Истории|Материалы

Драк отшельник

Фотограф Кевин Гриффин (Kevin Griffin) фиксирует жизнь Паскаля Уилана, бывшего каскадера, а теперь единственного жителя острова Оми у западного побережья Ирландии.

Оми находится на северо-западе Ирландии, в области Коннемара графства Голуэй. Это маленький и плоский остров c невысокими дюнами, покрытыми лугами. От Ирландии его отделяет пляж шириной в километр, открывающийся во время отлива дважды в день. Из 400 человек, живших тут в XIX веке, к 1988 году оставалось только три домохозяйства. Теперь круглый год на Оми живет всего один человек — Паскаль Уилан. Впрочем, жителей окрестных земель по-прежнему хоронят на севере острова — на кладбище, которое называется «Алтарь святого Брендана».

Паскаль родился в 1942 году, вскоре после того, как его семья поселилась на Оми: «У нас были куры, гуси, утки и большой огород. Летом охотились на зайцев — дядя одним выстрелом убивал троих, жалел патрон на одного. Много рыбачили. В заливе водились омары, но их никто не ел».

Паскаль Уилан живет в маленьком фургоне: «Зимой, когда дни короткие, я собираю улиток или ищу на берегу вещи, которые приносит море. Во время отливов собираю устриц и гребешков. А летом ухаживаю за огородом, ловлю раков и крабов».

В 1960-е годы Уилан уехал с острова и стал каскадером — участвовал в шоу, снимался в кино и на телевидении, даже дублировал Пола Хогана в фильмах о Крокодиле Данди. В 1970-е вернулся в Ирландию и открыл в Дублине школу каскадеров. Уилан был постановщиком трюков в телесериале «Город шлюх».

КЕВИН ГРИФФИН: Ваши первые воспоминания об Оми?

ПАСКАЛЬ УИЛАН: Я помню, как в раннем детстве следил за скотом — здесь, на острове, тогда еще не было заборов, чтобы коровы не уходили. Помню, как в доме молотили пшеницу, чтобы сделать из нее муку и корм для животных. Еще я помню, как впервые увидел самолет — он низко летел над островом. Я тогда страшно перепугался. Я слышал истории о том, что Британию во время войны бомбили с самолетов. Так что я бежал домой с невероятной скоростью.

К.Г.: Каким тогда был Оми?

П.У.: Тут был настоящий общинный дух — все друг другу помогали. В 1940-е годы, когда Европа голодала, у нас проблем с едой не было — с точки зрения технологий мы отставали, зато были практически самодостаточными.

К.Г.: Как вы стали каскадером?

П.У.: Когда мне было 20 лет, мы с моей первой женой переехали в Австралию. Я работал штукатуром, и один приятель предложил мне заняться борьбой. Я научился падать, правильно двигаться и развлекать зрителей. Мы стали устраивать шоу в боксерских шатрах — иногда дрались по двадцать раз в день. Поначалу было тяжело, но мы довольно быстро привыкли, и зрителям нравилось. Тогда я решил пойти в актерскую школу. Однажды кто-то предложил мне стать дублером и сделать трюк — падение с крыши. Я, конечно, согласился. Потом еще несколько раз падал, пока меня не позвали в Гонконг сниматься в кино. Там я провел очень насыщенные полгода — иногда в день приходилось работать на пяти-шести картинах. Я всегда играл плохого белого парня, и в конце меня тем или иным способом убивали.

К.Г.: Было что-то, по чему вы теперь скучаете?

П.У.: Да, но я бы никогда не променял это на свою теперешнюю жизнь. Мало кто может похвастаться собственным островом. Если бы у меня было время скучать, я бы в отлив по отмели доезжал до бара Суини и выпивал пинту пива.

К.Г.: У вас есть контакты с внешним миром?

П.У.: Не могу сказать, что я тут в изоляции. Я отлично знаю, что происходит в мире: у меня есть радио, по нему я узнаю обо всем, что мне нужно.

К.Г.: Если бы вы жили не на Оми, то где?

П.У.: Мой любимый город — Перт, в Австралии. Там не бывает слишком жарко и слишком холодно, там отличная ночная жизнь, и вообще это очень красивое место. А моя любимая страна — Новая Зеландия. Я там хорошо схожусь с людьми, особенно с маори.

К.Г.: У вас сейчас есть животные?

П.У.: Только собака Рекс и кот, когда он заходит домой.

К.Г.: Если бы вы встретились с самим собой в молодости, вы бы хотели себе что-нибудь сказать?

П.У.: Я был самонадеянным и гордым. Но несмотря на все ошибки — а я их сделал немало, — менять ничего не стал бы. В любом случае, я в молодости никого не стал бы слушать — и уж тем более себя нынешнего.

Однажды во время представления друг Паскаля сорвался с 25-метровой высоты и умер у него на руках. Это потрясло Уилана. Работать каскадером он больше не мог и решил вернуться на остров Оми.

В 1940-е годы на острове не было ни электричества, ни газа, ни водопровода. Еду готовили на открытом огне, которому никогда не давали погаснуть. С тех пор принципиально ничего не изменилось: электричества и водопровода в фургоне Уилана по-прежнему нет.

«Единственное, чего мне не хватает, — это квадроцикла. Здоровье уже не то, и я больше не могу гулять по берегу столько, сколько мне хочется».