Лучший совет, который мне когда-либо давали, он же самый худший: нужно быть очаровательным человеком. Кто-то сказал, что в этом все дело. С тех пор я стараюсь действовать от обратного.

Не знаю, чем бы я занимался, не стань я актером. Прежде чем поступить в драматическую школу, я долгое время сидел в Ковентри вообще без работы. Тогда безработица была серьезной проблемой. Мне становится по‑настоящему страшно, когда я представляю, что было бы, не сложись у меня актерская карьера.

Лучшая сторона славы — получать билеты на концерты и футбольные матчи и столики в ресторанах, где тебе хочется отобедать. Это что касается преимуществ. Минус в том, что за тобой постоянно кто-то следует.

Немногие работы вызывают у меня настоящее чувство гордости. Если выбирать, то, пожалуй, это «Близость» и «Дитя человеческое». «Близость» имела для меня особое значение, поскольку до съемок в фильме я играл в спектакле по оригинальной пьесе. Кроме того, работать с такими замечательными актерами (в «Близости также снимались Джулия Робертс, Натали Портман и Джуд Лоу. — Esquire) — настоящая честь.

Люди до сих пор спрашивают меня про «Дитя человеческое». Фильм поднимает вопросы, актуальные и сегодня. Это серьезная картина, и Альфонсо Куарон — настоящий визионер.

Самый сюрреалистичный момент в моей карьере? Эта фотография, которую, наверное, не нужно всем показывать (Оуэн достает телефон и показывает селфи с Бараком Обамой, который попросил его об этом. — Esquire). Снимок сделан пару месяцев назад, это было классно. Он большой фанат сериала «Больница Никербокер», в котором я снимался.

Я обожаю спорт, особенно футбол и теннис. Смотреть спортивные каналы дома — мой способ релаксации.

Дэвид Боуи оказал на меня огромное влияние. Если выбирать любимый альбом, то это будет Hunky Dory, потому что с него началось мое знакомство с творчеством Боуи. И это единственная причина, по которой я отдаю преимущество этой пластике. Я люблю все, что он делал.

Есть два режиссера, с которыми я не работал, но согласился бы, не раздумывая — Пол Томас Андерсон и Жак Одиар.

Мне всегда казалось, что лучший возраст — тот, в котором ты находишься. Поэтому нам, актерам, повезло: мы получаем новые роли и возможности с тем, как мы взрослеем и меняемся.