В детстве я мечтал быть архитектором или писателем, играл в школьных спектаклях и снимал фильмы на пленку Super 8. Повзрослев, я просто соединил все эти вещи. Мои герои кажутся зрителям чудаками. Тем не менее каждый персонаж каждого моего фильма написан с реального человека или с нескольких сразу. Я всегда ел по два десерта в день. Теперь ем по одному. Чего не сделаешь ради здоровья.


Что больше всего раздражает в Уэсе Андерсоне? Я очень ворчливый и капризный.

Не сказать, что у меня много киновлюбленностей. Первой на ум приходит Фэрра Фосетт — в детстве мы с друзьями ее обожали, у нас висел плакат с ней в купальнике. Если говорить о недавних зазнобах, я пересматривал фильмы 1920−1930-х годов, и в половине из них снимались Джоан Кроуфорд и Барбара Стэнвик. Но моя фаворитка — Джоан Блонделл, о которой я узнал полтора месяца назад. Она лучшая.

Однажды по просьбе Билла Мюррея я вез 10 тысяч евро в кейсе из Венеции в Рим. Они предназначались человеку по имени Луиджи. Ничего криминального — это был депозит за съемную квартиру, но было весело. Кстати, ради 10 тысяч евро не стоит покупать целый кейс. Я не снял ни одной комедии в чистом виде — посреди повествования всегда происходит слом, превращающий фильм в нечто мрачное.

Моя фантазия подпитывается моим бэкграундом и психологическими особенностями. Я это не контролирую и не выбираю — я просто живу внутри фильмов. Для хорошего фильма нужно много идей и театральное видение. Сеттинг, декорации, костюмы — все должно быть немного преувеличенным. Юмор передается и костюмом, и усами героев. Я обожаю костюмы — они многое говорят о персонаже. Мои фильмы можно интерпретировать по‑разному. Думаю, многие люди смогут аргументировать причины, чтобы ненавидеть их.

Я не думаю, что кто-либо из нас является нормальным человеком.

Не думаю, что читать отзывы или рецензии на собственный фильмы — хорошая идея. Даже если кто-то похвалит кино, вы обязательно найдете негатив, который вас стриггерит. В общем, пользы от этого мало.

Я не бросаю себе вызов — я жажду приключений. Ну и хочу рассказать хорошую историю, конечно.

Индия — прекрасное место для иностранца. На каждом углу есть что-то смешное или трогательное, то, что вас удивит. Я увидел Тимми (Тимоти Шаламе. — Esquire) в «Леди Берд» и «Зови меня своим именем» и с тех пор никого не представлял в роли Дзеффирелли, кроме него. Плюс он говорит по‑французски и выглядит так, будто вышел из фильмов Эрика Ромера. Ему бы жить году в 1965-м, брать рюкзак, садиться на поезд и ехать к морю дней на десять в ненастную погоду. Да, французская «новая волна» приняла бы его с распростертыми объятиями.

За годы работы я уяснил правило: если хочешь, чтобы актер отказался от конкретной роли, — предложи ему ее. Они все сразу начинают сомневаться: «Действительно ли я нужен для этой роли? Потяну ли я?» — и говорят: «Мне нравятся другие роли, но они уже заняты». Постоянно с таким сталкиваюсь.