Истории|Материалы

Сочинение на вольную тему

Что бывший раб Журдон Андерсон ответил своему хозяину, который позвал его вернуться на работу после окончания Гражданской войны в США. Иллюстрации Антона Каннимейера.

Дейтон, Огайо, 7 августа 1865 года
Моему старому хозяину, полковнику П.Г. Андерсону, Биг-Спрингз, Теннесси

Сэр,

Я получил ваше письмо и был рад обнаружить, что вы не забыли Журдона и хотите, чтобы я вернулся и опять жил у вас, обещая позаботиться обо мне наилучшим образом. Мне часто бывало за вас тревожно. Я думал, янки уже давно вас повесили — из-за конфедератов, которых они нашли у вас дома (янки — солдаты армии Севера, конфедераты — солдаты армии Юга во время Гражданской войны в США. — Esquire). Полагаю, они не слышали и о том, как вы ходили к полковнику Мартину, чтобы убить того северянина, которого его рота оставила на конюшне. И хотя вы дважды стреляли в меня, когда я от вас уходил, мне бы вовсе не хотелось узнать, что с вами что-то случилось, и я рад, что вы еще живы. Хорошо было бы вернуться в старый добрый дом, увидеть мисс Мэри, и мисс Марту, и Аллена, Эстер, Грина и Ли. Передайте им от меня сердечный привет и скажите, что я очень надеюсь на встречу с ними — если не в этом, то в лучшем из миров. Я бы заехал к вам повидаться, когда работал в госпитале в Нэшвилле, но один из соседей рассказал, что Генри намеревался пристрелить меня при первой же возможности.

Я бы хотел знать, в чем именно заключается ваше предложение. Дела у меня тут идут сносно. Получаю двадцать пять долларов в месяц, а еще на пропитание и одежду; есть удобный дом для Мэнди — ее тут называют миссис Андерсон, — а дети — Милли, Джейн и Гранди — ходят в школу и прилежно учатся. Учитель говорит, у Гранди хватит мозгов, чтобы стать проповедником. Они ходят в воскресную школу, а мы с Мэнди регулярно посещаем церковь. Обращаются с нами тут хорошо. Иногда люди у нас за спиной говорят: эти цветные были рабами у себя в Теннесси. Детям больно слышать подобные замечания, но я им на это отвечаю, что в Теннесси принадлежать полковнику Андерсону совсем не стыдно. Многие черномазые, как и я в свое время, почли бы за честь называть вас хозяином. Если вы напишете, какую плату вы мне положите, мне будет проще решить, стоит ли возвращаться.

Что до свободы, которую вы мне обещаете, то тут мне искать нечего, поскольку все бумаги о моем освобождении в 1864 году подписал главный военный прокурор Нэшвилла. Мэнди говорит, ей страшно возвращаться, пока у нас нет доказательств, что вы действительно будете обращаться с нами справедливо и дружелюбно; мы решили проверить искренность ваших намерений, предложив выплатить нам деньги, которые причитаются за службу у вас. Это позволит нам забыть и простить былые обиды, а также надеяться на вашу честность и дружбу в будущем. Я служил вам верой и правдой тридцать два года, Мэнди — двадцать лет. Из расчета двадцать пять долларов в месяц мне и два доллара в неделю Мэнди наш заработок составил одиннадцать тысяч шестьсот восемьдесят долларов. Если прибавить к этому процент, набежавший за время задержки оплаты, и вычесть ваши расходы на нашу одежду, три моих приема у врача и один выдранный зуб у Мэнди, получится сумма, на которую мы вправе претендовать. Пожалуйста, пошлите деньги переводом через Adams Express на имя В. Уинтерса, эсквайра, город Дейтон, штат Огайо. Если же вы не заплатите нам за честный труд в прошлом, мы не сможем поверить вашим обещаниям относительно будущего. Мы верим, что Всемилостивый Создатель открыл вам глаза на то зло, которое вы и ваши отцы творили мне и моим отцам, заставляя нас батрачить на вас из поколения в поколение безо всякого вознаграждения. Здесь я получаю плату каждый вечер в субботу, но в Теннесси неграм денег платили не больше, чем лошадям и коровам. Час расплаты для тех, кто обманом лишал людей их заработка, несомненно, настанет.

Отвечая на это письмо, пожалуйста, укажите, насколько безопасно возвращаться Милли и Джейн, которые выросли красивыми девушками. Вы же знаете, что стало с бедными Матильдой и Кэтрин. Я скорее останусь здесь, буду голодать — и умру с голода, раз уж на то пошло, — чем допущу, чтобы мои девочки были опозорены насилием своих злонравных молодых хозяев. А еще, пожалуйста, укажите, открылись ли поблизости школы для цветных детей. Главное желание моей жизни теперь состоит в том, чтобы дети мои получили образование и были воспитаны в добродетели.

Передавайте приветы Джорджу Картеру и скажите ему спасибо за то, что он отобрал у вас пистолет, когда вы в меня стреляли.

Ваши старый слуга Журдон Андерсон


© Anton Kannemeyer. Courtesy of Stevenson, Cape Town and Johannesburg

editor-chanel