Истории|Материалы

Сын за отца

Открытое письмо об эвтаназии, которое опубликовал в своем блоге карикатурист Скотт Адамс, автор комиксов про Дилберта.

Я надеюсь, что мой отец скоро умрет.

И пока я этого жду, мне хочется, чтобы кто-то из вас тоже умер мучительной смертью.

Я совершенно серьезно.

Моему отцу 86 лет, и он близок к тому, чтобы, черт возьми, выспаться как следует (его слова). Разум его на 98% угас, и ему остались часы — а может, месяцы — омерзительного существования в больничной койке. Не буду утомлять вас подробностями, но больше всего это похоже на ад на Земле.

Если бы отец был кошкой, мы бы усыпили его сто лет назад. И потом ни разу не оглянулись, чтобы подумать «слишком рано».

Потому что это не рано, а слишком поздно. Каждый месяц $8000 из его небольших накоплений уходят на оплату непрерывных страданий. Трудно себе представить более бездарную трату денег.

Я хотел бы что-нибудь сделать, чтобы положить конец его страданиям и позволить ему умереть достойно. Но правительство уверяет, что я не могу принять этого решения. И доктора не могут. Иными словами, правительство пытает моего отца — до смерти.

Вообще, я патриот. Люблю свою страну. Но правительство? Мы с ним только что расстались. И позвольте мне сказать следующее как можно яснее.

Если вы политик, который хоть раз голосовал против легализации эвтаназии или собирается проголосовать в дальнейшем, я вас ненавижу. Я хочу, чтобы вы умерли долгой, мучительной смертью. Я с радостью убил бы вас своими руками и смотрел, как вы истекаете кровью, — но не сделаю этого, потому что боюсь последствий. В любом случае, это доставило бы мне наслаждение, потому что вы, ублюдки, несете ответственность за страдания моего отца. Это личные счеты.

Я знаю, что у многих моих сограждан есть оправданные опасения касательно эвтаназии. Можно представить себе алчных наследников, ускоряющих смерть своей бабушки, чтобы получить наследство. Это был бы хороший аргумент, если бы эвтаназия не существовала уже успешно в других странах. И если бы хорошие в принципе вещи — вроде полиции или больниц — никогда не порождали собственных проблем.

Я ничего не имею против обычных людей, которые противостоят эвтаназии из моральных или практических соображений. Но если когда-нибудь вы действовали, исходя из этих соображений — например голосовали, — я желаю вам долгой, мучительной смерти. Вы и правительство — сообщники, вместе пытающие моего отца. Может быть, однажды вы будете пытать и меня.

Через несколько лет я, может, и успокоюсь, но сейчас мне трудно контролировать эмоции. Если бы я мог нажать волшебную кнопку, которая отправит каждого политика, выступающего против эвтаназии, в водоворот мучительной смерти, я бы нажал ее. И не чувствовал бы вины. Иногда приходится убивать злодеев, чтобы мир стал лучше. Мы занимаемся этим, когда ведем оборонительные войны, полиция делает это каждый день. Всего лишь еще одна подобная ситуация.

Мне не хочется, чтобы кто-нибудь принял эту запись за сатиру или преувеличение. Поэтому я повторю. Если вы сделали что-нибудь, или планируете сделать, для того, чтобы эвтаназия оставалась под запретом, вы — один из тех, кто сейчас пытает моего отца, а когда-нибудь, возможно, примется за меня. Я хочу, чтобы вы умерли мучительной смертью, и поскорее. И готов повторить это вам в лицо.

Заметка правительству

Я продолжу платить налоги и делать все, что требуется, чтобы не попасть в тюрьму, но не просите меня ни о чем больше. Между нами все кончено.

Апдейт

Мой отец умер через несколько часов после того, как я написал этот текст.