О том, как работать в крупных брендах

«Крупные бренды сейчас движимы маркетингом и ростом, и редко когда дизайнер оказывается одинаково хорош сразу в обоих аспектах. Я вот определенно не хорош, я точно знаю. Но что гораздо более важно, дизайнер точно знает, с кем именно хочет работать, однако, как правило, у него нет возможности сделать самостоятельный выбор, если только это не ваша собственная компания. <…> Наемному креативному директору труднее, потому что в основном в этих компаниях уже все на своих местах, когда вы приходите. Возможно, вам предоставят целую толпу креативщиков, но я работал в таких местах, где мне приходилось привлекать [дополнительных новых] людей к мерчандайзингу или рекламе, потому что уже имеющиеся не разобрались в этом».

О критике

«Вас очень быстро начинают критиковать. Я говорю не только о себе, но и о близких друзьях-дизайнерах на разных позициях. Мы все слишком напуганы, чтобы высказать свое мнение, в то время как это мнение у нас есть. А все потому, что критика начинается сразу и по всем фронтам. Думаю, это заставляет многих из нас отступать».

Раф Симонс на неделе мужской моды в Нью-Йорке, 2017 Frank Franklin II/AP Photo
Раф Симонс на неделе мужской моды в Нью-Йорке сезона весна-лето 2018

О бельгийском модном воспитании

«Я получил его сполна. Начал с работы у Вальтера ван Бейрендонка, и я очень благодарен ему за то, что он так продвигает молодежь: хотя я пришел из ниоткуда, меня радушно встретили, всему научили. Это было очень вдохновляюще. <…> Все, что я видел вокруг, было независимым — в определенный момент для меня эти условия были единственными, что я знал. На ранних этапах моего бренда я понятия не имел ни об LVMH, ни о позициях креативных директоров, ни о других подобных вещах. Я видел только, что Вальтер ван Бейрендонк, Анн Демельмейстер, Дирк ван Сен, Дрис ван Нотен и Мартин Маржела имели собственные независимые марки».

О творческом сообществе

«Помню, Дрис и Вальтер работали в одном здании, но у каждого был собственный независимый творческий язык. Существовало сообщество дизайнеров, которые так или иначе были связаны, общались друг с другом. Каждый работал по‑своему, но было видно, что часто они создают что-то друг с другом. И я думаю, это прекрасно. Я вижу свою компанию как сообщество, как семью».

О взаимодействии с прессой

«Работая в Dior, я чувствовал невероятное давление на меня извне: журналисты хотели быть рядом, когда я занимаюсь дизайном в студии. Они хотели смотреть на процесс работы, на примерки. Делать все эти предпоказы и общаться с прессой прямо перед шоу мне совсем не нравилось. Некоторым дизайнерам это дается легко. Я не критикую их за это, но если кто-то что-то делает и ему легко, то это не обязательно должно становиться нормой для всех остальных».

Раф Симонс на показе Christian Dior Haute Couture осень-зима 2012 Legion Media
Раф Симонс на показе Christian Dior Haute Couture осень-зима 2012

О финансовом росте как показателе успеха

«Это ужасно. Почти все обзоры, которые я читаю в уважаемых изданиях, судят бренд с точки зрения экономики. Я считаю, что сейчас это всех фрустрирует. В то же время я думаю, что мы все время учимся понимать происходящее, находить себя и то, что делает нас счастливыми, и так можно научиться не обращать внимания [на такую точку зрения]. Деньги — точно не тот критерий, по которому можно мерить творческих людей. Он не имеет прямого отношения к размеру аудитории, которая у вас есть, или к количеству магазинов, в которых продаются ваши коллекции, или к тому, как ваша компания выросла за годы. Порой я вижу дрянные коллекции, но потом их хвалят, потому что бизнес идет хорошо.

Модная индустрия — сеть, в которой все связано. Мне понадобилось время, чтобы это понять. Думаю, для многих дизайнеров это болезненно. Честно говоря, мне было бы еще больнее, если бы за моей спиной мою одежду ненавидели, а в лицо говорили бы: «О, какой хороший бренд, потому что у него хорошо идут дела». Но с другой стороны, я понимаю, что многие бренды — рекламодатели журналов и критикам приходится писать о коллекциях, а если коллекции дрянные, то остается лишь писать о том, как у бренда бизнес идет в гору».

О телевидении

«Можете спросить мою команду: я каждый день говорю о сериалах. Сейчас так много людей создают смелые телешоу, поднимают спорные темы, придумывают невероятные новые способы создания и построения сценариев. Не знаю, почему я не могу найти в моде столько же вдохновения».

Показ Raf Simons Victor VIRGILE/Gamma-Rapho via Getty Images
Показ Raf Simons весна-лето 2020

О новых поколениях дизайнеров

«Молодежь не должна бояться агрессивности модной индустрии, а дизайнеры не должны бояться новых поколений. Наоборот, им стоит продвигать новые поколения, потому что это то, чем мода как глобальное сообщество и является, на чем держится и за счет чего развивается. Возможно, молодежь заставит нас выглядеть очень глупыми и старыми, это нормально. В свое время те же Мартин и Дрис так сместили Мюглера и Готье и остальных».

О будущем своего бренда

«Я хочу оставаться молодым в своем образе мышления. Не хочу сдаваться. Так много брендов сдались: начинали с чего-то очень интересного, а потом коммерциализировались, стали просто ровным бизнесом. Я хочу другого будущего для своего бренда, хочу испытывать те же эмоции, которых ищу сейчас. А это значит, что иногда придется делать вещи, которые не нравятся людям или к которым они не готовы. Но как минимум это создаст некую волну, потому что заставит о чем-то задуматься».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Панамы-каски, пальто в пол и постпанк: чем интересен парижский показ Рафа Симонса

Раф Симонс создал коллекцию вместе с маркой Templa. В лукбуке снялся A$AP Rocky

Раф Симонс уходит из Calvin Klein