Когда вы в меньшинстве, у вас появляется сила. Не важно, в какой вы индустрии работаете — политике, на рынке акций или в киноиндустрии.

У меня лучшая профессия на свете — я и дня в жизни не проработала. Кто знает, может быть, поэтому работаю так много?

Правила жизни Дженнифер Лоуренс
Далее Правила жизни Дженнифер Лоуренс
Правила жизни Шерон Стоун
Далее Правила жизни Шерон Стоун

Я первой в моей семье окончила колледж. Я была в ужасе от мысли, что мои родители каждый год будут отдавать кучу денег на мое образование, а меня еще и запросто могут вышвырнуть оттуда.

Как бы я определила мужественность? Это зависит от человека. Есть очень эмоциональные мужчины и очень амбициозные — и то и другое работает в связке.

Сексизм и гомофобия рождаются от страха перед женственностью. Некоторые считают это слабостью. Мы должны изменить такое определение, дать понять, что женственность — знак силы.

В начале карьеры вы напуганы до смерти и готовы сниматься в кино за просто так. Теперь, если кто-то хочет нанять меня, он должен понимать, что на благодарности далеко не уедешь. Были случаи, что я отказывалась от ролей, если компании вели себя по‑свински.

Я очень боялась появиться в NASA и начать задавать тупые вопросы, это же такой стереотип: появляется актриса из Голливуда и начинает задавать глупые вопросы. «Какую музыку вы слушаете в космосе? А что это вы там делаете?»

Когда я увидела «Интерстеллар», я подумала: «О, Энни и Мэтью (Энн Хэтэуэй и Мэтью Макконахи. — Esquire) так веселились, «болтаясь» в воздухе! Как же так? Как я могла пропустить все это?» (по сюжету фильма героиня Честейн не покидала Землю. — Esquire).

После четырех месяцев съемок «Древа жизни», когда эти детишки вернулись к своей настоящей матери, у меня началась истерика. Я как будто снова осталась одна.

Только я подумала о том, как было бы круто сыграть астронавта, как бац — и вот она, возможность, — мне позвонил Ридли Скотт!

Да, я могу притвориться астронавтом, но я знаю, что не полетела бы в космос. Не хотела бы оказаться в ситуации на грани жизни и смерти. Я знаю, что плохо с этим справлюсь.

Самым сложным было играть женщину, которой раньше никогда не существовало. У нас не было командоров-женщин, тем более на Марсе.

Каждый раз, когда мне говорят, что я понравилась кому-то в «Прислуге», я задаю встречный вопрос: «Вы знаете, какая у меня там была роль?» Целый год после выхода фильма меня постоянно путали с Брайс Даллас Ховард.

Я люблю быть на съемочной площадке с животными и детьми. Они живут настоящим, живут моментом в отличие от взрослых.

Для съемок с животными мне не нужен дублер.

Нам всем важно научиться одному — не пытаться контролировать другого. Только так мы сможем обрести счастье и свободу, сможем найти мир с собой.

Все всегда говорили, что играть злодея — круто. Так вот, когда моя героиня была отрицательной, мне было не до веселья. Еще никогда я с таким удовольствием не прощалась с персонажем. Это боль эмоциональная и физическая — знаете, насколько тяжелый парик приходится носить? А как туго затягивают корсет?

Я решила отправиться в Освенцим. Хотела понять, каково это было — там находиться. Изо дня в день.

Знаете, почему я люблю «Свадьбу лучшего друга»? Потому что героиня остается не с тем парнем, а в компании друга, и этот поворот мне кажется гораздо интереснее.

Чтобы женщина сегодня зарабатывала больше мужчины, ей надо быть проституткой, моделью или сниматься в порно.

Я люблю запах скошенной травы, и мне нравится, как шумят разбрызгиватели на лужайке.

Иногда я хожу в кино, чтобы просто поесть попкорн и ни о чем не думать.

Наверное, это самое сложное — бороться с ненавистью с помощью любви.

Из-за того что я сутулюсь, меня постоянно спрашивают: «Вы беременны?» Нет, блин, я просто так стою.

Я верю в призраков. Потому что так веселее.

Ненавижу, когда мерзнут ноги. ≠