В чем сложность?

Сейчас, когда мир и мировая экономика пытаются справиться с пандемией коронавируса, модные бренды от мала до велика разделились на две категории: те, кто помогает деньгами, и те, кто начинает шить защитную экипировку (многие гиганты индустрии совмещают оба способа). На первый взгляд идея кажется очевидной и логичной: у модных компаний есть швейные фабрики (если не собственные, то подрядчики), объем производства одежды неизбежно падает из-за карантинов и сопутствующего изменения потребительского поведения, следовательно — фабрики можно загрузить пошивом медицинских средств индивидуальной защиты, которых в больницах по всему миру не хватает. Но практика показывает, что не все так однозначно.

Во-первых, разберемся в терминологии. Медицинские, они же хирургические, маски — те самые одноразовые приспособления, закрывающие нос и рот носителя, — в первую очередь помогают больному человеку не распространить заразу на окружающих при чихании и кашле. Маски выглядят довольно тонкими, но они трехслойные: между внешними слоями нетканого материала находится специальный фильтрующий слой (эффективность медицинских масок для здоровых людей, которые используют их для предотвращения заражения, не доказана).

Кроме медицинских масок есть также респираторы стандарта N95 — они называются так потому, что задерживают 95% воздушно-капельных и других частиц из вдыхаемого воздуха. В США именно их наиболее активно используют для защиты от коронавируса, в связи с чем возник дефицит: около половины всего нетканого полипропилена, который используется в фильтрах респиратора, производят в Китае, а на время эпидемии власти страны резко ограничили его экспорт, чтобы покрыть собственные нужды.

Респираторы N95 Romeo Ranoco/REUTERS
Производство респираторов N95

Получается, что дизайнерам и модным брендам, которые хотят помочь производством медицинских масок, нельзя шить их из тех тканей, к которым они обычно имеют доступ: для создания медицинских значимых изделий необходимы специальные материалы.

Что делают дизайнеры?

Подключиться к пошиву масок захотели многие, однако из-за сложностей с доступом к материалам это мало кому удалось. Так, например, американские марки Christian Siriano и Dov Charney активно шьют защитные маски — но не медицинского назначения. Это изделия из хлопка, они отвечают стандартам безопасности FDA. (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США), но не годятся для применения в больницах. Центр по контролю и профилактике заболеваний называет такие маски «последним средством», добавляя, что степень их защиты неизвестна.

«Хлопок не обладает фильтрационными свойствами, которые могут быть у полиэстера или у некоторых нетканых материалов. Медицинские ткани не относятся к типичному ассортименту, к которому привыкли модные марки», — говорит Габриэлла Феррара, совладелица фабрики по производству одежды Ferrara Manufacturing. Дизайнеры в Нью-Йорке пытаются коммуницировать с властями, чтобы получить доступ к специализированным тканям и начать производить экипировку, которая подойдет больницам — и которая сейчас крайне востребована. Тем не менее их просьбы пока остаются без ответа. Дизайнер Кристиан Сириано сообщил, что ведет переговоры с офисом губернатора, однако пока окончательных решений не принято.

Компания Hertling рассчитывает добыть спецткань, а пока шьет маски из хлопка instagram.com/hertlingusa
Компания Hertling рассчитывает добыть спецткань, а пока шьет маски из хлопка

В итоге те, кто не имеет крупных производств на территории Китая и возможности шить из специализированных тканей (а именно так производят защитную экипировку, например, бренды из конгломератов LVMH и Kering и компании уровня Uniqlo), предлагают свои услуги по пошиву государственным поставщикам или начинают искать медицинские материалы через друзей, знакомых и открытые письма в соцсетях, параллельно с этим продолжая производство хлопковых масок — в конце концов, «последнее средство» лучше, чем ничего.

А что в России?

Российские марки тоже не остались в стороне от масочного поветрия. На мануфактурах Bosco в Калуге начали шить марлевые маски по договоренности с Минпромторгом. Продажу одноразовых масок начали знаменитости — например, Тина Канделаки и ее бренд косметики Ansaligy стали производить трехслойные маски из нетканого материала спанбонд, которые рекомендуется менять каждые два часа, как и стандартные медицинские. И хотя многие пользователи раскритиковали бренд за высокую цену продукта (комплект из 5 штук обойдется в 980 рублей), на сайте маски уже распроданы.

Российская марка Inshade стала шить защитные маски из шелка, хлопка и вискозы — это те же ткани, из которых шьются вещи коллекции, то есть на маски идут небольшие обрезы и остатки. При этом марка открыто сообщает о том, что их маска — не средство защиты от коронавируса или других серьезных заболеваний, но и не просто декоративный аксессуар: «Сначала мы их сделали просто для нашей команды и стали носить. Меньше стало стресса, что заразишься каким-то банальным ОРВИ и потом будешь бояться, что это ОНО. Лицо не трогаешь руками, появляется какой-то психологический барьер, напоминание, что не надо этого делать. Почувствовали, что сейчас возник новый вид этичного поведения. Если ты в маске и пришел куда-то, где люди вынуждены находиться (магазин, аптека, транспорт и т. д.), то они чувствуют себя спокойнее». Маска многоразовая, а значит, не увеличивает количество неперерабатываемого мусора, что также важно для создателей. Также марка подчеркивает, что запуск линии масок — не панацея, а лишь способ поддержать бренд в непростое для малого бизнеса кризисное время: маска стоит 1000 рублей, и если купить вещь из новой коллекции может себе позволить далеко не каждый, то такой способ поддержки более доступен.

Маски Inshade из хлопка Inshade
Маски Inshade из хлопка

Дизайнер Виктория Андреянова стала шить трехслойные маски из хлопка. «Специалисты подтвердили, что эти маски подходят для защиты от инфекций», — уверяет она. Впрочем, главным назначением в этом случае стало не получение прибыли, а благотворительность: совместно с фондом «Старость в радость» 1000 сшитых масок передали Уваровскому дому престарелых в Тамбове. «Всем-всем, кто хочет сшить десять масок или тысячу для добрых дел, мы отправим техническую документацию», — добавила дизайнер, призывая всех по возможности присоединиться к помощи людям старшего возраста.

Носить ли маски?

Как мы уже говорили, надеяться на медицинские маски, если вы опасаетесь заразиться, не стоит: добиться ее плотного прилегания к носу сложно, к тому же через поры материала могут проникнуть мельчайшие капли жидкости. Маска может помочь, если вы болеете простудой или чем-то, что вызывает кашель и чихание, задержав большую часть разлетающихся крупных капель — риск заражения окружающих будет ниже. Это же касается и немедицинских защитных масок из ткани с поправкой на то, что их способность задерживать частицы еще ниже. Чтобы многоразовая тканевая маска сохраняла свою, пусть и небольшую, эффективность, ее необходимо регулярно стирать с мылом или другим моющим средством.

Тем не менее можно по‑прежнему приобрести тканевую маску у небольшой марки, которую вы хотите поддержать — спрос на аксессуар поможет сохранить рабочие места в кризисный период. Она может пригодиться вам в дальнейшем: например, во время жаркого и пыльного лета тканевая маска отлично защитит от смога и взвеси в воздухе. Сейчас же вы можете носить ее для психологического комфорта, помня о том, что ее способность защитить от инфекции крайне низкая. И все-таки напомним: при отсутствии острой необходимости оставайтесь дома — в маске или без нее.