На прошлой неделе вышел новый результат коллаборации The North Face и Supreme — двух американских исполинов, которые вместе выпустили за два десятка коллекций (неизменно цены на вещи из них становятся абсурдно высокими на вторичном рынке).

В этом сезоне бренды показали две куртки: пуховик Baltoro и ветровку Mountain. Цветовые схемы традиционны — они перекликаются с оригинальными оттенками некоторых моделей The North Face: доступны красный, желтый и черный варианты. Фирменные износостойкие вставки из рипстопа на груди и шее остались классическими — черными. Главный дизайнерский акцент — крупный план статуи Свободы в районе живота и спины. Для знатоков истории в лукбуке спрятана «пасхалка» в виде локации: он снят в Париже. Это отсылка к происхождению статуи Свободы, которая была подарком США от Франции к столетию американской независимости (небольшая версия символа Америки по‑прежнему стоит в Париже).

Supreme

Эти пуховики — «побратимы» своих аналогов из 2017 года: тогда вышли те же самые модели, только в качестве принта на них была нанесена фотография гор. Получается, сначала Supreme сделал реверанс в сторону наследия The North Face (марки горнолыжной), а теперь главный outdoor-бренд современности отдает должное Нью-Йорку (откуда Supreme родом). Кроме того, это была отсылка к винтажным курткам: фотография винтажного жилета Ralph Lauren Polo с горным пиком покоилась у бывшего креативного директора Supreme Анджело Бака в Instagram.

Отметим, что версия 2017 года всем настолько понравилась, что каждый размер раскупили со скоростью от 10 до 28 секунд.

Supreme

На протяжении последних двенадцати лет Supreme и The North Face регулярно переживали головокружение от успехов — как финансовых, так и репутационных. Самой растиражированной их совместной коллекций стала осенне-зимняя 2015 года, в которой впервые были представлены одновременно две модели курток: пуховик Nuptse и Mountain Pullover. Раскиданное по всей поверхности словосочетание By Any Means Necessary, взятое из книги Жан-Поля Сартра «Грязными руками» и контекстуально призывающее к упразднению социальных классов, надолго прописалось в посвященных уличной моде ресурсах. В массы фразу «запустил» известный борец за права темнокожих в Америке Малькольм Икс, произнесший ее в речи за пять месяцев до своего убийства.

Были периоды, когда публика воспринимала результаты сотрудничества Supreme и The North Face более сдержанно — например, в 2012 году ключевым в коллекции стал принт, стилизованный под архаичные карты с невысокой детализацией. Ажиотажа вокруг нее не наблюдалось, а желанной она остается в основном для коллекционеров.

Двумя годами позже подопечные Джеймса Джеббии выпустили родственную по дизайну Expeditions Coaches Jacket с современной политической картой и логотипами, которая стала хитом. Урок был извлечен, а подделки флагманской расцветки (были еще и менее популярные однотонные варианты) до сих пор встречаются буквально на каждом вещевом рынке — своеобразный, но верный индикатор успеха.

Так почему же именно дуэт The North Face x Supreme обладает особым статусом для ценителей уличного стиля и не теряет актуальности? Причин, вероятно, несколько, но мы назовем три. Первая — банальная: бренды находятся на пике популярности и оба делают ощутимый вклад в ажиотаж вокруг друг друга. И хотя скептики говорят, что сейчас имидж The Noth Face «просел» по сравнению с результатами прошлого, король в царстве outdoor пока не сменился.

Вторая — логическая: штаб-квартиры обоих производителей демонстрируют поразительное чувство баланса. Сначала выпускают модели с прицелом на любителей альпинистской классики, потом — на молодых модников, потом экспериментируют, оценивают реакцию и не забывают ни о ком надолго: в одном сезоне могут показать чисто альпинистский анорак для фанатов action sports, в следующем — кожаный пуховик для хайпбистов, затем — контурную карту для собирающих необычные принты, и так по кругу.

Больше всего внимания заслуживает субкультурное объяснение: рэперы вроде Notorious B.I.G., LL Cool J, Big L и другие записывали клипы в The North Face, упоминали в текстах, а люди из их окружения носили эти куртки. В 1990-х фотогеничность вещей The North Face вкупе с высокой стоимостью и практичностью создали культ вокруг бренда. Плюс среди тех, кто занимался мелким криминалом или хотел казаться причастным к нему, в ходу была рабочая или спортивная одежда, не сковывающая движений и долговечная.

Высшая точка народной любви к The North Face, переходящей в одержимость, пришлась в Америке на середину девяностых. Основанная в 1966 году компания к тому моменту уже очень уверенно стояла на ногах. Грамотное управление и выдающаяся работа проектировщиков привели к созданию нескольких моделей, которые носила вся страна. Так, коллекция для экстремального катания на горных лыжах Steep Tech, выпущенная в 1991-м, стала олицетворением мечты всех лыжников. Ее конструкция была уникальной: с защитой позвоночника, плеч, пятью вентиляционными отверстиями и карманом для очков. Дышащая водонепроницаемая ткань Sunspark III Ultrex была усилена специальными вставками в местах наибольшего трения и вселяла такую уверенность в производителя, что на изделия давалась пожизненная гарантия — достойная компенсация заоблачной на тот момент стоимости $440. Смелые комбинации цветов вкупе с передовым дизайном приглянулись рэперам — продукция конкурентов The North Face не могла похвастаться примечательным внешним видом. Камера любила The Nort Face даже больше людей: Method Man, например, в одном из своих первых видео стоит перед двумя парнями в красной и желтой Steep Tech.

Куртки The North Face даже воровали, и явление это было повсеместным: New York Magazine выпустил в 1996 году материал, посвященный кражам, в которых участвовали даже дети из обеспеченных семей. За пуховики дрались, и часто воры приходили за новой добычей в куртках, украденных до этого. Особенно активно такими кражами промышляли граффити-райтеры. Со временем они перешли на дорогую одежду, которую потом быстро и чуть ли не в километре от обворованного магазина сбывали за полцены.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Царь Мидас: как Джеймс Джеббиа, основатель Supreme, создал бренд — феномен современной моды

Как мужчины охотятся за редкостями: особенности вторичного рынка мужской одежды