Киноиндустрия середины XX века задала высокие стандарты внешнего вида: голливудский гламур с его идеальными укладками, макияжем и роскошными платьями влиял на красные дорожки, даже заокеанские, еще десятилетие вперед. Наглядный тому пример — выход Кэрролл Бейкер в Каннах 1965 года: в роскошных мехах, сверкающем платье и с тщательно сформированными локонами.

Кэрролл Бейкер REPORTERS ASSOCIES/Gamma-Rapho via Getty Images
Кэрролл Бейкер

К мужчинам в плане внешнего вида требования тоже были строги: если торжественный выход, то непременно в идеально сидящем костюме и накрахмаленной рубашке. Правда, между вечерними выходами можно отдохнуть и выглядеть более расслабленно. Шону Коннери в том же 1965 году блестяще удались оба образа: формальный и неформальный.

Шон Коннери REPORTERS ASSOCIES/Gamma-Rapho via Getty Images
Шон Коннери

Шон Коннери REPORTERS ASSOCIES/Gamma-Rapho via Getty Images
Шон Коннери

Герои приключенческого фильма «Сто тысяч долларов на солнце» носят рабочие комбинезоны, рубашки с закатанными рукавами, подтяжки и кепи набекрень — абсолютная противоположность тому, как исполнители главных ролей Жан-Поль Бельмондо, Андреа Паризи и Лино Вентура пришли на каннскую премьеру фильма в 1964 году: при полном параде, в атласных смокингах, платье с перьевой оторочкой и лаковых туфлях.

Жан-Поль Бельмондо, Андреа Паризи и Лино Вентура Gilbert TOURTE/Gamma-Rapho via Getty Images
Жан-Поль Бельмондо, Андреа Паризи и Лино Вентура

Фотохроника начала шестидесятых не так часто бывает цветной, поэтому особенно интересно рассмотреть розовый оттенок пальто Натали Вуд, в котором она была замечена вместе с Уорреном Битти на Каннском кинофестивале 1962-го. Тут же видно, с каким вниманием актриса подошла к выбору украшений: деликатная жемчужная брошь сочетается с серьгами и перламутровыми пуговицами пальто.

Натали Вуд и Уоррен Битти Silver Screen Collection/Getty Images
Натали Вуд и Уоррен Битти

Мы уже говорили о том, что Софи Лорен любила носить красный, но и белым она не пренебрегала, тем более что он так эффектно смотрелся в черно-белой съемке. В 1961 году на красной дорожке она появилась в кружевном платье с корсетным верхом и объемной юбкой-колоколом — и этот наряд неизменно входит в списки лучших за всю историю кинофестиваля.

Софи Лорен Gilbert Tourte/Gamma-Rapho via Getty Images
Софи Лорен

Элизабет Тейлор обожала произведения ювелирного искусства, всю жизнь их коллекционировала и даже посвятила им книгу под названием «Мой роман с драгоценностями». В 1957 году на Каннский кинофестиваль, как и положено признанной «королеве Голливуда», Тейлор пришла в диадеме с бриллиантами. Для актрисы украшение было особенным символом: это был подарок мужа — продюсера Майкла Тодда, и впервые она надела его на церемонию «Оскар» в 1956-м, тогда фильм «Вокруг света за 80 дней», спродюсированный Тоддом, получил статуэтку как лучшая картина. Поэтому, несмотря на то, что тиары и диадемы тогда считались несколько старомодными, она с удовольствием носила украшение.

Элизабет Тейлор и Майкл Тодд Bettmann/Getty Images
Элизабет Тейлор и Майкл Тодд

Что может быть лучше, чем надеть прекрасное платье и быть звездой вечера? Только пробежаться наутро босиком по кромке прибоя по морскому берегу — разумеется, все в том же платье. Эту простую истину и доказывает Брижит Бардо на снимке 1956 года.

Бриджит Бардо Keystone-France/Gamma-Rapho via Getty Images
Брижит Бардо