Мне 52 года, а я вижу, что меня окружают все те же стереотипы, что и в моем детстве.

Мне нравится жить в государстве, где о президенте я могу сказать плохо и не сяду за это в тюрьму. Приятно иметь такую свободу.

Я жил в богатых районах Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и Лондона. И, как правило, все миллионеры там выглядели несчастными. Вы живете в России, и я уверен, что, если вы придете на вечеринку, где будет полно олигархов, вы заметите, что никто из них не улыбается.

Даже во времена холодной войны в США никто не имел ничего против русских. Претензии друг к другу предъявляли политики. То же самое происходит сегодня. Меня бы больше вдохновляло, если бы лидеры с обеих сторон проявляли мудрость и были открыты к диалогу. Потому что большинство решений, которые принимают и с той, и с другой стороны, будто бы не имеют никакого смысла и уж точно никак не относятся к простым гражданам.

Почему у меня опускаются руки? Мы совершаем одни и те же ошибки. Мы знаем, что убивать животных ради еды — это жестокость и бесполезная трата ресурсов. Мы знаем, что переработка нефти вредит экологии. Мы безоглядно используем природные ресурсы, и это приводит нас к бедствиям.

Если мы посмотрим на историю человечества в развитии, мы найдем достаточно поводов для оптимизма. Скажем, еще сто лет назад в Соединенных Штатах женщины не могли голосовать, однополые пары — регистрировать брак, а дети работали на заводах. Постепенно мы движемся в сторону прогресса и просвещения. И в то же время вокруг много странностей. Мы забываем, что такое гуманность, в нас мало человечности. Мы часто становимся проблемой для самих себя.

Для большинства музыкантов гастроли — это способ заработать. Но я абсолютно счастлив оставаться дома и вести обычную жизнь: создавать музыку, заниматься общественной деятельностью, ходить пешком и проводить время с друзьями. Идея вернуться к жизни в аэропортах и отелях с плохой едой меня больше не вдохновляет. Жизнь слишком коротка для всей этой ерунды.

Когда я был моложе, я думал, что есть вещи, которые помогут мне решить любые проблемы. Например, если я стану публичной персоной, буду записывать альбомы и ездить в туры, мне не о чем будет переживать. Со временем я понял, что все устроено иначе. Деньги не приносят радости и комфорта, о которых ты мечтал, когда взрослел.

Электронная музыка — самая демократичная: если ты подросток, живешь в Москве, у тебя есть ноутбук, но ты не знаешь ни слова на английском, ты все равно можешь записать трек, который зазвучит в клубах Лос-Анджелеса.

Я люблю все, что помогает человеку избавиться от барьеров и ограничений.

Любой экран сегодня — способ общения с миром: экран телефона, телевизора или компьютера. Мы собираем информацию с его помощью, и ничего плохого в этом нет. Правда, до тех пор, пока человек осознает, что перед ним всего лишь экран — кусок стекла со светодиодами и небольшим динамиком, воспроизводящим звук.

Звук — самый древний язык. Он существовал еще до того, как мы научились говорить.

Меня не интересуют продажи альбомов, я не читаю музыкальных рецензий. Мне интересно только одно — делать, что я умею и люблю больше всего: я захожу в свою студию и чувствую себя счастливым. Выпуская альбомы, я надеюсь всего лишь достучаться до людей.

Когда я читаю Воннегута или Достоевского, я чувствую, что с ними у меня больше общего, чем со многими из моих друзей.