Что происходит

Модная индустрия в Америке еще не успела оправиться от кризиса, вызванного пандемией коронавируса, как страну охватили массовые протесты. Все началось со смерти 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда, который погиб во время жесткого задержания (эксперты уже признали случившееся убийством, но обвинения еще не выдвинуты): полицейский 7 минут стоял коленом на шее задержанного, хотя он говорил, что не может дышать, а поводом для задержания стало подозрение в том, что тот расплатился фальшивой купюрой в магазине. Для Америки это не первый случай подобных протестов, но точно самый масштабный за последние годы.

Протестующие выходят на улицы отнюдь не мирно: жертвами беспорядков уже стали около сотни человек, 11 погибли при попытках полиции подавить протесты. К тому же участники митингов разбивают витрины, громят магазины, поливают краской вывески, так что модный ретейл никак не может оставаться пассивным участником происходящего.

Протестующие — а вместе с ними и просто мародеры — устраивают погромы и выносят товары из бутиков люксовых брендов и из маленьких независимых магазинов. От вандалов пострадали магазины Alexander McQueen, Marc Jacobs и Gucci в Лос-Анджелесе: стекла разбиты, на стенах красуются надписи Eat the rich («Ешь богатых»), F*** capitalism («К черту капитализм») и Make America Pay («Заставим Америку заплатить»). Из популярного магазина кроссовок Flight Club мародеры вынесли весь товар, включая пары с витрины и складские коробки. Грабежам подверглись и магазины adidas Originals, Urban Outfitters и Dr. Martens, несмотря на то, что их витрины были закрыты щитами и железными решетками.

Jason Ryan/ZUMA Wire/ТАСС

Ущерб от действий мародеров еще предстоит оценить, а многие небольшие магазины могут не открыться после погромов. «Это уже не протест, это разрушение», — заявил в субботу, 31 мая, мэр Лос-Анджелеса Эрик Гарсетти.

Как дизайнеры и ретейлеры реагируют на погромы

Мнения о том, чем же считать погромы и как на них реагировать, разнятся — с мэром Гарсетти согласны не все. Еще в 2014 году, на фоне протестов и погромов, вызванных гибелью афроамериканского подростка Майкла Брауна от руки полицейского, издание The New Inquiry опубликовало колонку «В защиту мародерства», стараясь показать грабежи не сами по себе, а в контексте проблемы системного расизма в Америке. Сейчас эта точка зрения вновь получила много поддержки, в том числе со стороны пострадавших — то есть дизайнеров, чьи магазины подверглись атаке мародеров.

Марк Джейкобс выложил в своих соцсетях — и личном аккаунте, и аккаунте Marc Jacobs — фотографии поврежденных вандалами витрин магазина своего бренда и подписал их «Жизнь нельзя заменить. Жизни темнокожих имеют значение». Так он отреагировал на комментарии к опубликованному за несколько часов до этого посту. В нем дизайнер написал: «Никогда не позволяйте убедить себя в том, что разбитое стекло или поврежденное имущество — это насилие. Голод — это насилие. Невозможность иметь свой дом — это насилие. Материальную собственность можно заменить, человеческую жизнь — нет», на что один из комментаторов заметил, что Джейкобс наверняка изменит свое мнение, если его собственность пострадает. Последующие фотографии были красноречивым ответом.

  • instagram.com/themarcjacobs
  • instagram.com/themarcjacobs

Не все так последовательны в своих суждениях. Основатель Off-White и креативный директор мужской линии Louis Vuitton Вирджил Абло изначально резко высказался о погромах в магазинах Round Two и Vintage by Round Two. Эти магазины уличной одежды принадлежат дизайнеру Nike и коллекционеру винтажа Шону Уотерспуну, и Абло написал, обращаясь к устроившим погром: «Для меня это отвратительно… Мы все — часть культуры. И это то, чего вы хотите? Когда вы пройдете мимо Уотерспуна в будущем, не смотрите ему в глаза, опускайте голову от стыда». Дальше он продолжил рассуждения, назвав митингующих «бескультурными». Дизайнер подвергся резкой критике за свои слова: пользователи соцсетей писали гневные ответы, что Абло «наплевать на культуру», другие замечали, что дизайнер, как темнокожий, должен лучше понимать подоплеку происходящего и не сводить ее к проявлениям вандализма. Абло поспешил принести извинения и заверить подписчиков, что рассмотрел проблему шире: «Я понимаю, что эти действия — результат ярости, которую вызывает несправедливость».

Дизайнер и частый коллаборатор Абло Don C пока не нашел однозначного ответа на вопрос о том, как относиться к погромам. «Не знаю, чем именно они руководствуются, но они явно идут против системы. И я думаю, если они уверены, что поступают правильно, рискуя своей жизнью, чтобы меня ограбить, я им это прощаю, если это действительно принесет им радость», — сказал он.

Чем это обернется для модной индустрии

Пока одни признают значимость протестов, другие видят в разворачивающейся ситуации неутешительные сценарии развития. Люди сомневаются, что митинги, несмотря на очевидную серьезность последствий, действительно повлияют на модную индустрию так, как задумывались — то есть уменьшат уровень системного расизма в США в целом и в локальной модной индустрии в частности. «Я уже представляю, как это [вандализм на витринах магазинов] будет использоваться в роли «эстетического» в будущих рекламных кампаниях», — написала историк моды Шелби Авей Кристи.

Mark Lennihan/AP/East News

Крис Гиббс, основатель магазина мужской одежды Union, опубликовал благодарность за сообщения о благополучии своего магазина, но подчеркнул: «Я хочу, чтобы люди помнили, что причина всего этого заключается в том, что полиция убивает темнокожих людей! Пожалуйста, не позволяйте мародерству завладеть всем вашим вниманием, отвлекая его от основной проблемы. Я не хочу говорить о грабежах, поддельных чеках или о торговле контрафактом на тротуаре. Я хочу говорить о прекращении расизма и жестокости полиции. Сейчас мародеры используют протестующих для реализации своих желаний, а я хочу использовать мародеров, которые сейчас привлекают так много внимания, чтобы перенаправить разговор обратно к борьбе с расизмом».

Действительно, за новостями о грабежах, поджогах и погромах начинает теряться исходное значение митингов, хотя те и провоцируют многочисленные обсуждения в соцсетях и кампании вроде Blackout Tuesday. Дизайнер Pyer Moss Керби Жан-Реймонд считает, что этого пока недостаточно, чтобы изменить реальное положение дел в плане расовой несправедливости и полицейской жестокости: «Пока компании не предпринимают реальных действий, только пишут кучу постов в духе «мы с вами». Обязательство больше не сотрудничать с полицией. Обязательство предоставить свои юридические команды для реформирования законов, которые стоили стольких жизней темнокожих. Вот что могло бы помочь, а не глупые слова».

Так или иначе, пока невозможно точно сказать, к каким последствиям для американской модной индустрии приведут массовые протесты и сопровождающие их погромы, особенно в долгосрочной перспективе.