Есть у меня одна мечта — родиться Элвисом.

В детстве моя мать никогда не покупала мне книжек-раскрасок и тем самым спасла меня, потому что ничто так не убивает детскую фантазию, как раскраска.

Все, что я узнал в своей жизни, я узнал потому, что решил попробовать что-то новое.

Каждый день, подчас незаметно для нас самих, нас посещают сотни идей, и тот день, когда тебе в голову приходит идея, в которую ты готов влюбиться, можно считать по‑настоящему великим днем.

Я не люблю Томаса Эдисона. Мой человек — это Никола Тесла.

Правила жизни Софии Копполы
Далее Правила жизни Софии Копполы
Правила жизни Такэси Китано
Далее Правила жизни Такэси Китано

Я люблю, когда в вещах есть порядок. Семь лет подряд я ел в Bob’s Big Boy (калифорнийская сеть кафе. — Esquire). Я приходил в 14:30, сразу после обеденной толчеи, выпивал шоколадный коктейль и четыре или пять, а то и семь кружек кофе. В кофе я клал много сахара — как и в шоколадный коктейль. Сахар давал мне встряску, и в голове вспыхивали идеи. Идеи я записывал на салфетках, и в этот момент я чувствовал себя так, будто это и есть мое рабочее место — письменный стол и важные бумаги. Все, что мне было нужно в такой момент — не забыть захватить с собой ручку, но даже если я приходил без ручки, официантка обязательно давала мне свою.

Я люблю Лос-Анджелес. Люди всегда стараются найти место, которое разговаривает с ними, и Лос-Анджелес для меня — такое место.

Если бы мне пришлось уехать из Америки, я жил бы во Франции, потому что искусство там до сих пор священно.

За свою жизнь я сказал много плохого про Филадельфию, и я все еще не готов отказаться от своих слов.

В большом городе всегда больше страха.

В Голливуде принято любить деньги, и я тоже люблю их всем сердцем. Но я никогда не думаю о деньгах, снимая кино.

Меня часто спрашивают, почему я снял тот рекламный ролик для Гуччи, и каждый раз людей удивляет мой ответ: деньги.

Хорошая музыка — это та, от которой кто-то плачет, а кто-то смеется.

Помните, что режиссер просто показывает жизнь. Он как повар. Повар способен приготовить рыбу, но он не способен создать рыбу.

Я начал с профессии художника, поэтому кино для меня — это просто способ заставить картины двигаться.

Кино — это способ выразить свою идею. Но и бревно — это способ выразить свою идею, просто для каждой идеи существует свой материал. Из бревна можно сделать стул, а в искусно сколоченном табурете может оказаться не меньше красоты, чем в целой картинной галерее.

Я не понимаю людей, которых не волнует красота раковины в уборной.

Даже не могу вспомнить, когда и почему я так заинтересовался зубами, стоматологическими инструментам, бормашиной и нервами, пронизывающими зуб. Но больше всего мне нравится, когда твой зуб выдернут и лежит перед тобой.

Я пытаюсь найти вещи, которые способны меня зажечь, а потом смотрю, насколько хорошо то же самое действует на других.

Я люблю работать ночью, потому что это дает тебе ощущение, что в мире остаются только ты, твоя работа и те, кто помогают тебе ее делать.

Время перестало иметь для меня значение в тот момент, когда я понял, что есть люди, у которых в сутках двадцать пять часов, и есть те, у кого только двенадцать.

Самые большие тайны ты узнаешь случайно. Я помню, как несколько лет назад говорил с одним звукорежиссером, и он сказал мне: «Дэвид, через мою студию прошли тысячи людей, и, поверь мне, никому на Земле не нравится, как звучит его голос».

Выступать перед людьми — вот что я действительно ненавижу. Всего сорок лет назад я не мог и двух слов связать перед аудиторией, но с тех пор все же немного изменился.

Интернет хорош тем, что сумел собрать огромное количество людей в одном месте. Но он не смог дать им ощущение единства.

Я заметил, что, садясь с кем-то за стол, за чашкой кофе ты решаешь гораздо больше, чем за бокалом вина.

Жизнь очень и очень сложна, так что нужно и фильмам позволить быть такими.

Я предпочитаю цифровые камеры, потому что пленка — это очень тяжело, и я имею в виду лишь физический вес. Вы знаете, сколько весит двухчасовой фильм?

Для кого-то камера — это дар, а для кого-то — проклятие.

Цифровая камера — это возможность. У каждого есть бумага и ручка, и значит, каждый может сесть и написать роман. Цифровая камера дает каждому возможность снять фильм.

Я не люблю ходить в кино. Обычно я говорю, что не хожу в кино, потому что у меня нет времени, но на самом деле я просто не люблю ходить в кино. А еще мой организм очень плохо усваивает попкорн.

Дерьмово — вот как я себя чувствую последнее время.

Не нужно снимать фильм, который ты никогда не хотел снимать.

Никто не может приготовиться к будущему.

Меня всегда удивляло, насколько некоторые старые дома похожи на людей.