Белая рубашка и иссиня-черное каре в «Криминальном чтиве»

«Криминальное чтиво», 1994
«Криминальное чтиво», 1994

«Криминальное чтиво» — фильм, положивший начало сотрудничеству Турман и Тарантино и принесший актрисе сразу несколько серьезных номинаций, в том числе и на «Оскар». Режиссеру пришлось поуговаривать Турман (поначалу актриса отказывалась от съемок), но результат того стоил. Образ Мии Уоллес, который воплотила Ума, — с графичным черным каре и в белой рубашке, застегнутой только на несколько центральных пуговиц, — стал таким же культовым, как и сам фильм (и, пожалуй, одним из самых узнаваемых образов в истории кино — просто постарайтесь посчитать, сколько девушек по всему миру каждый год на Хеллоуин надевают рубашку бойфренда и черный парик). И вы только посмотрите на эти запонки!

«Криминальное чтиво», 1994
«Криминальное чтиво», 1994

Платье Prada на «Оскаре» 1995 года

Та самая номинация за женскую роль второго плана в «Криминальном чтиве» открыла Уме Турман путь на красную дорожку «Оскара». Актриса пришла туда под руку с отцом и в бледно-сиреневом платье Prada, дополненном белой шифоновой шалью. Статуэтку Турман тогда не получила, зато ее платье стало поворотным моментом во многих смыслах.

Ума Турман на церемонии «Оскар» в 1995 году Photo by Jeff Kravitz/FilmMagic
Ума Турман на церемонии «Оскар» в 1995 году

Считается, что именно после него красная дорожка «Оскара» стала превращаться в отдельную категорию энтертеймента, не менее значимую, чем собственно церемония. До этого внимание прессы приковывали только отдельные наряды вроде платья Одри Хепберн или костюмов Шер, теперь же торжественным образам всех звезд стали уделять на порядок больше внимания. Утвердилась и роль звездного стилиста (Уму для церемонии одевала стилистка Барбара Тфанк) — теперь обращаться к профессионалу за подбором наряда для церемонии стало нормой. А бренд Prada, в девяностых имевший репутацию прогрессивного, ориентированного на молодежь и околоспортивную эстетику, открыл миру свою новую грань и стал ассоциироваться в том числе и с кутюрными платьями, выдержанными в духе идеального минимализма того десятилетия.

Квинтэссенция минимализма в фильме «Гаттака»

«Гаттака», 1997
«Гаттака», 1997

Кстати, об идеальном минимализме. Фантастическая антиутопия «Гаттака» 1997 года подарила нам «чистейший ретрофутуризм» и, по словам художницы по костюмам Коллин Этвуд, стала знаковым для моды фильмом. Героиня Турман носила монохромную униформу и серебряное платье, соединяющее в себе что-то от гламура тридцатых и что-то из недалекого технологичного будущего, и без того, как актриса оттенила эти образы, идея могла бы и не сработать. Ее образы из «Гаттаки» неизменно попадают во все подборки и энциклопедии о моде в кино.

«Гаттака», 1997
«Гаттака», 1997

Желтый костюм из «Убить Билла»

«Убить Билла», 2003
«Убить Билла», 2003

И снова: мало найдется столь же узнаваемых образов из кино, как желтый спортивный костюм с черными лампасами из картины «Убить Билла» 2003 года. Его значимость в современной поп-культуре сложно недооценить: так, персонаж Умы Турман — Черная Мамба — входит в список «100 величайших персонажей кинофильмов всех времен» по версии журнала Empire, а еще желто-черный комплект с катаной до сих пор остается одним из весьма популярных костюмов на Хеллоуин (Тарантино везет на узнаваемые женские образы, воплощенные Турман). Выход фильма на экраны повлек за собой резкий рост спроса на спортивные костюмы и кроссовки Onitsuka Tiger Mexico 66, и дело не только в популярности самого фильма. До этого большинство женщин-воительниц в кино изображались в сексуализированных, часто непригодных для драки (и жизни) нарядах и на каблуках, а образ Черной Мамбы стал первым отступлением от этого правила.

Выход с Квентином Тарантино в Каннах, 2014

Квентин Тарантино и Ума Турман на церемонии закрытия Каннского кинофестиваля, 2014 imago/Legion Media
Квентин Тарантино и Ума Турман на церемонии закрытия Каннского кинофестиваля, 2014

Творческие отношения Умы Турман и Квентина Тарантино, казавшиеся прочным альянсом, после съемок «Убить Билла» омрачились ссорой и расставанием на целое десятилетие. Причинами стали и автомобильная авария на съемках, принесшая Турман несколько не излечимых полностью травм, произошедшая в том числе по вине Тарантино, и то, что режиссер не помог ей в ситуации насилием со стороны Харви Вайнштейна, — подробности этих мрачных историй Турман рассказала только в 2018 году. Тем не менее актриса смогла простить, кажется, искренне раскаявшегося Тарантино (хотя публично сообщила об этом только недавно): на Каннском фестивале в 2014 году они появились рука об руку, впервые за многие годы. Занятный факт: белое платье Турман с вышитыми голубями, которых многие интерпретировали как символ примирения, — вещь марки Marchesa, принадлежащей Джорджине Чапман, супруге (ныне бывшей) Харви Вайнштейна. После скандала с движением #MeToo бренд пропал с радаров.

Съемка Патрика Демаршелье для Vogue

Мы знаем Уму Турман как актрису, но еще до съемок в кино она пробовала себя в роли модели. И очень успешно: в свои 15 лет она снималась для обложек Glamour и британского Vogue, а в 1989-м в американском Vogue вышла большая съемка Pure White (позже ставшая культовой) — восемнадцатилетнюю Турман для журнала снял Патрик Демаршелье. Как и следует из названия, Ума там одета исключительно в белый.

Vogue US, апрель 1989
Vogue US, апрель 1989

Так получилось, что любовь к белому цвету в одежде Турман пронесла через все годы карьеры: именно белые, чаще всего с жемчужным отливом, наряды актриса носила на многочисленные красные дорожки чаще всего.

Брошь Cartier

На бал Института костюма Met Gala в 2016 году Ума Турман пришла в белом (кто бы сомневался) платье и с огромной брошью в виде птицы на плече. Эпического размера украшение привлекало взгляды и, казалось, не соответствовало дресс-коду: тема бала в тот год звучала как Manus x Machina: Fashion in an Age of Technology, то есть была посвящена взаимодействию моды и технологий, и большинство гостей интерпретировали ее в футуристических нарядах. Но оказалось, что это украшение — более тонкое посвящение заявленной теме, чем очевидные аллюзии других знаменитостей.

Ума Турман на Met Gala 2016 Alamy/Legion Media
Ума Турман на Met Gala 2016

Брошь на платье Турман была создана в мастерских ювелирного дома Cartier в 1948 году под руководством Жанны Туссен. Работа была проделана невероятная: для восьмидюймовой (около 20 сантиметров!) броши потребовалась почти тысяча бриллиантов разной огранки, для каждого типа которой в платиновой оправе изготовили специальное крепление. Мотив птицы, который в дизайнах Cartier появлялся с конца XIX века и успел стать знаковым для ювелирного дома, в этом изделии 1948 года достиг апогея с точки зрения ювелирных технологий. А кто сказал, что «технологичность» в моде — это только футуризм, униформа и образы киборгов?