Новая версия кедов Dior имеет много общего с предыдущими B23 и в то же время сильно от них отличается. На месте остались фирменные накладки из полупрозрачного полиуретана — пожалуй, главная фишка дизайна этой модели. Темно-синий фон брендирован логотипом, как и в белой и черной версиях B23, но в данном случае это куда менее заметно. Все внимание и при первом, и при втором взгляде достается эффектному роботу-динозавру с металлическим доспехом-кожей.

Этот принт — работа Хадзимэ Сораямы, знаменитого японского художника, известного, помимо прочего, своими образами эротизированных женщин-роботов и роботом-собакой AIBO, сделанной для Sony. Знаменитые металлические женщины Хадзимэ Сораямы в коллекции Dior осень-весна 2019 тоже есть — например, в виде принта на шелковой косынке. Несмотря на признание самыми солидными институциями, стиль японца — вещь, конечно, на любителя, это не импрессионисты или Хокусай, но на это, скорее всего, и был расчет. Также Сораяма рисовал в виде роботов многих культовых персонажей, например Мэрилин Монро или Венеру Боттичелли. Зубастый герой новой коллекции Dior (помимо кедов робот-динозавр в полный рост прописался также на футболке, свитшоте и на колье) в этой компании совсем не выглядит случайным.

По большому счету хищный динозавр, в первую очередь благодаря Стивену Спилбергу и франшизе «Парк юрского периода», давно такой же культовый персонаж современной популярной культуры, как Мэрилин, девушки в пин-ап-позах или супергерои. Неслучайно принт на кедах похож одновременно на тираннозавтра и велоцераптора, с подачи кино двух главных динозавров-суперзвезд современной культуры. Сейчас, благодаря новым фильмам о Годзилле и новым фильмам о Парке юрского периода, этот образ, кажется, переживает новый пик популярности — и в моде тоже. Можно вспомнить коллекции вещей с динозаврами российского дизайнера Никиты Грузовика (для него ящеры — любимые персонажи), серьги с динозаврами от Celine, футболки Saint Laurent или маски-черепа от Comme des Garçons.

Газета The Guardian пару лет назад даже объявила, что динозавры — это теперь новые котики (попутно призвав Карла Лагерфельда удалить инстаграм его Шупет), и составляла список самых популярных динозавров фэшн-индустрии. Как и в других индустриях, в лидерах тут предсказуемо оказался тираннозавр и, что довольно необычно, диплодок. А британская Grazia назвала динозавров новыми единорогами. Все это было вполне революционно: когда-то динозавры казались уместными только на сувенирной продукции лондонского Музея естественной истории и парков развлечений или на фанатском мерче.

Показ Comme des Garcons Homme, осень-зима 2018 WWD/Shutterstock
Показ Comme des Garcons Homme, осень-зима 2018

Про эту пару важно сказать еще вот что. Безусловно, она относится к очень специфической категории люксовых кроссовок, к которой у традиционной кроссовочной культуры знатоков может быть много вопросов. С одной стороны — это кеды, которые во всем, от силуэта до материалов, повторяют классические работы спортивных брендов в этом жанре, только стоят они $1050. Даже верх здесь сделан из канваса, а не из какой-нибудь экзотической кожи. Если бы Хадзимэ Сораяма сделал коллаборацию, например, с Converse, она могла бы выглядеть так же, но стоила бы раза в три дешевле. Полупрозрачные детали у кедов и кроссовок мы видели и до Dior: например, у того же Вирджила Абло в его интерпретации конверсов из коллекции The Ten, с тем же эффектом полупрозрачности и наложения материалов работает модель Nike React Element 87. А крупный эффектный рисунок — исторически самый популярный прием кастомизации кедов. В этом смысле дизайнеры этой пары работали с уже известными приемами.

По-настоящему нахального эксперимента по соединению несочетаемого и эстетической провокации, как в люксовых distressed sneakers, здесь тоже нет.

С другой стороны, с подачи Dior эти приемы в дизайне наверняка статут еще более популярны. Сколько бы мы ни говорили о демократизации культуры и падении традиционных иерархий, некоторые из них по‑прежнему живее всех живых — как минимум у многих в головах. Когда что-то делает такой бренд, как Dior, это придает продукту или приему дизайна более высокий статус в глазах многих категорий потребителей — тех, кому по‑прежнему нужно одобрение большой моды в отношении того или иного феномена. В этот раз Dior не только добавил дополнительных репутационных очков старым добрым кедам с резиновой подошвой, затащив их в категорию тяжелого люкса. Этой коллаборацией они также реабилитировали желание взрослых людей носить кеды с роботом-динозавром и не стесняться. Потому что в наше время стремление избегать динозавров, котиков и других подобных вещей на одежде априори определяет взрослость, хотя традиционные представления о костюме и учат людей думать ровно наоборот.