Говорят, исполнители блюзов всегда плачут в кружку с пивом. Но знаете что? Я не пью.

По-моему, люди не созданы для того, чтобы все знать.

В этом году я дам примерно 180−190 концертов. Но это чуть меньше обычного. Раньше я давал в среднем по 230−240 концертов в год. В 1956-м у меня их было 342. Но тогда я был молод и обожал свою работу. Я и не замечал ничего, пока агенты не сказали мне в конце года: «Би Би, знаешь, сколько раз ты выступил?» И тут даже я удивился.

Правила жизни Честера Беннингтона
Далее Правила жизни Честера Беннингтона
Правила жизни Сергея Шнурова
Далее Правила жизни Сергея Шнурова

Я был женат дважды. Мой последний брак распался в 1968-м. Причиной развода стало невыполненное обещание. Понимаете, я обещал ей, что в следующем году буду работать не так много. Но потом у меня возникли проблемы с налоговой службой, и пришлось работать столько же, сколько раньше, чтобы расплатиться с государством. Тогда она сказала, что я солгал, хотя я этого никогда не делаю. Я пытался объяснить ей, что не мог поступить иначе. Но она продолжала твердить: «Ты же обещал!»

Да, я люблю женщин больше всего на свете, но это не значит, что я хочу спать с ними со всеми. Дайте мне объяснить. Это как смотреть на розу. Роза — это роза. Она красивая. Но это не значит, что ее надо обязательно сорвать и нацепить себе на лацкан.

Гитара, на которой я играю, — это «Люсилль» номер шестнадцать (Люсилль — это имя первой жены Кинга. — Esquire). Вообще-то есть и семнадцатая — ее сделали на мой семидесятый день рождения. Но я никогда не беру ее с собой на гастроли, потому что на ней мой портрет. Мне нравится сидеть у себя дома и просто смотреть на нее.

Раньше у меня была страсть к азартным играм. Но тридцать лет назад я переехал в Лас-Вегас, и это меня излечило. Мой тогдашний импресарио кое-чему меня научил. Он сказал: если идешь в казино, чтобы поиграть, выписывай там чеки. Это одна из самых умных вещей, какие я слышал в жизни. Потому что, когда тебе возвращают погашенный чек и ты видишь, какую кучу денег выбросил на ветер… ты ведь мог бы отдать их своей семье или своей подружке. А проиграть — это все равно что пойти на берег Миссисипи и выкинуть их в воду. В общем, когда я увидел, сколько денег пропадает зазря, все как рукой сняло.

Вода из черного фонтана ничуть не хуже на вкус, чем из белого.

Я родом из деревни. Люблю природу. Мне не нужны всякие модные вещи, автомобили, то да се. У меня есть хорошая машина, мерседес. А еще старый грузовичок «Эль Камино», от которого я без ума. Как здорово иногда сесть в этот грузовичок и поехать в холмы рядом с тем местом, где я живу, под Вегасом, да еще захватить с собой фотоаппарат! Это для меня сущий рай — любоваться природой и фотографировать всяких птиц и зверюшек.

Насчет американского правительства… не знаю. Я не знаю, о чем думает президент, сенаторы и остальные. Они же ничего нам не говорят. Мы столько разного читаем, а всей правды не знаем ни о чем. Что происходит на самом деле? Кто это знает? По‑моему, Америка слишком торопится воевать. Мы не думаем о том, во что это выльется.

Меня с детства учили, что мужчина должен защищать свою семью. Если в дом хочет ворваться волк, тебе надо встать на пороге. Тогда прежде, чем попасть в дом и накинуться на твою семью, он должен будет одолеть тебя. Я один из тех, кто всегда готов встать на пороге.