Лагос как центр моды

Лагос — портовый город на юго-западе Нигерии — не является ее столицей, но остается культурным и экономическим центром страны. Население этого города больше, чем у Лондона и Нью-Йорка, вместе взятых, и огромную часть этого населения составляет молодежь. А где есть молодежь, там, конечно, есть мода.

Во время GTB Fashion Weekend, мероприятия, посвященного моде, которое проводит нигерийский банк GTB, издание i-D поговорило с гостями показов — новым поколением модников Лагоса: все как один уверены, что локальную моду ждет большое будущее. «Мода в Лагосе сумасшедшая и уникальная», — говорит 21-летний Олувагбенга Акиниеле. «Сейчас можно наблюдать, как мировые модные редакторы едут на Lagos Fashion Week. Сразу после Милана и Парижа — следующим пунктом назначения будет Лагос», — добавляет Ричмонд Еков Баренс, модель и контрибьютор нескольких модных изданий. Амоо Ридван, который работает моделью на показах GTB Fashion Weekend, тоже считает, что скоро мода Лагоса выйдет на международную арену: «Через десять лет нас точно будут сравнивать с Парижем».

Arise Fashion Week 2019 instagram.com/arisefashionweek
Arise Fashion Week 2019

Чтобы развивать модную индустрию, в Лагосе достаточно платформ. Одна из ведущих — Lagos Fashion Week, официальная городская неделя моды, — в последнее время активно развивается и выходит за пределы Нигерии: например, через партнерство с лондонским универмагом Selfridges, где проходило поп-ап-событие, посвященное нигерийским дизайнерам и показывались коллекции, представленные до этого на Lagos Fashion Week. В городе проходит еще одна неделя моды — Arise Fashion Week, собирающая молодых дизайнеров. Это мероприятие куда более яркое, смелое и привлекающее мировых звезд в роли гостей и спикеров дискуссий — например, Наоми Кэмпбелл и дизайнера Pyer Moss Керби Жан-Реймонда.

То, что сейчас происходит с нигерийской модой, похоже на взрыв. В финале французского LVMH Prize — одной из самых престижных премий для молодых дизайнеров — в этом году оказался нигериец Кеннет Изедонмвен, основатель Kenneth Ize. Его фирменным почерком стали вещи лаконичного кроя из ткани особого плетения aso oke: ее ткут вручную (удивительно, что традиционно это делают мужчины, а не женщины) на специальных станках, и в некоторых регионах Нигерии она издревле использовалась для парадных одеяний мужчин высокого статуса. Вещи Kenneth Ize уже носят знаменитости вроде той же Наоми Кэмпбелл (супермодель старается максимально поддерживать африканских дизайнеров) и Имаан Хаммам, хотя марка формально мужская.

Kenneth Ize осень-зима 2019 Kenneth Ize
Kenneth Ize осень-зима 2019

Kenneth Ize — пусть и громкое, но отнюдь не единственное имя, которое стоит упомянуть в связи с модной индустрией Нигерии и ее мужским сегментом в частности. Марка Orange Culture вышла в финал LVMH Prize еще в 2014-м, а сейчас продолжает создавать визуально сильные коллекции без привязки к гендеру. Основатель марки Адебайо Оке-Лавал основывает свое видение на современной уличной культуре и регулярно сотрудничает с художниками — как мировыми, так и локальными. Дизайнер уверен, что Лагос сейчас становится еще одной модной столицей мира.

Нкво Онвука для своей именной марки Nkwo использует методы лоскутного шитья, создавая вещи из старых джинсов, остатков тканей и тряпичных обрезков: если европейская мода только начинает активно говорить про апсайклинг, во многих районах Африки это обычный, если не сказать традиционный метод работы с одеждой. Марка Emmy Kasbit специализируется на костюмах строго кроя, которые можно было бы назвать формальными, если бы не интегрированные в них детали из ярких тканей с геометричным рисунком — отчасти это винтажные, иногда сотканные вручную полотна.

Orange Culture Orange Culture
Orange Culture осень-зима 2019

Нигерийские ткани вообще дают дизайнерам много простора для работы: Диана Эйаита, основательница Wearyourmask, сейчас живет и работает в Берлине, но продолжает вдохновляться своими нигерийскими корнями и использует в коллекциях традиционные материалы и способы ручной окраски и нанесения рисунка. В основе коллекций нигерийской марки Post-Imperial — ткани, окрашенные по методу adire: техника, применяемая у народа йоруба, основана на использовании пигмента индиго и воска и позволяет создать замысловатые геометричные рисунки.

Но нельзя сказать, что расцвет моды в Нигерии — явление только последних нескольких лет. Унисекс-бренд Maxivive появился в 2007 году и с тех пор успешно экспериментирует с сочетанием традиционных элементов, деконструкции, фактурных тканей и нетривиальных цветовых решений, а в качестве референсов с равным успехом использует и локальные явления, и культовые фильмы вроде документалки «Париж горит». «Мой бренд появился больше десятилетия назад, тогда мода в Лагосе была полузакрытой территорией по сравнению с тем, что мы видим сейчас. Мои коллекции изменились со временем, но я остаюсь верным своей эстетике», — рассказывает основатель марки Папа Омойеми. Как получилось, что нигерийская мода сейчас активно выходит из статуса локальной на мировую арену? Этому есть несколько причин.

Maxivive Cruise 2020 instagram.com/maxivive
Maxivive Cruise 2020

Почему Нигерия так интересна модной индустрии

Для европоцентричной модной индустрии Нигерия сейчас становится тем же, чем пару лет назад оказалась Грузия, — новым, отчасти экзотическим опытом, источником историй о событиях и явлениях, которые с одной стороны уникальны для этой страны, а с другой — очень перекликаются с мировыми.

Мы думаем о Нигерии как о некоторой большой и густонаселенной стране (будучи 31-й по площади среди всех стран мира, по численности населения она занимает седьмое место). Но на самом деле главное ее качество — многонациональность и мультикультурность. До того, как территория стала колонией Британской Империи, страны как единого целого не существовало — множество народов, населявших местность, имели собственные королевства, языки, религию. Единая нигерийская нация так и не сформировалась, и через несколько лет после объявления независимости в 1960 году в Нигерии началась многолетняя гражданская война. Даже после ее завершения, хоть страна и сохранила территоритальную целостность, население осталось довольно сегрегированным по признаку народности: сейчас в Нигерии проживает более 250 аборигенных народов и племен, самые крупные из которых — хауса, йоруба, игбо и фулани. Все они сохранили собственные языки и богатую коренную культуру. Молодые творческие люди в Нигерии имеют много тем для осмысления: постколониальное развитие, гражданская война, гендерное неравенство. Помните футболки из коллекции Dior с надписью We Should All Be Feminists, породившие немало мемов, споров и рассуждений? Креативный директор бренда Мария Грации Кьюри взяла этот слоган из выступления Чимамамнды Нгози Адичи — нигерийской писательницы, которая в своих произведениях очень плотно работает с проблемой гендерной дискриминации, но при этом переплетает ее с социальным контекстом родной страны — получается сочетание уникальности нигерийской истории и осознания, насколько то, что волнует этих людей, близко всем нам.

Thebe Magugu: коллекция, посвященная гендеру Thebe Magugu
Thebe Magugu: коллекция, посвященная гендеру

Все эти факторы дают изобилие, которое Нигерия может предложить мировой культуре. «Это долго накапливалось, начиная с двухтысячных, когда было много шума вокруг Нолливуда (так, по аналогии с Голливудом и Болливудом, называют нигерийскую киноиндустрию, которая находится на втором после Индии месте в мире по количеству выпускаемых фильмов. — Esquire) и его китчевой значимости, до футбола и музыки. Возьмите все это, посмотрите на их взаимодействие, и вы получите богатый материал для новаторства и креативности», — говорит Егва Укпо, основатель лагосского концепт-стора Stranger и один из пионеров люксового ретейла в городе. Это подтверждает и дизайнер Адебайо Оке-Лавал: «Наши истории очень сильные. У нас множество культурных референсов, к тому же есть некоторая доля грубости, необработанности, сырого материала».

Конечно, у локальной индустрии есть и свои сложности: для ее развития нужна государственная поддержка, которой, по словам многих нигерийских модных деятелей, не хватает. «Мода стоит дорого, и большинство населения не может себе ее позволить, есть лишь небольшая группа клиентов, и бренды конкурируют за них», — добавляет Укпо. Очевидно, что это становится одной из причин, почему локальные марки начинают больше ориентироваться на международный рынок — а с развитием соцсетей это как никогда легко делать.

Образ из коллекции Maxivive Harmattan 2019. Поскольку в Нигерии сезоны делятся не на «осень-зиму» и «весну-лето», а на сухой (сезон ветра харматана, дующего с ноября по март) и влажный, то и коллекции порой разделяют соответственно. instagram.com/maxivive
Образ из коллекции Maxivive Harmattan 2019. Поскольку в Нигерии сезоны делятся не на «осень-зиму» и «весну-лето», а на сухой (сезон ветра харматана, дующего с ноября по март) и влажный, то и коллекции порой разделяют соответственно.

Разносторонняя Африка

Впрочем, феномен можно рассмотреть шире и говорить не об интересе к Нигерии, а об интересе ко всей Африке со стороны модной индустрии. Важно учитывать, что, с одной стороны, такой подход некоторые осуждают: объединять Африку в единое целое — позиция европейцев, которые мало разбираются в различиях между народами и культурами континента. С другой стороны, Нигерия как страна тоже является искусственным обобщением. Многие проблемы у африканских стран общие — колониальная травма, войны, гуманитарные кризисы — и все они в равной степени требуют осмысления в современном культурном поле.

Этот подъем культуры в целом и моды в частности и привлекает внимание индустрии. Так, победителем LVMH Prize этого года стал Тэбе Магугу (бренд Thebe Magugu) из Йоханнесбурга, ЮАР. Магугу как раз ставит во главу угла осмысление гендерных проблем через одежду: за смелыми деконструированными плащами и платьями с полуабстрактными портретами стоят истории о социальных ограничениях и неравенстве в Южной Африке. Дизайнер из Ганы Джейсон Джермани Асиеду и его бренд Jermaine Bleu участвуют в неделе моды в Лагосе, но коллекции посвящают истории своей страны — это рассказы о борьбе за независимость, культуре ашанти (один из народов Ганы) и их роли в современном мире: на ярких монохромных пиджаках европейского образца появляются броши-амулеты из раковин каури и пуговицы с двумя перекрещенными кинжалами-акрафена — символом власти королевства Ашанти.

Jermaine Bleu весна-лето 2020 instagram.com/jermainebleu
Jermaine Bleu весна-лето 2020

Весной 2018 года супермодель Наоми Кэмпбелл, которая, как уже было сказано выше, старается поддерживать африканскую модную индустрию и молодых дизайнеров из разных стран континента, обратилась к издательству Condé Nast International с просьбой запустить африканскую версию журнала Vogue: «У нас должен быть Vogue Africa. Уже есть Vogue Arabia — и вот каким должен быть следующий шаг. У Африки никогда не было возможности заявить о себе в плане моды, хотя тут есть отличные ткани и дизайнеры, которые должны быть представлены на глобальной платформе».

И хотя издательство никак не отреагировало на призыв модели, вскоре после заявления Наоми начал работу сайт Industrie Africa — виртуальный шоурум 80 дизайнеров из 24 стран континента. По словам основательниц платформы Ниши Кабар и Джорджии Боблей, африканская мода больше, чем преходящий тренд, она нужна миру, и сайт станет соединительной точкой между дизайнерами, медиа, байерами и покупателями по всему миру. И неудивительно, что Африка становится важным модным центром ввиду своей самобытности. Там очень много уникальных ручных техник и совсем иной культуры, а современному глобализованному миру этого не хватает.

Создание ткани aso oke для Kenneth Ize instagram.com/kennethize
Создание ткани aso oke для Kenneth Ize

«Культура движется быстрее политики. Культура — это нечто, что люди хотят сесть и послушать. И я чувствую, что сейчас мода и дизайн становятся способом политики», — говорит Кеннет Изедонмвен о той роли, которую мода играет в определении современных нравов и нынешнего общества в целом. И в этом смысле у Африки огромные перспективы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Что такое LVMH Prize и почему эта премия так важна для мужской моды

Марка, за которой стоит следить: органические ткани, ручная работа и мультикультурализм — в вещах Olubiyi Thomas