону «Игры престолов»! Если вы не смотрели последние серии, то вам лучше пропустить этот материал.

Разговор про четвертую серию хочется начать с нескольких общих соображений. Довольно часто в отзывах и разборах финального сезона преобладает разочарование: все заканчивается примерно так, как мы и предполагали, где же сюрпризы, где шокирующие сюжетные повороты? Разочарованные зрители обвиняют сценаристов в халтуре. А зря. На самом деле отсутствие непредсказуемых сюжетных поворотов — это признак мастерства, а уж никак не халтуры. Сценарное дело похоже на архитектуру: как архитекторы (или в данном случае архитектурное бюро — группа сценаристов, пишущих сериал), авторы «Игры престолов» отлично представляют, как должно выглядеть законченное здание. Где ему полагаются окна, где башенки, а где — колонны. Законченные восемь сезонов — это выстроенный собор, в котором каждый кирпич должен быть на месте, а сумма всех архитектурных элементов должна представлять стройную конструкцию. Собственно именно этим — построением собора — и занимаются шоураннеры «Игры престолов». В первых актах этой грандиозной драмы неожиданные сюжетные повороты были оправданны, но чем ближе к финалу, тем меньше пространства для маневра — потому что, как ни крути, собор должен закончиться крышей. В принципе, любая развязка всегда в значительной степени предсказуема, особенно у качественно придуманных историй.

HBO

Если мы с вами вспомним самые наглядные примеры неожиданных развязок — фильмы Дэвида Финчера «Семь» или «Бойцовский клуб», или фильм М. Найта Шьямалана «Шестое чувство», — то, как бы ни были неожиданны финальные повороты, они всегда проистекали из истории: по фильмам были аккуратно разбросаны подсказки, которые невнимательные зрители находили при повторном просмотре, а внимательные — по ходу просмотра. И неслучайно в каждой серии восьмого сезона мы видим прямые и косвенные отсылки к сезону первому: все, что происходило в сериале, вело нас к финальным эпизодам, и внимательные зрители, понимающие заданные авторами векторы развития героев, вполне могли догадаться, чем кончится дело. Не в деталях, конечно, но в общих чертах. Собственно эту мысль неоднократно вслух проговаривают герои, в том числе и в четвертой серии. Особенно ярко она звучит в разговоре Сансы и Пса: Пес напоминает Сансе, что, если бы она согласилась бежать с ним из Королевской Гавани, в ее жизни не было бы Мизинца и Рамси, на что Санса резонно замечает, что без этого опыта она бы так и осталась «маленькой птичкой».

HBO

Тема предназначения в последних сериях звучит все чаще. В этом смысле «Игра престолов» становится все больше похожей на классическую древнегреческую трагедию, где боги говорили герою: твое предназначение вот в этом. Герой не соглашался, пытался сопротивляться, совершал поступки, но в конце концов погибал, выполняя то самое божественное предначертание. Сир Джорах Мормонт исполнил свое предназначение — погиб в битве, защищая любовь своей жизни. Он не противился судьбе, он принимал ее такой, как есть: он не сможет быть с королевой и его единственная функция — отдать свою жизнь за нее. Но многие другие оставшиеся в живых герои судьбе продолжают сопротивляться. В первую очередь это главные герои — Джон и Дейенерис.

HBO

Дейенерис видит свое предназначение абсолютно четко и ясно: она пришла в этот мир, чтобы занять Железный престол и искоренить тиранов. И ей не важно, какую цену будет необходимо заплатить ради достижения этих целей. Джон, напротив, своей целью видит защитить семью, Север и пережить зиму — он категорически отказывается верить в то, что именно он должен занять Железный престол. И каждый из этих героев, намекают нам сценаристы, скорее всего, заблуждается: кажется, что предназначение Джона — править, а Дейенерис — добыть трон для своего недавно обретенного племянника. И чем больше они будут сопротивляться судьбе, тем страшнее будет цена, которую каждый из них будет вынужден заплатить.

Часть наших любимых героев продолжает противиться судьбе. Самым неожиданным образом одним из них оказался Джейме Ланнистер — вот, казалось бы, буквально две недели назад мы с вами обсуждали, что его арка развития завершена, что он изменился, и тут в финале серии вдруг оказывается — несмотря на удивительно уместную любовную историю, — что нет, не изменился. Хотя финал открытый: не факт, что он возвращается в Королевскую Гавань, чтобы защитить сестру. Очень может быть, что он возвращается, чтобы ее помочь погубить. Как и брат, продолжает метаться Тирион: он видит свое предназначение в том, чтобы помочь Дейенерис стать справедливой и хорошей королевой Вестероса. Опять-таки в серии это проговаривается совершенно открыто. Но возможно ли это? И если невозможно, то в чем же тогда смысл его существования?

HBO

На фоне метаний остальных героев совершенно непоколебимыми выглядят Пес, Арья, Бронн и Варис. Они все про себя понимают. Пес давно смирился с тем, что его единственное предназначение в жизни — убивать. Он делает это хорошо и должен убить брата, у него нет других вариантов, поэтому он и отправляется в Королевскую Гавань. У Арьи предназначение тоже понятное — она не леди, она не про любовь и не про спокойствие, она только про месть, и ее задача — убить Серсею. С Бронном тоже все абсолютно понятно и логично: его интересуют только деньги: он навоевался, ему хочется спокойствия, жену и замок. Наконец, один из самых цельных и практически лишенных рефлексии героев — Варис — понимает свою задачу максимально просто. Он говорил о ней неоднократно: Варис не служит королям и королевам, Варис служит только Вестеросу и его людям. Его задача максимально проста: посадить на трон самого достойного правителя, которым, очевидно, является именно Джон Сноу.

HBO

Теперь, обсудив общие соображения, давайте обсудим некоторые конкретные моменты. Как мы и предполагали, Тирион первым из не-Старков узнает о происхождении Джона Сноу, но рассказала ему об этом не сама Дейенерис, а бывшая жена Санса, сильно повзрослевшая и поумневшая. Не успели еще остыть погребальные костры, как выжившие начали делить шкуру неубитой Серсеи и выстраивать новые альянсы. Сама Дейенерис пытается заручиться поддержкой максимального количества потенциальных сторонников — отсюда вся история с Джендри, которому пожаловали титул и замок. Дейенерис пытается купить Джона — близостью и чувствами, — но не учитывает, к сожалению, простого обстоятельства: Джон ничего не понял и ничему не научился. Для него «честь» важнее разума, и в этом смысле он совершенная копия Неда Старка. Боюсь, что разговор в этой серии Джона и Дейенерис — это самый прямой намек на грядущее открытое противостояние.

На протяжении нескольких последних сезонов поклонники обсуждали, что чем дальше, тем больше Дейенерис становится похожей на Серсею, и в четвертом эпизоде это сходство стало уже очевидно. Так же как и Серсея, Дени со смертью каждого следующего своего «ребенка» (дракона) становится все жестче и все страшнее. Как и Серсея, она перестает считаться с ценой, которой ей достанется трон. Цель окончательно стала для нее важнее средств. Казнь Мисандеи и ее предсмертные слова — это последняя капля, после которой ждать милости к городу от Дейенерис больше точно нельзя: впереди нас ждет битва, которая может оказаться куда страшнее, чем сражение с мертвыми. И это может стать тем самым последним аргументом, после которого Тирион окончательно перейдет на сторону Вариса…

HBO

Но с точки зрения развития персонажа, ключевой сценой для Дейенерис является не разговор с Джоном, не казнь лучшей и ближайшей подруги и даже не смерть дракона, а сцена на пиру — восхищенный монолог Тормунда, рассказывающего о достижениях Джона Сноу. Это, если уж быть совсем честным, страшно несправедливый по отношению к Дейенерис монолог: она сражалась на драконах большую часть своей жизни, в то время как Джон сделал это всего лишь однажды. Это она пожертвовала большей частью своей армии, чтобы победить Короля Ночи, а вся слава достается Джону. Про гендерные вопросы в «Игре престолов» было сказано уже немало, но тут мы в очередной раз видим очень наглядную иллюстрацию того, что называется «мужским миром»: подвиг женщины остается незамеченным, в то время как подвиг мужчины восхваляется непропорционально сильно. Ближе к финалу серии именно эту тему обсудят между собой Тирион и Варис: кто будет лучше для государства — король или королева? И если Тирион полагает, что наличие члена никак не влияет на качество правления, то Варис (в этом есть особая ирония) резонно замечает: короля уважать будут больше, чем королеву. Даже если у нее есть драконы. Что особенно несправедливо, если учесть, что, по сути, главные точки силы в сериале сейчас — это именно крутые женщины. Выжившие четко поделились на три лагеря: Север во главе с Сансой, Юг во главе с Серсеей и Завоеватели во главе с Дейенерис. И что бы мы ни говорили про качественную предсказуемость финального сезона, если на престоле все-таки окажется именно Джон — это будет немного обидно.

HBO