В ночь на пятницу, 26 февраля, вышел новый альбом Земфиры «Бордерлайн» — седьмая пластинка певицы и первая за последние восемь лет. Послушать его можно по ссылке.

Альбом вызвал бурные реакции. Мнение слушателей разделилось — одни отнеслись к новой работе звезды с чуткостью и уважением, другие раскритиковали его и назвали вторичным.

Помимо обсуждений музыки предметом критики стала обложка «Бордерлайн», которая многим напомнила сингл Brdrline американского исполнителя Leo Luganskiy.

На обложку «Бордерлайн» обратил внимание и сам Leo Luganskiy.

Реакции слушателей и критиков в соцсетях

Михаил Козырев, музыкальный критик, журналист телеканала «Дождь»:

«С прискорбием приходится констатировать: в очередной раз поразился количеству людей бестактных, циничных, безжалостных. Калибр и заслуги суперзвезды не требуют обязательно полюбить ее новую работу, но требуют элементарного уважения и оговорки — «по-моему», «мне кажется» или IMHO. Иначе — да кто ты такой, чтоб выдать пару снисходительных или уничижительных абзацев в адрес артистки, чьи песни стали частью нашего генетического кода?! Альбом отчаянный, искренний, а в некоторых песнях просто душераздирающий — как акт публичного обнажения, — и если тебе не зашло, отведи глаза и пройди мимо, но не сплевывай и не туши бычки о тело артистки».

Василий Зоркий, музыкант, продюсер, лидер группы «Зоркий»:

«Музыкально это самый сильный альбом Земфиры со времен «Вендетты», а может, и вообще — затейливый, сложный, круто придуманный, разный — разные музыканты, разный звук, нюансы, тонкости, детали. У меня такое ощущение, что мне принесли ужин в ресторане высокой кухни с десятью переменами блюд. <…> У нас всех какие-то оказались очень хаха абьюзивные отношения с певицей Земфирой по итогам двадцатилетнего сожительства. Мы ее сначала наделили кучей качеств, ожиданий, своих представлений о прекрасном, а теперь обижаемся, злимся, ждем и вот это все. И совершенно не хотим смотреть на нее как просто на артиста и человека, с которым что-то происходит, а там самое интересное».

Игорь Поплаухин, режиссер:

«Невероятное эмоциональное истощение просто от 12 песен, выложенных ночью в интернет. Странная внутренняя работа по их принятию, почти сизифов труд, который зачем-то все же нужен. Поскольку я был в курсе всей ситуации в разрезе 22 лет и знаю, например, что «Почему» Земфира называла «песней всех мам», мне понятно, что это была песня-диалог между мамой и дочкой, причем «Ну почему?!», то есть припевы, там восклицала именно дочка. Потом через «Доказано» и «Любовь как случайная смерть» это пришло к «Маме» («тысячу раз хотела рассказать, что ты мне врала»). И следующей моей мыслью стало — что передо мной некое культурное явление, которое перекинулось уже на третье десятилетие. И вот я наблюдаю его развертывание и себя в его контексте. Явление это не загнулось, а продолжает жить и дышать».

Андрей Юдин, гештальт-терапевт:

«Три мысли, которые возникли у меня после прослушивания нового альбома Земфиры: 1. После изучения соматической психотерапии такую музыку слушать уже невозможно. Эмпатический резонанс с телом исполнителя (и всем, что в нем накоплено) начисто перебивает любые впечатления от музыки и текстов. 2. Обо всем этом еще в конце 1980-х спела Янка Дягилева, которая незадолго до смерти гениально описала этот вид творчества в песне «Продано». 3. Пограничное расстройство личности, англ. borderline personality disorder, в честь которого назван альбом, — самое простое в терапии личностное расстройство с самым лучшим прогнозом».

Рената Литвинова, актриса, режиссер:

«Вышел грейт альбом — Земфира, поздравляю! Спасибо — за идею обложки — Дэмне Гвасалия и — Дане Лебедеву — за дизайн — люблю вас».

Олег Кармунин, музыкальный критик, Telegram-канал «Русский шаффл»:

«Песни на новом альбоме Земфиры похожи на жужжание в груди. Когда сидишь на железной скамейке, ожидая приема к зубному, и сосредоточенно волнуешься. Песни на новом альбоме Земфиры демократичны. В них меньше громоздких метафор и драматичных мелодий, как будто такие песни мог бы написать какой-нибудь инди-музыкант-хорошист. Песни на новом альбоме Земфиры полностью адекватны времени. Они не подходят для исполнения на стадионе, потому что на стадионах уже никто не выступает. Все ждали, что возвращение певицы раскрасит наше печальное настоящее. Спасет от пандемии коронавируса, холодной зимы и Алишера Моргенштерна. Объяснит, куда надо смотреть. А как вам такой поворот: Земфира нас не спасет. Ее песни такие же потерянные, как мы».

lisa chu, Telegram-канал «а еще кино»:

«Так, к последнему альбому Земфиры у меня только один вопрос — ребят, а че вы там такое хотели принципиально новое услышать? Обычная, нормальная Земфира, нот грейт, нот террибл, то, что кого-то не торкает так же, как 15 лет назад, — так это потому, что вам уже 30 с чем-то, а не 15».

Кристина Сарханянц, музыкальный критик, Telegram-канал «Чушь в массы!»:

«Думаю, не мне одной и уж тем более не мне первой пришла в голову одна страшная мысль. Утром переслушала «Черный альбом» группы «Кино», которому в этом январе, к слову, исполнилось ровно 30 лет. А потом «Бордерлайн». Знаете, это «Черный альбом» Земфиры. По‑своему. Не с точки зрения соразмерности или, слава богу, контекста, а по стати: в фокусе тут все тот же бытовой пессимизм, усталость, выпотрошенность. <…> Главное ощущение от «Бордерлайна» у меня: не по себе. Но я очень советую вам остаться с этими песнями один на один и сформировать собственное к ним отношение».

Илья Красильщик, журналист, издатель:

«Земфира уже давно не Главная Певица, ее альбом не Главный Альбом, она реальность не формирует, она из нее вышла и в другой живет, очевидно. Время поменялось, вокруг куча всего другого появилось, не надо ее альбом воспринимать как главное, что вообще есть. Я послушал первый раз, мне совершенно не зашло. Потом сделал три вещи: 1. Попытался отстраниться от неприязни к человеку (точнее, я ее боюсь). 2. Попытался отстраниться от старых песен (а также забыть, как они мне все надоели, потому что я их слишком много слушал). 3. Сел в машину, поехал и врубил на полную. Отличный альбом».

Андрей Ланд, коуч:

«На что надеюсь лично я. Что талант Земфиры гораздо масштабнее того уровня страданий, который она умеет описывать так блистательно. И мне ужасно хочется, чтоб следующим шагом случился некий «выход вверх», который непременно случается с человеком, который прошел сквозь личный ад, исцелил старые травмы, простил и отпустил всех, кого нужно, и — делает шаг на следующий виток спирали, где творчество уже не способ избавления от боли, но инструмент реализации высшего Я, ради чего, собственно, каждый художник в этот мир и приходит… Очень жду Земфиру, которая взлетает».

Дмитрий Маликов, певец:

«Довольно внимательно послушал новый альбом Земфиры. Она, конечно, очень сложная, безумная, колючая, сильно талантливая. Может быть, она и разошлась со временем (поэтому много критики), но не с собой, безусловно… Пластинка — большое событие в нашем музыкальном болоте по‑любому».

Михаил Ратгауз, кинокритик, историк кино:

«Неожиданно впервые в жизни тоже понравилась Земфира. Никаких трещинок, очень мало сурдины и назальности, которая всегда так мешала. Музыка, сделанная не из-под челки. Все-таки у взросления есть и свои преимущества».

А вам понравился новый альбом Земфиры?
Да
0%
Нет
0%