Календарный год человека, так или иначе следящего за происходящим в моде, делится не только на сезоны, но и на время между одним Met Gala и объявлением темы следующего. Традиционный бал Института костюма, приуроченный к открытию главной (и одноименной) выставки музея, — событие масштабное, коммерчески ориентированное, яркое, где каждый из гостей стремится перещеголять других своим нарядом. В 2019 году Met Gala достиг своего рода апогея: темой выставки и бала стала эстетика кэмпа, а гости пришли в поражающих воображение фантазийных нарядах, прославляющих эстетизацию дурного вкуса. Сама выставка после такого действа отошла на второй план.

На фоне темы 2019 года (большинство людей даже не знало, что это значит, но за день до Met Gala слово «кэмп» стали гуглить на 5800% чаще) нынешняя звучит скучно. Выставка будет носить название About Time: Fashion and Duration («О времени: мода и длительность») и, как легко догадаться, расскажет о развитии моды во времени. То есть да, это буквально выставка об истории моды. Но разве не каждая выставка Института костюма именно этому в конечном итоге и посвящена? В общем-то, как раз этому. Но та, что откроется в мае 2020 года, точно не будет банальной, и вот почему.

Билли Портер на балу MET Gala 2019 Andrew Kelly/Reuters
Билли Портер на балу Met Gala 2019

О чем же будет выставка и при чем тут Вирджиния Вулф?

Выбор такой ретроспективной темы не случаен: в 2020 году Метрополитен-музей отмечает 150-летний юбилей. Для истории моды в популярном смысле веха примерно аналогичная: о моде как таковой редко говорят за пределами этих полутора веков. Поэтому к маю следующего года из архивов достанут наряды и аксессуары разных периодов этой истории и покажут в виде «деконструированного» таймлайна. «Это переосмысление истории моды, которая фрагментирована, прерывиста и неоднородна», — говорит главный куратор Института костюма Эндрю Болтон.

Болтон всегда сам вынашивает идеи выставок, и решения он принимает порой неожиданным образом. Например, не обойдется без цитирования Анри Бергсона — французского философа, представителя интуитивизма, много работавшего с концепцией времени. Один из референсов будущей выставки — фильм «Орландо», снятый в 1992 году режиссером Салли Портер по одноименному роману Вирджинии Вулф. В нем главная героиня в исполнении Тильды Суинтон живет несколько жизней, перемещаясь во времени. «Там есть удивительная сцена — в ней Тильда Суинтон входит в лабиринт в женском платье на французский манер XVIII века, бежит по дорожке, а потом ее наряд меняется на платье середины XIX века, и выходит она уже в Англии 1850-х годов. Вот откуда изначально взялась идея», — рассказывает Болтон о возникновении концепции.

«Орландо» (
«Орландо» (1992)

Вулф и ее творчество будет своего рода красной нитью выставки — куратор планирует делать отсылки не только к «Орландо», но и к романам «На маяк» и «Миссис Дэллоуэй»: «Что мне нравится в представлении о времени Вирджинии Вулф — это идея континуума. У него нет ни начала, ни середины, ни конца. Это одна большая жирная середина. Я всегда чувствовал то же самое про моду. Мода — это настоящее».

Мода как зеркало того, что происходит с обществом и миром

Болтон также вспоминает, как во время мемориального вечера в честь Карла Лагерфельда, который прошел в Париже в июне, показали видео — в нем Лагерфельд говорил: «Одежда — это первое, о чем вы думаете, представляя эпоху. Когда говорят о XVIII веке, вы вспомните платье с фижмами раньше, чем архитектуру того времени или что-то еще». Но куратору кажется, что это сильно упрощенная связь времени и моды, и он хочет показать на выставке более сложную версию.

Вот как будет устроена экспозиция: 160 предметов одежды разных эпох разделят на две секции — «временные шкалы». Первая будет линейной, и вещи на ней будут исключительно черными — «рациональная, регламентированная хронология моды от 1870 до 2020 года», по описанию Болтона.

Эндрю Болтон Andrew Toth/Getty Images
Эндрю Болтон

Вторая шкала будет ее противоположностью (да, в основном это будут белые вещи) и покажет извилистый путь эволюции моды со «складкам времени»: где-то мода забегала вперед, потом откатывалась назад, но не полностью, а сообразным времени способом. «Складки» будут сравнивать кутюрье разных эпох — Аззедина Алайю и Мадлен Вионне, Поля Пуаре и Джона Гальяно. «Это могут быть и сопоставления, и противопоставления дизайнеров определенного периода, конкурировавших друг с другом, где один преуспел, а другой нет», — резюмирует Болтон.

«Эта выставка рассмотрит эфемерную природу моды, используя флешбэки и рывки вперед, и покажет, что мода может быть как линейной, так и циклической», — рассказал в официальном пресс-релизе выставки директор Метрополитен-музея Макс Холлейн. Казалось бы, такое спиральное — то есть сочетание линейного и циклического — развитие моды всем давно известно, но будет любопытно увидеть визуализацию этой истории, посмотреть на нее своими глазами.

Почему такая выставка актуальна в 2020 году?

Каждые несколько сезонов дизайнеры возвращают в моду элементы стиля предыдущих декад — это могут быть и отдельные элементы кроя, и тотальный винтажный дух, на котором, например, построил «новый» Gucci Алессандро Микеле. Семидесятые, восьмидесятые, девяностые мы видим на подиуме постоянно — и заимствования из предыдущих эпох всегда были неотъемлемой частью моды. Но сейчас, в 2019-м и следующем за ним 2020-м, обращения к архивам стали частью глобального тренда на ностальгию, пронизывающего не только модную индустрию и даже не только поп-культуру, но и всю современную культуру целиком. Мы видим это в сериалах, фильмах, литературе — везде.

Экспонаты Gucci на выставке Bebeto Matthews/AP/East News
Экспонаты на выставке Camp: Notes on Fashion в Метрополитен-музее

Судите сами: дизайнеры возрождают архивные коллекции, которые в свое время произвели фурор, фактически целиком. Марк Джейкобс переиздал свою знаменитую «гранжевую» коллекцию для бренда Perry Ellis — вышедшая в 1992 году, она была воспринята публикой неоднозначно, но стала своеобразным эталоном стиля гранж, а спустя почти 30 лет вновь оказалась уместной в современном модном контексте. Prada перезапустили Linea Rossa — технологичную спортивную линию конца девяностых и начала нулевых, и ее снова ждал успех: например, для продажи новой коллекции Prada объединились c московским концепт-стором КМ20 (событие само по себе беспрецедентное) — еще одно доказательство актуальности линии двадцатилетней давности.

Возрождаются и целые старинные модные дома. Так, в 2018 году Анн Шапелль (в прошлом управляющая Ann Demeulemeester и Haider Ackermann) и креативный директор Йикинг Йин попробовали перезапустить Paul Poiret — детище модельера Поля Пуаре, одной из ключевых фигур моды начала XX века. А конгломерат LVMH взялся за старинный дом Patou: дизайнер Гийом Анри, до этого возглавлявший Nina Ricci, показал дебютную коллекцию для него в этом сентябре. О том, насколько такие возрождения удачны, можно спорить, но сам феномен довольно интересен, особенно в контексте размышлений о моде и времени.

Наконец, еще один кусочек пазла: знаменитости для красных дорожек все чаще выбирают винтажные наряды. Карди Би произвела фурор на на церемонии «Грэмми», придя туда в винтажном платье Mugler в виде морской раковины. Ким Кардашьян тоже заглянула в архивы Mugler, и не раз: в начале 2019 года звезда реалити-шоу появлялась в винтажных нарядах бренда так часто, что ее роль в актуализации модного дома трудно переоценить. Созданные 20, 30, 40 лет назад вещи смотрятся свежо и сейчас — чем не «складка времени»?

Карди Би на церемонии «Грэмми»-2019 Steve Granitz/WireImage/Getty Images
Карди Би на церемонии «Грэмми"-2019

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Кэмп головного мозга: как дурной вкус стал прерогативой элиты

Бал Института костюма Met Gala 2019: все лучшие образы (какими бы странными ни были)

Перья, золото и эпатаж: как знаменитости интерпретировали кэмп и почему Met Gala в этом году особенно удался