Сначала я был серым. Не зеленым.

Мое первое превращение было похоже на один из тех кошмаров, когда ты испуган, пытаешься изо всех сил позвать на помощь, но ничего не слышно. Ничего.

После превращения в Халка ощущения как от худшего в мире похмелья, только в десять раз хуже.

Не представляете, каково это — быть в голове Халка. И чем приходится жертвовать, чтобы доказать, что этот великан — сила добра.

До сих пор поражаюсь тому, какие глупости люди говорят, когда знают, что они точно не смогут победить. весь мир хочет, чтобы я был спокоен.

Быть Халком — это тяжелое заболевание. Как диабет или рак. Но только мне не приходится ломать голову над тем, как излечиться. Нужно думать о том, как им управлять.

Стоит мне уйти в отпуск, как тут же начинается свистопляска.

Как-то меня спросили: «В чем ваш секрет, доктор Бэннер? Как вам удается не выходить из себя и держать Халка под контролем?» Секрет в том, что я всегда зол.

Сколько докторских степеней у Халка? Ноль. А сколько у Бэннера? Семь.

Халк не испытывает сожаления. Халк есть Халк.

Чтобы не спятить и сохранить внутренний баланс, мы должны забывать столько же, сколько мы помним. многие пробовали меня убить. Я пробовал себя убить. Я не видел выхода, так что просто выпустил пулю себе в рот, но Другой выплюнул ее.

Не заставляйте меня голодать. Голодный я вам не понравлюсь.

Тони Старк и Рид Ричардс (Мистер Фантастик из команды Фантастической четверки. — Esquire) используют свой ум для спасения мира каждую неделю. Именно так они войдут в историю. А тем временем я, человек, который им ни в чем не уступает, буду счастлив, если на моем надгробии не будет написано «Халк крушить».

Я не езжу в нью-йоркском метро. Я в железной трубе, глубоко под землей, зажатый с сотнями людей в вагоне, в самом агрессивном городе в мире — это плохая идея.

Халк не понимает. Сначала человечек дерется с Халком… Теперь он дерется с врагом Халка. Но если враг Халка — это враг человечка, то… человечек — друг Халка!

Почему-то голова всегда болит, когда Халк пытается думать.

Недавно я обнаружил, что Халк ведет себя менее… импульсивно рядом с людьми, которым я доверяю и которые мне нравятся. Например, рядом с теми, кто угощает меня ланчем.

Я не очень-то хочу драться. Но когда меня кто спрашивал?

Даже сейчас я чувствую его. Похоронен где-то глубоко внутри. Следит за мной. Ждет. Знаете, что меня пугает? Когда я больше не могу сопротивляться, когда он берет верх и я окончательно теряю контроль… мне это нравится. люди говорят, халк выглядит глупым. Но люди ведут себя глупо. Иногда и Халк ведет себя глупо. Он думает, что все люди плохие. Но люди во многом похожи на Халка: иногда вредят, иногда помогают.

Всегда одно и то же. Глупые люди вредят друзьям Халка, и Халку приходится драться.

За последние пару лет были моменты, когда я думал, что, возможно, есть небольшой шанс, что я смогу контролировать Халка и обернуть всю эту мощь во благо. И, как всегда, мечта умирала, а безумие возвращалось. И каждый раз становилось хуже, чем раньше.

Я не остряк вроде человека-паука. Гамма-лучи дали мне мышцы, а не чувство юмора.

Идеальный баланс кармы. Халк крушит, Бэннер строит.

Последний раз, когда я был в нью-йорке, я это… сломал Гарлем.

Не думаю, что иметь друга-психотерапевта — безумная идея. Как и психотерапевта, который стал твоим другом. А вообще кто я такой, чтобы рассуждать о безумии?