По словам авторов, «проект J2000.0 — это попытка показать притяжение любви в трехмерном пространстве». В нее вошли не только украшения, но и зин (небольшое тематическое издание) со вложенными в него постерами, эксклюзивный трек J2000.0 и клип. В общем-то целая аудиовизуальная вселенная — и тема космоса, которой коллаборация посвящена, эту метафору подкрепляет. «Андрей носит кольца в виде лиц гуманоидов и говорит, что украшения Avgvst как будто прилетели из космоса. Так мы решили, чему будет посвящена коллаборация», — рассказывает Наташа Брянцева, креативный директор и основательница ювелирного бренда Avgvst.

И для Брянцевой, и для Дельфина это по‑своему новый опыт: музыкант раньше не разрабатывал украшения, а Наташа никогда не выпускала украшения, которые изначально позиционировались как те, которые предназначены мужчинам и девушкам сразу (хотя парни давно любят и носят кольца и серьги Avgvst).

В украшениях авторы постарались передать движение: как бесконечное перемещение космических тел, так и притяжение влюбленных людей друг к другу. Ключевые формы — цилиндры и трубки, чьи плоскости пересекаются друг с другом. Всего в коллекцию J2000.0 вошли 30 предметов, которые Наташа и Дельфин придумывали так, чтобы пары могли носить их на двоих.

К выходу коллаборации Esquire пригласил дуэт ювелира и музыканта в рубрику «Парное интервью» и попросил ответить на десять одинаковых вопросов.

Есть ли связь между образами, которые возникают у вас в голове при слове «космос» и при слове «любовь»?

Дельфин: У меня возникает ощущение данного однажды обещания, которое нужно выполнять.

Наташа: Две гласных и четыре согласных в обоих словах. Но, если честно, когда мы работали над коллекцией, то много обсуждали, что любовь — это единственное, что мы можем понять, осознать и прочувствовать через какое-то время, когда мы окажемся в бесконечном космическом пространстве и будем многоликими, но все равно людьми быть не перестанем. Это то, что нам позволит ощущать себя собой, потому что наше физическое проявление сильно изменится.

Как превратить движение в предмет, имеющий конкретную форму?

Дельфин: Об этом не задумываешься, потому что, когда ты вкладываешь душу и все, что у тебя есть, в то, что ты делаешь, предмет сам начинает двигаться, когда другой человек смотрит на него. В основе жизни — движение ко всем красивым и хорошим вещам, которые нам нравятся: кино, музыка, литература или, как в данном случае, к ювелирным украшениям. Есть вещи, которые не двигаются, они статичны, но, глядя на них, ты ощущаешь движение. Значит, это хорошие вещи, они сделаны с любовью.

Наташа: Нужно лишить движение координаты времени — и тогда движение остановится и превратится в точку. То есть нужно убрать временную составляющую и оставить пространственную, тогда останется только форма. Но вообще движения без времени не существует.

Почему мужские украшения все еще вызывают пересуды?

Дельфин: Я думаю, что пересуды уже не возникают. Единственное, бывает, что мужчине необходимо подчеркнуть свою внешность, но он не может этого сделать, потому что ему не хватает аксессуаров, которые были бы нейтральными. Каждый предмет, когда он попадает на женское или мужское тело, становится или женским, или мужским. Но я считаю, что они, по сути, являются одним и тем же.

Наташа: Потому что у нас полицейское государство.

Что для вас мужественность и может ли она иметь регламентированную внешнюю форму?

Дельфин: Если мы говорим о человеческих качествах, то мужественность — это честность.

Наташа: Мужественность внешней формы уже не имеет, или эта форма может быть обманчива. Мужественность проявляется в поступках и поведении, нежели в чем-то внешнем.

Есть ли особенность в работе над украшениями, которые рассчитаны и на мужчин, и на девушек сразу?

Дельфин: Я думаю, что нет. Эти украшения рассчитаны на людей. Если вы ощущаете себя человеком с большой буквы, живете на планете Земля и готовы встретить любое существо, прилетевшее к нам из любых галактик, то вы совершенно спокойно можете носить эти украшения.

Наташа: Когда разрабатывали украшения, мы обращали внимание на мелкие детали: например, использовали застежки, которые точно не потеряются, которые будут удобны и мужчинам. Еще учитывали размер украшений: кольца у нас довольно крупные, а сережки — достаточно маленькие.

Какое украшение, вошедшее в коллекцию, наиболее дорого для вас и почему?

Дельфин: Пару недель назад мы встречались на даче, и Наташа подарила мне браслет, который представляет собой толстую серебряную проволоку, крепко спаянную в одном месте, а эта спайка видна, когда вы его носите. Но сам браслет не целиковый, а разъединенный, чтобы его можно было надеть на кисть руки. Это мне напомнило человеческие отношения. Многие пары с виду крепко спаяны, держатся друг за друга, но если посмотреть на них с другой стороны, то мы увидим, что между людьми очень большая пропасть. Поскольку эта мысль продолжает вдохновлять меня, я до сих пор ношу этот браслет.

Наташа: Да, есть два украшения: подвеска, похожая на раздвоенное кольцо, и раздвоенная печатка. Получается, что они как одна форма, отраженная в зеркале. Для меня это олицетворяет двуликость или два измерения.

Верите ли вы в драгоценности-амулеты? Есть ли такие у вас?

Дельфин: Нет. У меня есть кольца, которые я постоянно ношу, и они мне напоминают о событиях, которые со мной произошли, но чаще я на них смотрю просто как на украшения и даже забываю, откуда они появились.

Наташа: Я не верю в амулеты, когда вам, не знаю, астролог посоветовал носить горный хрусталь — и вы идете его покупать. Но я верю в драгоценности-амулеты, которые ты сам наполняешь смыслом. У меня есть такие украшения — например, те, которые мне подарил мой парень (впоследствии муж), или одни из самых первых украшений, которые я делала сама, руками.

С каким треком — новым или легендарным — ассоциируется у вас ваша совместная коллекция?

Дельфин: В первую очередь как раз с треком J2000.0, с которым мы работали и на который снимали видео. Это была очень интересная работа, и для меня это прямая ассоциация с коллекцией.

Наташа: Конечно, это новый трек Дельфина, который называется так же, как и коллекция, — J2000.0. Когда коллекция создавалась, она создавалась под этот трек. Песня была главным вдохновением, и мы все ее слушали. Это трек про любовь, что важно, потому что украшения — они не просто не отличаются по дизайну для парней и девушек. Их можно носить совместно и делить со своей половинкой.

Вспомните свое первое украшение, которым дорожили, — что оно для вас значило и как получило такое значение?

Дельфин: Нет, со мной такого не случалось. Все украшения были именно украшениями, а не символами или сакральными вещами.

Наташа: У меня есть кольцо в форме красных эмалевых губ, довольно пошленькое, но оно сделано гениальным дизайнером украшений Соланж Азагури-Партридж. Ее работы выставлены в Музее Виктории и Альберта в блоке современных ювелирных украшений. И оно гениальное как раз из-за его пошлости и идеальных форм. Оно еще мне дорого тем, что Соланж сделала лимитированную коллекцию для Amazon, а мой муж об этом узнал и купил его для меня, как сюрприз. Это кольцо — прямой аналог коллекционных работ в музее.

Что вы слушали, когда придумывали совместную коллекцию?

Дельфин: Мне что-то попадалось «на уши», я слушал свои любимые коллективы, но ничего специального. Я слушаю разную музыку, это зависит от моего настроения и от морального состояния — начиная с сугубо танцевальных треков и заканчивая классической или авангардной. Мне все это очень нравится, и в любом из жанров и направлений я что-то для себя обязательно нахожу.

Наташа: Мы слушали J2000.0. Но если подумать, то еще подошел бы какой-нибудь старенький альбом группы Yello, потому что он про ночь и космос.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дельфин: «Я сейчас стараюсь от всего отнекиваться»

Печатки, талисманы и не только: 12 марок с классными украшениями для мужчин

Парное интервью: дизайнер Константин Шиляев (Fakoshima) и бренд-директор P.Y.E Юлия Ким отвечают на вопросы об очках и Азии

Парное интервью: пианист Алексей Любимов и элекронщик Рома Литвинов (Mujuice) отвечают на вопросы о музыке