Я очень открытая. Когда прихожу на интервью — трещу без умолку.

В детстве я постоянно устраивала представления. Заставляла всю семью приходить, садиться и платить за просмотр. В вопросах бизнеса я была подкована.

Видели бы вы меня в 14 лет — долговязая балерина в очках и с брекетами!

Мы не были особенно богаты, но, как и у всех в округе, у нас был бассейн. Я обожала плавать. Мама не могла вытащить меня из воды: она ставила тарелку с едой на край бассейна, и я ела не вылезая.

В детстве, в Австралии, я всегда хотела играть в хоккей. Но там, где я жила, не было льда. Это жаркий прибрежный город.

Семья матери выращивала пшеницу, а отцовская — сахарный тростник и манго. Я больше знала об основах сельского хозяйства, чем об актерском мастерстве.

Кем я только не работала. Упаковывала товары для серфинга, мыла посуду в ресторане, делала сэндвичи в «Сабвее».

«Волк с Уолл-Стрит» открыл для меня много дверей.

Обо мне писали: «Марго Робби — внезапная сенсация!». Ничего внезапного. Это годы тяжелой работы.

Обожаю самолеты. Даже еду на борту. Никто тебя не беспокоит, не звонит, сообщения не доходят. Безмятежность!

Пусть один из десяти человек вонзит тебе в спину нож, я лучше приму этот удар ради отношений с другими девятью. Жизнь без дружбы — это не жизнь.

Я приняла сознательное решение не встречаться с актерами.

Если верить таблоидам, моя личная жизнь очень бурная. На деле она и близко не напоминает ничего подобного.

Я стараюсь быть здоровой, а не худой.

Я была абсолютно одержима «Титаником» — не фильмом, а самим кораблем. Чертила диаграммы и разрабатывала теории о том, что он не утонул бы, если бы его сконструировали иначе.

Исполнительница главной роли в кино всегда хорошенькая и худая. Так складывается стереотип, что тебе нужно выглядеть определенным образом — и, попадая в кино, ты постоянно чувствуешь его давление.

Я никогда не была циничной.

Многое о боли и страдании я узнала во время съемок сериала Pan Am. Нам приходилось носить утягивающие пояса и лифчики из эпохи 1960-х. Теперь, читая сценарии, я обращаю внимание, какое нижнее белье на моей героине.

С тех пор как моя карьера пошла в гору, чаще всего я слышу: «Никогда не меняйся, Марго». И «Так больше нельзя, Марго».

Каждый раз, когда я вижу пианино, я испытываю острое желание на нем сыграть.

Меня изводит джетлаг. Но это прекрасная проблема. «О, мне приходится так много путешествовать — как ужасно!»

Играть плохого персонажа всегда веселее, чем хорошего.

Терпеть не могу фотосессии, на которых мне говорят: «Будь собой». Это забавно: как только ты становишься актером, все хотят узнать, что ты за человек на самом деле. Но я становилась актрисой не для того, чтобы показать вам саму себя.

Есть люди, которые строят карьеры и компании благодаря своей популярности в Instagram. Но за ними ничего нет.

Манеры быстро меняются, стоит отрастить дюймовые акриловые ногти.

Если режиссер вынужден выбирать между мной и Эммой Стоун, он выберет Эмму Стоун.

Среди актрис я точно не самая красивая. Я росла, совершенно не чувствуя себя привлекательной.

У меня большие, большие мечты о будущем.