Истории|Материалы

Герой и дума

Esquire публикует стенограмму заседания городской думы Екатеринбурга, на котором депутаты поспорили, стоит ли награждать Владимира Путина званием Героя России. Запись приводится с сокращениями.

Действующие лица:

Вячеслав Вегнер
Депутат, предприниматель, представитель КПРФ

Олег Хабибуллин
Депутат, предприниматель, представитель Российской партии пенсионеров за справедливость

Дмитрий Головин
Депутат, предприниматель, член фракции «Гражданская платформа»

Константин Киселев
Депутат, ученый, член фракции «Гражданская платформа»

Анатолий Шарапов
Депутат, председатель комиссии, предприниматель, член фракции «Единая Россия»

Юрий Дозорец
Депутат, директор екатеринбургского «Метростроя», член фракции «Единая Россия»

Елена Дерягина
Депутат, директор Дома детского творчества Ленинского района

Евгений Ройзман
Глава Екатеринбурга


Шарапов:   Коллеги, начинаем. Кворум есть. По повестке предлагаю проголосовать. Принята единогласно. Коллеги, дополнения к повестке? Пожалуйста...

Вегнер:   Уважаемые коллеги, в мой адрес поступило несколько обращений от общественных организаций. Я их зачитывать не буду, но суть этих обращений следующая: люди, основываясь на тех событиях, которые были в нашей стране, они хотели бы проявить инициативу в плане награждения нашего президента, присвоения ему звания Героя России. В связи с этим, проработав этот вопрос, сегодня у нас есть федеральный закон номер 2553/1, который в принципе предусматривает присвоение этого звания всем категориям жителей нашей страны, кроме одной... кроме одного... это президент. То есть у нас получилось, президент как бы — единственный человек, который не входит в описываемых в этом законе граждан, которые могут быть награждены. В связи с этим я хотел бы сегодня включить этот вопрос в повестку дня, чтобы мы обсудили этот вопрос вот в каком разрезе. Мы не обладаем законодательной инициативой, но мы можем принять обращение к Законодательному собранию (Свердловской области) для того, чтобы они обратились в Государственную думу для внесения в федеральный закон изменений, которые могут позволить гражданам, нашим инициативным группам выступать с такими обращениями о присвоении нашему президенту звания Героя России. Спасибо.

Хабибуллин:   Я считаю, что сейчас этот вопрос выносить преждевременно, и вот почему. Если даже такая инициатива от общественных организаций есть, у нас никаких материалов не было и пока нет, чтобы можно было с ними ознакомиться. А во-вторых, по моему мнению, если сейчас вот так спонтанно, келейно выносить этот вопрос даже в повестку, то понятно, что это сразу станет определенным информповодом. Опять городская дума Екатеринбурга будет в информационных каналах звучать с этими инициативами непроработанными. Может, сам вопрос-то и неплохой, надо его, единственное что, проработать до конца. Просто пообсуждать? Еще раз говорю, включим в повестку — и на автомате мы войдем в новостную полосу. Если мы этой цели добиваемся, ну давайте. А если цель, как предлагает Вячеслав Михайлович, наградить Владимира Владимировича Путина званием Героя России (кстати, это не новая уже инициатива)...

Вегнер:   Я не предлагал этого. Я сказал: внесение изменений в законодательство, которое сегодня исключает одного человека. У нас по конституции все равны.

Головин:   Разрешите мне в порядке обсуждения. Прежде всего, я хочу вас похвалить за ту гражданскую смелость и мужество, которые присущи вам в вынесении такого вопроса на… как бы по обращению в вышестоящие органы власти. Спасибо вам, это как бы дорогого стоит, действительно. Во-вторых, меня как-то смущает сам вопрос. Потому что тем самым Владимир Владимирович Путин… Понятно, что это не простой президент, так я бы сказал, это президент, который Богом нам дан, и навечно нам дан, потому что Путин есть Россия, а Россия есть Путин и так далее и тому подобное. И в то же время Вячеслав Михайлович предлагает нам его низвести до ранга простого Героя России. А я считаю, что он больше чем Герой России…

Вегнер (Перебивая):   Давайте вернемся... Мы не хотим слушать эти иронические помои?

Головин:   Это у меня манера общения такая. Может дослушаете?

Вегнер:   Я не хочу слушать.

Головин:   А выйдите из зала, если не хотите слушать, я никого не заставляю.

Дерягина:   Так, тихо!

Головин:   И вот я бы все-таки хотел, чтобы услышали мое предложение. Я предлагаю Вячеславу Михайловичу подумать над тем, чтобы наградить Владимира Владимировича Путина пять раз званием Героя Советского С... Героя России, потому что четырежды Герои Советского Союза у нас уже были, а вот пять раз никого еще не было. Поэтому флаг вам в руки, Вячеслав Михайлович.

Вегнер:   Я бы вот хотел отметить, что у наших белоленточников что-то с ушами не то. Я, по-моему, предложил сегодня внести изменения в законодательство, которые позволяли бы присвоить звание президенту. Я не называл фамилии, по-моему, я не называл конкретных личностей. А именно то упущение в законодательстве, которое, я считаю, сегодня есть, которое одного человека исключает.

Головин:   У наших шестипалатников с головой чего-то не то, они думают, что у президента может быть…

Киселев (Перебивая):   Коллеги, коллеги, коллеги, я прошу прощения, все-таки на личности переходить не надо. Для меня совершенно очевидно, что сейчас мы обсуждаем вопрос, не связанный с каким-то принципиальным изменением законодательства. Вопрос чисто пиаровский. Прекратить подобные вещи, когда из заседания комиссии делают абсолютный пиар, можно только доведением до абсурда. И вот то, что говорит Дмитрий Александрович, доводя до абсурда этот пиаровский вопрос, который поставил Вячеслав Михайлович, из принципа совершенно, для того чтобы не было больше такого, я поддержу предложение Дмитрия Александровича, чтобы внести в повестку дня вопрос о том, чтобы выступить с инициативой присвоить Владимиру Владимировичу пять раз Героя Сов... Героя России.

Хабибуллин:   Все-таки я предлагаю сейчас от эмоций отойти, не говорить про пятикратное награждение. Вопрос в принципе-то простой. У Вячеслава Михайловича есть право (оно в императиве есть у любого депутата, почитайте устав и регламент нашей думы) подготовить любой вопрос, в том числе и такого содержания с законодательной инициативой. Я так полагаю, что в форме обращения, которое будет вынесено на городскую думу, чтобы за него проголосовало большинство, и, естественно, пойдет дальше. Так вот это обращение Вячеслав Михайлович сам лично, совместно с общественными организациями, совместно с другими депутатами городскими, совместно с аппаратом городской думы, ну, в общем, совместно хоть с кем, может этот проект составить. Потом этот проект составить и внести нам в комиссию или сразу в думу, и его уже рассматривать как вопрос. Вот сейчас мы уже пятнадцать минут рассматриваем, включать или не включать (в повестку заседания комиссии). Вячеслав Михайлович, в ваших интересах, давайте вы его доработаете. Вопрос-то на самом деле неплохой. Я, в отличие от своих коллег, за президента, но давайте его тогда доработаем.

Шарапов:   Не против, Вячеслав Михайлович? Коллеги...

Киселев:   Вячеслав Михайлович мог бы предложить наградить Владимира Владимировича грамотой городской думы, о чем речь...

Шарапов:   Коллеги, закрыли этот вопрос. Мы протокольно отметили и дали в общем-то... Нет, мы не будем голосовать... Мы должны голосовать, если вносим его в повестку, но мы же сейчас предложили, Олег Вахалиевич предложил не рассматривать, а доработать.

Киселев:   Есть два предложения, которые нужно ставить на голосование. Первое — Вячеслава Михайловича, а второе — Дмитрия Александровича, который предложил выступить с инициативой разово наградить президента пятикратно Звездой Героя.

Дозорец:   Я не понимаю, что уж мы посмешище из себя делаем. Ну какие пять? Ну что мы, как эти, как э-э-э?..

Дерягина:   Мальчики!

Дозорец:   Договорились протокольно занести этот вопрос, так и надо действовать. Ну что уж театр устраивать здесь?

Вегнер:   Ну дайте им отработать американские печенюшки.

Дерягина:   Так, успокойтесь, ребята!

Шарапов:   Вячеслав Михайлович, мы заносим это протокольно. Всё. Тогда этот вопрос снимается с повестки, мы не голосуем. Коллеги, у меня в связи с этим тоже имеется предложение. И даже сейчас под сомнением, каким образом его рассматривать. У нас есть такой гражданин Российской Федерации Иванов Геннадий Кириллович. Если кто не знает, это именно тот идейный основатель «Бессмертного полка», который в 2007 году впервые вывел. Это было в Тюмени в 2007 году. И да, да, да...

Ройзман:   В Тюмени? Не в Томске?

Шарапов:   Нет-нет-нет, это было в 2007 году, и это назывался «Парад победителей», и дальше это уже развивалось. В Томске уже получило освещение СМИ и после этого уже началось активно. Но когда в Томске шли, еще в пяти городах прошло. Я к чему? В принципе, вот этот человек, который объединил идеей 15 миллионов, он заслуживает награды, но в силу того, что это житель Тюменской области, мы не можем его чем-то наградить. Он территориально не подходит, но у нас есть возможность обратиться к полпреду Холманских, потому что это тоже наш Уральский округ, и в этой связи попросить его о награждении орденом «За заслуги перед Отечеством» четвертой степени. Почему четвертой? Потому что там по порядочку, пока ты дойдешь. Вот это реально. Можем мы с вами это обращение рассмотреть и передать его уже Холманских? Оно у меня подготовлено, я могу его вынести на голосование, могу размножить на аппарате, и вы сможете посмотреть. А можно таким же образом, как мы поступили с вопросом с Вячеслава Михайловича, отправить на доработку и потом уже смотреть. Хотя у меня всё готово.

editor2