Традиции украшать гостиницы картинами больше ста лет: один из первых отелей здесь — «Золотая голубка» на юге Франции. Это деревенский отель и ресторан, коллекция искусства которого может посоревноваться с любым мировым музеем. Искусство здесь появилось органически. Поль Ру, владелец и основатель, очень любил искусство и приглашал к себе художников со всех окрестностей. Они с радостью останавливались в его гостинице, ели, пили, веселились и творили, а в знак благодарности часто оставляли здесь свои работы. Имена этих художников теперь известны всем: Анри Матисс, Пабло Пикассо, Александр Колдер, Фернан Леже, Соня Делоне, Хуан Миро и многие другие.


Как предметы искусства оказываются в интерьерах гостиницы? Если владелец — коллекционер, все лобби, коридоры и номера становятся его выставочным полигоном. Так произошло с отелем Негреско, в стенах которого Жанна Ожье разместила коллекцию от позднего Ренессанса до ампира, бозара и ар-деко. Отель St. Regis в Сингапуре может похвастаться одной из самых внушительных частных коллекций в Азии. Имя владельца не раскрывается, сразу с порога понятен его вкус: на стенах — Шагал, Пикассо, Ботеро, Фрэнк Гери. При заселении в Dolder в Цюрихе вместе с ключами от номера гости получают ArtPad, навигатор по личной коллекции Ури Шварценбаха, чтобы ни один экспонат не остался без внимания. На входе постояльцев встречает гигантская работа Энди Уорхола, а во дворе поджидают Кит Харинг и Ники де Сен-Фалль.

St Regis
St Regis, Сингапур


Некоторые отельеры идут дальше и строят специальные выставочные пространства внутри отелей. В японском Benesse House невозможно попасть на завтрак, не познакомившись с работами Брюса Наумана и Энди Уорхола. В выставочном зале отеля Bellagio в Лас-Вегасе встречаются неизвестные работы Пикассо, яйца Фаберже, собрание скульптур и картин конца XIX и XX веков, включающее работы Пикассо, Моне и Ван Гога.


В погоне за богатыми и статусными клиентами некоторые владельцы идут дальше и приглашают художников еще на стадии проектирования. Номер авторства Дэмиена Херста в Palms Casino Resort в Лас-Вегасе стоит $200 тысяч за ночь. Изображения фирменных херстовских черепов, таблеток и бабочек встречаются почти на всех поверхностях: инкрустированный пол, расшитое постельное белье и оригинальные работы художника на стенах.

Dolder Hotel Clint Jenkins / Courtesy
Palms Casino Resort, Лас-Вегас

В лондонском отеле The Beaumont есть комната Энтони Гормли. Художник называет ее скульптурой. Действительно, это мало похоже на классический номер. Площадь спальни составляет всего 6 квадратных метров, но высота потолка превышает стандартную в шесть раз. Художник предполагает, что жители номера, оказавшись внутри его скульптуры, погрузятся в особое медитативное состояние и смогут насладиться полным уединением перед сном.


В России примеров, соизмеримых по масштабу имен и бюджетов, потраченных на искусство, пока нет, хотя практически в любом городе можно встретить отель с приставкой «арт». Зачастую она ничего не несет. Скорее всего, мы увидим садовых гномов и икеевские постеры на ярко окрашенных стенах. Другой вариант — эксплуатация имен художников в названии и позиционировании. Подтверждение тому — недавно открывшийся в Москве отель «Ван Гог» и хостел «Малевич» в Петербурге с унылыми репродукциями художников на стенах.

Комната Энтони Гормли The Beaumont
Комната Энтони Гормли в The Beaumont, Лондон


Главный вопрос к этим пространствам: задумывались ли они как арт-проекты? Часто искусство выполняет отвлекающую функцию, разбавляет функционально, разнообразит однотипный дизайн — и подбирается под него же. В журналах по интерьерному дизайну в таких случаях с удовольствием подписывают, что зеленая фигура на портрете удачно рифмуется с зеленым диваном. И, как избыточный элемент, легко может стать предметом экономии.


Поэтому художники при каждой выставке в стенах отеля серьезно задумываются не будут ли их работы восприниматься как просто предмет декора и «убранство гостиницы». Нижегородский уличный художник Максим Трулов считает что опыт арт-отелей вскоре уйдет из России вовсе и уступит дорогу более прогрессивным пространствам с искусством. В качестве удачного примера он приводит московский «Рихтер», где в рамках проекта «Рихтер. Регионы» вместе с куратором Александром Бланарем показывал нижегородское современное искусство. «Как только я попал туда, понял, что это не просто какая-то типичная гостиница, а организм, где искусство живет и развивается параллельно основному ремеслу, гостиничному (хоть и совершенно отличается от всех гостиниц, которые я когда-либо видел)». Несколько работ Максима украшают нижегородский Sheraton, куда традиционно селят гостей и номинантов премии «Инновация» и других культурных событий города. На фоне «Рихтера», в стенах которого регулярно проходят перформансы, показы, разнообразные культурные события и живет галерея Szena, Sheraton выглядит менее притязательно: его стены скромно украшает коллекция владельца. «Да, это не «Рихтер», он работает несколько иначе, но абсолютно уверен, что владелец коллекции, в которую попала мою работа, хорошо разбирается в искусстве и не будет прикрывать картинами плохо окрашенную стену».


Основательница «Рихтера» Настя Ефимова показывала большое искусство еще в прошлом проекте, открытой в 2016 году гостинице Brick, номера которой украшали работы в том числе классика советской абстракции Игоря Вулоха (его живопись уходила за $20−30 тысяч на аукционах). Знакомые часто спрашивали, не опасается ли Настя пропажи искусства из номеров. «Сейчас это и вовсе звучит абсурдно, — отмахивается Ефимова. — В «Рихтере» постоянно меняется экспозиция, проходит до восьми-десяти выставок в год — совместно с галереями, фондами и непосредственно художниками. Часть работ «Рихтер» выкупает в коллекцию. В прошлом году этому поспособствовала наша резидентская программа: в мастерских «Рихтера» работали Алиса Йоффе, Ян Гинзбург, Вова Перкин, Евгений Гранильщиков, Лиза Бобкова и другие художники».

Отель «Рихтер», Москва


Мария Насимова, основатель фонда поддержки и продюсирования культурных событий LOUD, сама предпочитает останавливаться в арт-отелях. Она считает, что искусство, которое оказывается гостиницах, ресторанах и магазинах, и формирует рынок, и не видит ничего странного во флере декоративности, который изящному придают подобные локации. «Что плохого в декоративности? — недоумевает Мария. — Коллекционеры тоже вешают картины в интерьерах, но при этом я не слышала, чтобы они отказывались отдавать картины в музей, потому что стены дома опустеют. Я лично получаю удовольствие от грамотно подобранных предметов искусства в гостиницах. Недавно видела в отеле чудесную подборку винтажных постеров Keith Haring фестиваля Montreux Festival».

Wynwood, Санкт-Петербург
Wynwood, Санкт-Петербург


Кто выбирает искусство в гостиницы? Один из вариантов — специально приглашенные дизайнеры и арт-консультанты. За наполнение питерского отеля Wynwood отвечает управляющий директор Анастасия Баранова в сцепке с арт-консультантами. Wynwood начали формировать коллекцию на второй год работы. «Бюджет формируется исходя из показателей отеля. Когда все хорошо, мы готовы тратить на искусство. Во время локдауна покупок позволить себе не могли, но старались поддерживать художников и музыкантов: предоставляли номера для репетиций артистам Мариинского театра, например», — рассказывает Анастасия. Предметы искусства отель покупает для того, чтобы дарить гостям новый опыт и впечатления, а также придавать уникальности каждому сюиту.

Часто сам отель начинает работать как галерея и стимулирует гостей разбираться в изящном и коллекционировать его: они могут привыкнуть жить в искусстве или привязаться к работам, которые увидели в своем номере или лобби, и захотеть забрать их домой. Одну из работ Саши Фроловой постоянная гостья купила всего через несколько дней после того, как объекты появились в Wynwood. Дальше уже предусмотрены разные финансовые модели поведения с продажей искусства: московский «Рихтер» процента за покупку искусства в своих стенах не берет, а Wynwood берет, но деньги вкладывает в дальнейшее приобретение художественных работ в коллекцию.

Benesse House
Benesse House, Наосима, Япония


Саша Фролова отмечает, что рада показывать искусство за пределами музеев и галерей — часто организует проекты в публичных местах — торговых центрах, ресторанах, парках, садах, потому что это делает современное искусство более доступным зрителю. «Мне кажется, что российскому зрителю необходимо привыкать к современному искусству. Его приобретение стало нормой для простых людей. Здорово, когда ты можешь пожить рядом с искусством в отеле, прочувствовать его и, возможно, не захотеть с ним расставаться».


Независимый куратор Катя Крылова не видит ничего плохого в том, чтобы искусство появлялось в самых разных пространствах. «Здесь важны два аспекта: с какими работами искусство соседствует и какой стиль и позиционирование у отеля в целом. Бывают отели, обвешанные подарками и случайными покупками владельца с плохим вкусом, а бывают пространства, близкие по наполнению к галереям. Плохо, когда серьезный или потенциально серьезный художник оказывается среди хлама. Отелям как раз, похоже, и пригодится армия безработных кураторов».