Истории|Материалы

Вопросы национальной безопасности

Какие проблемы помогает решить автор колонки «Спросите Зельду», выходящей в бюллетене одного из подразделений Агентства национальной безопасности США. Иллюстрации White Russian Studio.

Предисловие редактора Sid Today    Мы запускаем новую колонку «Спросите Зельду». Если вы руководящий работник и у вас появилась проблема, может быть, Зельда поможет вам ее решить. «Зельда» — это псевдоним сотрудницы, которая служит в АНБ уже 29 лет. Большую часть этого срока она проработала в директорате радиоэлектронной разведки и его предшественниках, также она несколько лет провела в отделе подготовки и обучения кадров. За ее плечами 20 лет службы на руководящих постах агентства как в высшем, так и в среднем звене. Она также работала в развлекательной и пищевой индустрии. Зельда преподает в Национальном институте криптографии и любит покомандовать людьми, даже когда она не на работе.


Дорогая Зельда!
Установилась теплая погода, и некоторые новички-сотрудники агентства из моего отдела стали одеваться несколько непрофессионально. Как мне, их руководителю, сделать так, чтобы они перестали наряжаться как на пляж, притом что официального дресс-кода в агентстве нет?

Дорогая Пруденс! Ох. Шорты и шлепанцы едва ли можно назвать неотъемлемой частью образа грозного бойца радиоэлектронной разведки. Пляжная одежда на рабочем месте — это не просто непрофессионально, иногда она вообще сильно отвлекает коллег от дела (если вы понимаете, о чем я). Главное, о чем следует помнить, беседуя с провинившимися сотрудниками: они часто не знают, как правильно. Для некоторых это вообще первая настоящая работа после колледжа или школы. Вы должны объяснять, а не одергивать (не в том случае, конечно, если вы уже много раз «объясняли» и это ничего не дало). Можете еще рассказать им о том, как «одеваться для успеха», чтобы их воспринимали серьезно на новом рабочем месте. Подведем итоги:

— Определите, что приемлемо именно для вашего подразделения;
— Разъясните сотрудникам, что такое офисный дресс-код и зачем он (я нахожу, что люди лучше соблюдают правила, если они знают, что за ними стоит);
— Просите их о конкретных переменах в привычках (например, на работу можно ходить и в сандалиях, но от вьетнамок лучше воздерживаться);
— Отвечайте на все вопросы и разбирайтесь с претензиями;
— Благодарите сотрудников за содействие;
— Правила должны быть для всех подчиненных одни.


Дорогая Зельда!
Сценарий таков: когда шеф замечает, что подчиненные тихо беседуют, он хочет знать, о чем они говорят (обычно это как-то связано с работой). У него есть специальные стукачи, которые должны информировать его обо всех сплетнях в офисе, он даже может позвонить им домой и потребовать отчет! «Назначенцев» это ставит в очень трудное положение, а все мы боимся, что небрежно брошенную фразу или секрет кто-нибудь перескажет или неверно истолкует. Еще прошел слух, что шеф пересадит несколько человек за другие столы, поскольку они, по его мнению, слишком сильно «скорешились». Раньше, чтобы снять напряжение, мы могли пошутить, поговорить про любимых участников «Идола» (музыкального телеконкурса American Idol. — Esquire), а сейчас очень насторожены даже во время самых рутинных бесед типа «как выходные прошли». Раньше мы были очень открытой командой, помогали друг другу и хорошо работали вместе. Теперь же мы куда более подозрительны и хуже взаимодействуем. Думаете, на это и был расчет?

Дорогой Репрессированный!
Ничего себе. «Сбор разведданных» движется в совершенно новом (и неверном) направлении! Во-первых, я не думаю, что ваш начальник не хочет, чтобы вы работали в командах. По-моему, все говорит о том, что он (назову его Майкл) чувствует себя чужаком и хочет быть в курсе дел. Быть боссом часто значит быть одиноким. Сидишь себе в кабинете, скучаешь по тому, как был с коллегами на короткой ноге, и вместе с тем чувствуешь необходимость их погонять. Может, Майклу кто-то сказал, что у него в отделе слишком много болтают попусту или что есть какая-то проблема, и он решил вывести на чистую воду виновных, зазря прибегнув к помощи стукачей. Или он просто насмотрелся «Закона и порядка». Попробуйте вот что: завалите его обратной связью. Подзывайте его, когда он шатается по офису, шпионя за людьми, и докладывайте ему о делах. Просите других время от времени заходить к нему и просто говорить «здравствуйте», «надеюсь, вы хорошо провели выходные» или «как насчет перекусить?». Готова поспорить, это удовлетворит его желание знать, что происходит вокруг, и он оставит свое чрезмерное любопытство.

Если вас беспокоит стукачество в офисе (добровольное или невольное), то лучший выход — вести себя безупречно. Работайте хорошо, следите за языком, ставьте компьютер на пароль, когда отходите, и держите ваших скелетов (запасы виагры, фотографии ваших отвязных выходных в Атлантик-Сити) дома в шкафу или хотя бы не на виду.


Дорогая Зельда! Пару месяцев назад мой коллега, очень рассерженный положением в нашем отделе, написал очень злое письмо для нашего ящика с анонимками, правда, сначала показав черновик некоторым из нас. Я сказал, что формулировки слишком жесткие: в письме начальники именовались бездарями и идиотами. Коллега все равно отправил его. Теперь в офисе его хвалят и уважают — несмотря на это письмо, или потому, что он не попал в список подозреваемых в его отправке. Ко мне же чувствуется явное охлаждение! У меня репутация человека прямого, так что, видимо, все подумали, что написать такое письмо мог я. Закладывать коллегу я не хочу, потому что черновик письма я читал в конфиденциальном порядке. Что мне сделать, чтобы официально подтвердить, что я не пользовался анонимным ящиком?

Дорогой Прохожий!
Вы привели серьезный аргумент против ящиков для анонимок, но многие люди вообще не выскажутся, если будут знать, что их авторство известно. Я считаю, что резкие комментарии суть исключение, а не правило. Поговорите с теми, кто с вами холоден. Скажите каждому лично: «Я заметил, что (опишите, как с вами обращаются)... Я как-нибудь тебя обидел?» Может быть, причина третирования в чем-то другом. Если коллеги настаивают, что, мол, ничего такого не случилось, вы можете сказать: «Надеюсь, если у вас есть ко мне вопросы, то вы прямо мне об этом скажете. Я сам бы так и поступил». Так можно посеять в их умах зерна вашей невиновности (то есть вы бы заговорили с ними первый, а не стали бы писать анонимок), если все случилось из-за письма; и пригласить их к дискуссии, если причина какая-то другая.

editor-chanel