С самого начала пандемии стало понятно, что этот год для музыкальной индустрии будет особенно тяжелым. Гастроли прекратились. Клубы закрыли свои двери. Артисты — даже знаменитые — лишились основного источника дохода — концертов. Прошло девять месяцев, и мы по-прежнему не видим света в конце туннеля — никто не может предсказать, когда мы снова вернемся на танцполы и стадионы.

Но случилось и хорошее: 2020-й оказался годом невероятного созидания, годом, когда альбомы действительно стали что-то значить. Вспоминаем 30 самых примечательных из них.

Haim — Women in Music Pt. III

«Это история о том, как в своих мыслях ты находишься на высоте, но в реальной жизни пребываешь в очень темном месте, когда ты не хочешь вылезать из кровати и ловишь себя на дурацких мыслях», — рассказывает Даниэль Хаим об альбоме, который был написан в период упадка и борьбы с депрессией — чувством, которое в 2020 году разделяют многие. Пластинка цепляет своей ошеломляющей честностью и игрой с музыкальными жанрами. Получилось хорошо? Даже великолепно — и абсолютно необходимо к прослушиванию.

Taylor Swift — Folklore

Пожалуй, нет такого артиста — в прошлом или настоящем, — как Тейлор Свифт. Бизнесвумен, бренд, миф, поп-звезда, писатель, певица, композитор. Она была в конфликтах, в отношениях, в проблемных ситуациях — и она пережила все через тексты. Часто ее песни — это лабиринт из референсов, пасхалок и тайн, переплетенных в дневниковых записях. Даже когда Тейлор пела не о себе — эти песни были о ней. Но два новых альбома, выпущенных в 2020 году, были на удивление универсальны: она масштабировала свои истории, она писала рассказы. Свифт превратилась в литературного сторителлера, и такой мы ее еще не видели. Сама музыка эволюционировала в неспешный поток инди-рока, кантри и поп-музыки. Она наконец стала артистом, которым ей было предназначено быть и которым, она, вероятно, всегда была, скрываясь за глянцевой тенью. Folklore — это альбом, который мы хотели услышать от Тейлор Свифт в 2020 году.

BTS — Be

«У нас украли целый год», — жалуются герои нашей зимней обложки в одной из самых главных пандемийных песен Fly to my room, и у BTS есть причины расстраиваться: в 2020-м они готовились взять новую высоту со своим мировым турне Map of the Soul. Им пришлось отказаться от тура, сменить фокус и записать Be — альбом о надежде перед лицом разочарования. «Эта пластинка рассказывает нашу историю, — рассказал Esquire Джонгук, — и повествует о том, что даже в новой реальности мы продолжаем жить и творить. Мы надеемся, что этот альбом принес нашим фанатам по всему миру частицу радости и утешения». У группы получился экстрапозитивный альбом, настолько жизнеутверждающий, что в него включен трехминутный диалог между участниками группы, запрятанный между восемью треками.

The Chicks — Gaslighter

Самая продаваемая женская группа в истории Штатов вернулась в 2020 году с новым названием и невероятно приятным напоминанием о том, чего мы были лишены последние 14 лет. Продюсер альбома — Джек Антонофф, сотрудничающий с Ланой Дель Рей и Тейлор Свифт. Начиная от вызывающих признаний фронтвумен Натали Мэйнс о своем разводе до лишенных лоска эмоциональных просьб — Gaslighter со слушателем не церемонится.

Run the Jewels — RTJ4

«Я никогда так не гордился своей музыкой», — рассказывал Киллер Майк в интервью Esquire в этом году, описывая марши в Атланте, где люди протестовали против полицейского насилия — шли и шли, напевая его треки. Майк и Эл-Пи создавали музыку, призывавшую к разрушению расистской и несправедливой американской системы на протяжении всей своей карьеры. И тот факт, что очередная смерть безоружного афроамериканца случилась накануне выхода их четвертого альбома, стал всего лишь совпадением. Вместе со статусом гимна протестов против убийства Джорджа Флойда RTJ4 — это беспощадный выпад против современного капитализма и против зла, которое принесла администрация Трампа. Но в то же время это и глубоко личный альбом о самих артистах, об их страхах, семьях и тревогах.

Beabadoobee — Fake it Flowers

Двадцатилетняя британка Беатрис Лаус пропитана инди-влиянием 1990-х — музыкой Джулианы Хэтфилд, Лиз Фэйр и саундтреком к фильму The Craft («Колдовство»), — и это влияние отлично считывается. Ее новая пластинка — бальзам для разбитых сердец. «Я не скрываю своих эмоций на этой пластинке и надеюсь, что она поможет девушкам, проходящим через то же, что и я, — рассказывала она Variety в этом году. — Я хочу, чтобы Fake it Flowers был альбомом для девушек. Вся эта история про то, что ты можешь быть тем, кем хочешь, понимаете? Никому тебя не остановить».

Jessie Ware — What’s Your Pleasure?

«Я хочу, чтобы под эту музыку люди занимались любовью», — говорила Уэйр весной о своей новой пластинке. Поскольку клубы по большей части остаются закрытыми, это неплохое применение для невероятного альбома с сильной энергетикой и вайбом 1970-х.

Phoebe Bridgers — Punisher

Невероятная Фиби Бриджерс в этом году не только выпустила одну из самых глубоких и чувственных пластинок года, но и создала самый неожиданный музыкальный трибьют 2020-го. Ее Punisher демонстрирует глубину и вариативность ее мастерства, и слушатели это оценили: вскоре после релиза альбом «забрался» в топ чарта Billboard. Но на этом Бриджерс не остановилась: в начале ноября она пообещала сделать кавер на хит Iris группы Goo Goo Dolls, если Байден выиграет выборы. Он выиграл. И она сделала кавер. Песня ворвалась в чарт Billboard Top 100, когда певицу номинировали на «Грэмми». В свою очередь, Люси Дакус пообещала сделать кавер на Iris, если Фиби возьмет награду. Надеемся, что так и будет.

Fontaines DC — A Hero’s Death

В эпоху, когда жанр alternative ассоциируется с Imagine Dragons, ирландцы Fontaines D.C. рискуют остаться без должного внимания. Не допустите этого. Hero’s Death — дерзкая, порой агрессивная запись, в которой вокалист Гриэн Чаттен как заведенный повторяет фразы «Жизнь не всегда пуста» и «Любовь — это самое главное», вдохновленные рекламными слоганами с билбордов, мимо которых группа проезжала во время тура в поддержку своего дебютного альбома Dogrel (вышедшего, к слову, всего годом ранее). «Я пропустил пару пинт пива, прежде чем стал записывать вокал, — рассказал фронтмен группы Грайан Хаттан журналу Upset Magazine. — Я хотел звучать так, будто я играю роль озлобленного завсегдатая кабаков, притащившегося домой после холодной ночи в пабе, полного принципов, но ужасно одинокого». Пока не открыли границы, эта пластинка — хорошая замена поездке в Дублин.

Roisin Murphy — Roisin Machine

Расставьте все стулья по периметру комнаты и сдвиньте в сторону кофейный столик. Танцполы могут быть по‑прежнему закрыты, но пятый альбом культовой ирландской певицы требует пространства — вы не сможете усидеть на месте. Мерфи открывает все карты перед первыми звуками: «Я хочу сотворить собственный хеппи-энд». В год, когда каждому из нас требуется именно это, не найти лучшего саундтрека, чем эта пластинка с лихорадящим диско.

Dehd — Flower of Devotion

Этот альбом передает энергию маленького DIY-шоу — такого, знаете, с потертым диваном, холодильником пива и обветшалым столом, чтобы тушить об него сигареты. Первая пластинка чикагской инди-группы, записанная в профессиональной студии, не потеряла живости звучания, и ее непременно хочется услышать вживую, как только снимут все пандемийные ограничения.

Brett Eldredge — Sunday Drive

Элдридж, казалось, всегда был более глубоким артистом, чем его сотоварищи по кантри-сцене, — и своим пятым альбомом он это доказал. На этой пластинке гораздо больше вайба 1970-х лос-анджелесского Лорел-Каньона, нежели Нэшвилла 2020-х, она пропитана уязвимостью, которая в этом сложном году пришлась как никогда кстати. Заглавный трек Sunday Drive Элдридж впервые услышал как демозапись лет десять назад, когда он был интерном в Universal Music, — и сохранил эту запись до тех пор, пока его голос не окреп достаточно, чтобы ее исполнить. Если она не выдавит из вас и слезинки — ваша душа в опасности.

The Killers — Imploding the Mirage

Прослушивание нового альбома The Killers вызывает желание пройти сквозь стену. Это если вкратце. Хотите подробностей? Это яростный, оркестровый и драматичный альбом. И в эпоху, когда гитары затихают, фронтмен группы Брендон Флауэрс включает инструмент на полную мощь. И это абсолютно работает.

Charli XCX — How I’m Feeling Now

Charli XCX начала сочинять эту пластику в начале карантина, когда большинство артистов стали переносить свои релизы, пытаясь переварить новую реальность. Записанный в первые шесть недель карантина, этот альбом запечатлевает момент времени, как гласит заглавие. Через калейдоскоп синти-попа и футуристичных клубных баллад певица исследует одиночество и тревогу глобальной пандемии. Здесь чувствуется жажда человеческого прикосновения, поиск человеческого контакта, что так тесно связано со временем и местом. Эмоция этой записи просвечивает через каждый неоновый блик и ломаную синти-линию мелодии. Спустя годы, когда наши внуки спросят нас, как мы пережили пандемию в 2020 году, мы просто включим им альбом Charli XCX.

Fiona Apple — Fetch the Bolt Cutters

Вероятно, все заинтересованные уже послушали этот долгожданный альбом, учитывая темп, с которым Фиона Эппл выпускает новую музыку. Надо сказать, почти восьмилетнее ожидание того стоило. Это всего лишь пятый студийный альбом одной из самых радикальных рок-див за 20 лет — резкий, неистовый и поразительный. Он пронзительно кричит, превращает лаянье собаки в бит, а травмирующие воспоминания — в музыку, которая поднимает планку честности на новый уровень.

Moses Sumney — Grae

Благодаря локдауну у нас было достаточно времени насладиться размашистым двухчастным альбомом Моисея Самни. Но даже этого времени мало, чтобы разобрать по косточкам каждый поворот в его треках, разобравших и собравших заново соул, блюз, поп и r’n’b. Это запись, которая иллюстрирует внутренние потрясения года в изоляции, когда самоанализ может стать одновременно пугающим, просвещающим и приносящим катарсис.

Dua Lipa — Future Nostalgia

Никто и представить не мог, как физически необходимо будет танцевать весной 2020 года. Хвала господу, наша любимая поп-принцесса приготовила целый диско-альбом. Future Nostalgia в первых же строчках упоминает архитектора Джеймса Лотнера, проигрывает биты групп INXS и White Town, декларирует Дуа Липу как «альфа-самку» и неожиданно делает социальную дистанцию модной в треке Don’t Start Now. Кроме нового гимна #MeToo Boys Will be Boys, у вас не будет ни одного шанса присесть, что особенно ценно — кто знает, какая еще травмирующая правда всплывет в голове, если вы вдруг решите перевести дыхание. Future Nostalgia — это настоящий побег вашей души на волю, пока тело заключено в четырех стенах.

Lil Uzi Vert — Eternal Atake

Не каждому рэперу удается взлететь в музыкальную стратосферу, при этом оставаясь удивительно созвучным своим слушателям. У Lil Uzi Vert получилось. В своем новом альбоме он не стесняется говорить о деньгах и славе, но умные отсылки к поп-культуре — от Yu-Gi-Oh! до G.I. Joe — делают его персону достижимой, реалистичной, такой, с которой могут себя соотнести все остальные. То, как честно он говорит о своих тревогах, разбитом сердце и страхах под звон сияющих битов, обсыпанный купюрами, делает этот альбом таким живым и интересным. Добавьте к этому сэмплы из игры пинбол «Звездный юнга» для Windows, из песен Backstreet Boys, Арианы Гранде и Лин Коллинс — и Uzi можно назвать музыкальной аномалией современной эры интернета.

Car Seat Headrest — Making a Door Less Open

Что бы вы сделали, если бы случайно превратились в бога инди-рока в 27 лет? Вилл Толедо, фронтмен Car Seat Headrest, придумал альтер эго в противогазе по имени Трейт и поиграл в поп-звезду стадионного масштаба. Making a Door Less Open не столько впитывает новые музыкальные влияния, сколько прорывается сквозь них. Ломаный электро-бит (Hymn), тягучий рок-грув (Can't Cool Me Down) и танцевальный рок — в альбоме всему есть свое место. И так и хочется назвать этот альбом безрассудством, но, черт возьми, как он хорош!

Waxahatchee — Saint Cloud

Выпущенный в начале локдауна, этот альбом успокаивает тревогу и дарит ощущение комфорта. Его прослушивание напоминает долгую терапевтическую прогулку со старым другом, который знает, как снять все тревожные симптомы. В треке Lilacs Кэти Кратчфилд поет про одиночество и восстанавливающие силы природы. Ее тексты можно читать как дневник артиста на самоизоляции. Но если опустить тему пандемии, песня передает хорошее настроение и внутреннее ощущение надежды.

Ashley McBryde — Never Will

Совершившая прорыв в кантри-музыке Эшли Макбрайд выпустила второй очень энергичный LP. Она поет о серьезности своих грехов — мужчины, выпивка и долгие затяжки сигаретами, — и эти мысли прекрасно ложатся на музыку, исследующую жанр блюграсс (Velvet Red), заигрывающую с приемами Fleetwood Mac (Never Will) и зубодробительным роком (Voodoo Doll). МакБрайд, безусловно, хлещет виски, пока ее коллеги потягивают содовую.

Jason Isbell and the 400 Unit — Reunions

«Моя любовь не изменит, моя любовь не изменит, моя любовь не изменит… ничего», — поет Джейсон Иcбелл в Оverseas. Гимн трезвости It Gets Easier звучит многообещающе, но тут же напоминает «что ничего не дается легко». Dreamcicle будоражит воспоминания об идеальных летних ночах? Только для того, чтобы показать распадающийся мир протагониста и его стыдливое желание покинуть город. Исбелл заложил эмоциональные мины по всему альбому, но одна взрывается даже у опытных саперов: St. Peter's Autograph — это нежный некролог другу, песня, отзывающаяся воспоминаниями о мире, который остался позади. Если вы сдерживали свои эмоции последние пару месяцев, включите эту запись и отдайтесь эмоциям.

Bob Dylan — Rough and Rowdy Ways

Боб Дилан бессмертен. Даже когда в своих текстах он бесстрашно вступает в схватку со смертью. И в этом сила его альбома — сборника новых песен впервые за восемь лет. Его голос имеет вес, он обволакивает приобретенными с годами мудростью и властью. В свои 79 лет Дилан не потерял ни грамма своего остроумия. Особенно в Rough and Rowdy Ways, где он шутит, что возьмет Аль Пачино из «Лица со шрамом» и Марлона Брандо из «Крестного отца», замешает их в миксере, чтобы получить робота коммандос. Но иногда Дилан отбрасывает абсурдистский юмор в сторону и серьезно исследует смерть — «в общем смысле слова, не в отношении себя», объяснил он The New York Times.

Chris Stapleton — Starting Over

Крис Стэплтон умеет начинать сначала. Его прорывной альбом Traveller 2015 года, который даже пять лет спустя остается одной из самых продаваемых кантри-пластинок, случился после того, как он заново переизобрел себя. Да, релиз 2020-го не может похвастаться настолько драматичными изменениями, но это 14 песен душераздирающего соула, рок-н-ролльной бравады и мощного вокала. Включите их погромче.

Jay Electronica — A Written Testimony

«В какое время мы живем / Как сказано в Священном писании / Землетрясения, пожары и эпидемии, воскрешение мертвых», — последние строки заглавной песни альбома читаются как сбывшееся предсказание — и так практически весь альбом. Джей не знал, что A Written Testimony выйдет в начале пандемии, но заложил в запись всю тяжесть мира (как чувствовал). Альбом готовился не один год и превзошел ожидания. Тихие биты, выверенная продюсерская работа, сложные темы и поэтичный язык.

Little Big Town — Nightfall

В Нэшвилле — городе, который превозносит молодость, — Little Big Town по‑своему стали революционерами. Четверка музыкантов под 50 вот уже на протяжении девяти альбомов экспериментирует с жанром, нагружая песни темной и эмоциональной лирикой в эпоху, когда на вершине прочно обосновались биты и хип-хоп.

Soccer Mommy — Color Theory

В 2018 году 19-летняя Софи Элиссон была в авангарде туманного инди-рока в стиле 1990-х со своим заметным дебютом Clean. В этом году она доказала, что ее музыка — это нечто большее, чем влияние любимых исполнителей, и включила в Color Theory оркестровые аранжировки. Альбом наполнен откровенными признаниями и щепоткой панк-рока. Страшно представить, что нас ждет дальше, если Софи только раскачивается.

Bad Bunny — YHLQMDLG

Реггитон — самое влиятельное звучание в глобальном попе и хип-хопе сегодня. Он звучит в хитах Дрейка и Карди Би, появляется в лидерах чартов и даже звучит со сцены Супербоула. На новом альбоме Bad Bunny доказывает, что он не только фронтмен жанра, но и одна из самых важных поп-звезд на планете. Это сборник отличных дэнсхолл-бэнгеров, в которых артист отдает дань уважения своим корням через новое звучание. Это вечеринка на острове, в которой есть место душевности и рефлексии. Каждая из песен на YHLQMDLG сияет, полна стиля и уверенности в дальнейшем мировом господстве жанра. Танцуйте под этот альбом, изучайте его и имейте в виду, что практически каждая поп-звезда попытается его повторить в ближайшие пять лет.

Perfume Genius — Set My Heart on Fire Immediately

Всегда было сложно определить жанр музыки, которую делает Майк Адреас, известный как Perfume Genius. Легкий поп? Минималистичное электро? Синти-американа? Загадка для тех, кто пишет об артисте, но безусловный бонус для тех, кто его слушает. Его новый альбом Set My Heart on Fire Immediately — это самый зрелый и цепляющий релиз, который заставит вас танцевать, петь, плакать и жить. Черт с ним, с жанром, — это музыка для души, в самой лучшей ее форме.

Glass Animals — Dreamland

В 2016 году британский квартет ориентировался на мир внешний. Тот LP How To Be a Human Being состоял из электро-попа плюс психоантологии, плохо сочетающихся между собой звуков, которые они собрали во время турне. LP имел успех, но оказался не таким долгоиграющим. В этот раз музыканты решили заглянуть вовнутрь: альбом вдохновлен трагичным событием — травмой головного мозга барабанщика, что сделало его мягче, камернее и, на удивление, танцевальнее за счет цепляющих хип-хоп-битов.