Истории|Материалы

Язык для двоих

В поселке Нинильчик на юге Аляски живут последние носители уникального диалекта русского языка, возникшего в середине XIX века после продажи территории США.    Составили Григор Атанесян и Полина Еременко.

Основанный в 1847 году на западном побережье полуострова Кенай, Нинильчик был выбран для поселения вышедших на пенсию сотрудников Российско-американской компании, которая занималась освоением Аляски, а также их семей. Ранее указом императора Александра I дети, родившиеся в смешанных браках русских с алеутами и эскимосами, получили статус креолов, что давало им право на образование и службу в компании. Первыми в Нинильчике поселились четыре семьи, потомки двух из них, Квасниковых и Осколковых, проживают там до сих пор.

Сегодня в Нинильчике говорят на английском, часть жителей знает некоторые русские слова, однако носителей диалекта практически не осталось. Двое из них — 96-летний Джо Лиман и его 87-летняя жена Сельма, в девичестве Осколкофф. Джо всю жизнь прожил в поселке и сохранил язык благодаря общению с матерью. Сельма надолго уезжала с Аляски, но после смерти первого мужа вернулась в Нинильчик. Работая над словарем, лингвисты разговаривали с Джо и Сельмой в основном об их детстве, потому что эти воспоминания актуализируют язык, на котором тогда происходило общение.

Эскимосы, алеуты и атабаски, переходившие в православие, использовали русский для общения со служащими компании. Распространению языка на Аляске способствовала и православная церковь. Если Российско-американская компания ушла с полуострова в 1867 году после продажи территории США, то последняя церковноприходская школа была открыта там в 1894-м. В самом Нинильчике вместо русской школы при храме Преображения Господня после 1917 года открылась англоязычная — по воспоминаниям жителей, за разговоры на родном языке учеников в ней наказывали.

После продажи Аляски русский язык продолжал развиваться в изоляции, а в XX веке избежал советского влияния. В нем сохранялось значение старых слов, рождались собственные формы, а также закреплялись новые слова — из местных языков и английского. Изменения коснулись фонетики и грамматических форм: так, из диалекта полностью исчез средний род и частично женский. В конце 1990-х по просьбе самих жителей в Нинильчик впервые приехали московские лингвисты Мира Бергельсон и Андрей Кибрик, чтобы описать диалект и создать его словарь. Работа над ним продолжается и сегодня. Для удобства местных жителей слова записываются латиницей.



Диалект, который мы наблюдаем сейчас в Нинильчике, — это маленький осколок того языкового процесса, который был характерен для всей территории Русской Америки в течение полутора веков
МИРА БЕРГЕЛЬСОН
профессор Школы филологии ВШЭ

Ana m’in’a pushila. Ya hat’el
yiyo zamaknut’. Shtop ya push
yiyo n’e sl’ihal
(Она меня бранила. Я хотел ее
запереть, чтобы я ее брань
не слышал)
ДЖО ЛИМАН

BASHKA  . . . . . . . . . .  череп
BEYB’ICHKA  . . . . . . . . . .  ребенок
CHIHOTKA  . . . . . . . . . .  туберкулез
CHUHN’A  . . . . . . . . . .  финн
D'EDUSHKA KAMAR  . . . . . . . . . .  крупный комар
GAZAL'IN  . . . . . . . . . .  моторная лодка
KARA  . . . . . . . . . .  машина

KROSHK'I  . . . . . . . . . .  уголь
KRUPA  . . . . . . . . . .  рис
MARSKOY CHAYKA  . . . . . . . . . .  рыба-скат
MUZHIKAN'ITS  . . . . . . . . . .  музыкант
PAWAROTK'I  . . . . . . . . . .  портянки
PRASTAK'ISHA  . . . . . . . . . .  простокваша
W'ISHKA  . . . . . . . . . .  второй этаж

editor2