Что такое винтаж?

Для начала стоит разобраться, что считать винтажем, а что нет, и как это понятие отличается от других категорий вторичного рынка одежды — дедстока, ресейла, архивов и попросту секонд-хенда.

Во-первых, винтажным вещам, как их чаще всего классифицируют, обычно не меньше 15 лет (это неточная граница, о которой говорят винтажные энтузиасты), но все же и не 100: «молодые» изделия на вторичном рынке одежды скорее попадут под понятие секонд-хенд, старинные же правильнее назвать антиквариатом — вряд ли кто-то будет носить пальто или брюки начала XX века (и в силу сохранности, и в силу актуальности), но определенную историческую ценность они имеют. Второй атрибут винтажа — характерные признаки той модной эпохи, к которой он относится. Так, когда мы говорим о массивных кроссовках «в духе девяностых», этот самый «дух» и имеет значение при выборе аутентичной вещи того периода.

Понятия винтажа и архивных вещей в некотором роде пересекаются, хотя о вторых принято говорить только в контексте определенного бренда. Архивные дизайнерские коллекции сейчас особенно ценятся: когда модная марка или сам дизайнер прошли проверку временем, творчество уже выглядит одновременно и исторической вехой, и культовым предметом. Яркий пример: новость о том, что Раф Симонс решил перевыпустить 100 вещей из коллекций разных лет, была встречена модным сообществом с восторгом. Сюда же можно отнести и взрыв интереса к архивным вещам Dior с логотипами времен Джона Гальяно (конец 1990-х — двухтысячные): здесь роль сыграло то, что текущий креативный директор французского модного дома Мария Грация Кьюри перевыпустила в новых коллекциях вещи, отсылающие к прошлому бренда в нулевых.

instagram.com/prada

Ресейлом (или иногда реселлом, от английского resale и resell — «перепродажа») называют на вторичном рынке вещи из недавних (тех, что еще не попадают в категорию «архив») модных коллекций. От секонд-хенда их отличает лимитированность и именитость: все же ресейл подразумевает именно брендовые и дизайнерские вещи, а не безымянную одежду и масс-маркет. Наконец, последний из терминов — дедсток — описывает выпущенные давно, но так и не нашедшие покупателя вещи. Это могут быть нераспроданные партии магазинов или, что случается чаще, одежда складского хранения. Нередко это винтажные в силу своего «возраста» вещи: например, джинсы или рабочие куртки семидесятых годов, военная униформа и другая одежда, которая выпускалась крупными партиями.

Почему винтаж становится популярным?

Сказать, что винтаж в одночасье из нишевого тренда стал массовым, нельзя. Любовь к одежде предыдущих десятилетий набирала обороты постепенно, шаг за шагом вытесняя брезгливое отношение к «старью» и демонстрируя преимущества проверенных временем вещей. Про винтаж начали говорить знаменитости — например, Кейт Мосс охотно показала любимые винтажные предметы, а Prada перезапустили свою молодежную и околоспортивную линейку Linea Rossa, выходившую в девяностых, — но модная молодежь сейчас активно старается найти как раз оригинальные предметы. Модные журналы тоже осмелели: так, чехословацкий Vogue даже рискнул поставить на обложку молодых студентов-дизайнеров, целиком одетых в старые вещи.

Почему винтаж обрел такую популярность? Это результат пересечения сразу нескольких трендов — масштабного поворота моды в сторону осознанного потребления, тренда на ностальгию и интереса к уникальным вещам. «Винтаж в большинстве случаев — гарантия уникальности вещи. Найти вторую такую же почти невозможно, если только магазин не распродает дедсток одной модели, — говорит Александр Рымкевич, главный редактор The Rake Russia и автор телеграм-канала The Rake’s Progress. — К тому же старые вещи добротнее сделаны. Как правило, они были произведены в эпоху до fast fashion и размещения производств в странах третьего мира. Это значит, что джинсы были сшиты в США, пиджак — в Италии и Франции и так далее». Такие же аргументы приводит и основательница винтажного магазина Bon Appartement Наталина Бонапарт: «Качество производимых вещей падает, а винтажные сшиты по старым лекалам из качественных тканей и прослужат вам гораздо дольше, нежели тренч из масс-маркета за ту же стоимость».

instagram.com/bunker.clothes

Если тягу к уникальности винтажа еще можно сопоставить с хайпом вокруг лимитированных коллекций, а тренд на осознанное потребление развивается независимо (вернее, параллельно) от вторичного рынка одежды, то аспект сторителлинга получается ключевой движущей силой в развитии винтажного сегмента. Каждая винтажная вещь — это история, насыщающая гардероб дополнительными смыслами, делающая одежду не просто оболочкой, но носителем информации и коммуникационной средой. Александр Рымкевич, который предпочитает покупать не столько винтажные вещи, сколько старинные ткани, о каждой из них рассказывает как о впечатлении: «Больше всего я дорожу пиджаком из старого и очень толстого твида «собачий зуб» шотландской мануфактуры Campbell’s of Beauly, которая на ладан дышала, когда я там был, а потом их посетил принц Чарльз и дела пошли в гору. Летний костюм я заказал в римском Sartoria Ripense из старого шелка шантунг молочного оттенка. Его вместе с восемью другими отрезами 1950−1970-х я купил в старом римском ателье, которое закрывалось. Одна беда — хозяин помнил все цены в лирах и, кажется, отказывался верить, что премьер-министр уже не Джулио Андреотти. Меня спас мой приятель-итальянец».

Винтаж может стать и манифестом. Свадебное платье принцессы Беатрис, например, которое не было заказано у именитого британского дизайнера, а досталось ей от бабушки — королевы Елизаветы II, — привлекло в июле 2020-го куда больше внимания и послужило невербальным посланием про замедление потребления одежды и возрастание значимости связей, исторических и семейных. Скорее всего, модная индустрия, которой сейчас предстоит оправиться от кризиса и найти новые пути развития, будет обращаться к возможностям сторителлинга через винтаж все больше.

Что с мужским винтажем в России?

Западные модники уже вовсю распробовали прелести винтажной одежды, но российская модная реальность, как всегда, немного отстает. Тем не менее раз есть спрос, то и увеличение предложения, как качественное, так и количественное, не за горами. «Мужской винтаж в России — направление, которое только начало активно развиваться и совершенно точно будет собирать все больше адептов», — считают основательницы винтажного маркета Vintage Marketplace Марина Чуйкина и Таня Лягера. Маркет, проходящий несколько раз в год, объединяет десятки винтажных проектов из Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Тбилиси и других городов России и соседних стран. При этом именно на мужском винтаже специализируется лишь малая часть из них, но многие привозят смешанную подборку: «Да, в этом году к нам, как никогда, приходит много мужчин в поисках винтажной одежды. При этом предложения на рынке больше не стало — достойные мужские проекты можно пересчитать по пальцам одной руки. Однако винтаж легко можно найти в «женских» проектах, в чьих коллекциях зачастую много унисекс-позиций. Самые смелые ребята отправляются на маркет или к нам в шоурум и отсматривают всё», — говорят основательницы VMP, которые также курируют винтажный проект Strogo Vintage.

На маркете Vintage Marketplace VMP
На маркете Vintage Marketplace

«Спрос на винтаж последнее время постоянно растет благодаря тренду на осознанное потребление. Если говорить про мужской винтаж, он пользуется спросом как у девушек, так и у мужчин, поэтому можно смело ориентироваться на обе категории покупателей. Но мужчины однозначно стали больше смотреть в сторону винтажных вещей», — подтверждает Наталина Бонапарт. Винтажный магазин Bon Appartement, соосновательницей которого она является, недавно переехал в более просторное помещение и планирует расширять подборку — с осени там появится мужской корнер.

В российских винтажных мужских проектах стоит искать деним, милитари и рабочую униформу, классические фланелевые рубашки, мотокуртки и колоритные ковбойские ботинки. Среди самых крупных и примечательных — магазин LEGACY, специализирующийся на джинсах и армейском дедстоке, и Kings of Denim, который, вопреки названию, кроме денима располагает внушительной подборкой бомберов, гавайских рубашек и других вневременных вещей без ярко выраженного «старинного» колорита. Характерные вещи прошлых эпох с тем самым колоритом стоит искать в магазине «Фрик Фрак» — этот семейный проект существует с конца девяностых и заслуженно может считаться ветераном российской винтажной сцены.

instagram.com/kings_of_denim

Как покупать и носить винтаж?

Сегмент винтажной одежды очень многогранен, и единых правил в нем, как и вообще в моде, не существует. «Покупатели винтажа — самые разные мужчины: это и школьник в цветастом бомбере и огромных вельветовых штанах, и модник, собирающий лук на рейв из безразмерного плаща и дедушкиной кожаной жилетки, и тридцатилетний денди в безукоризненных Levi’s и макинтоше Ralph Lauren, и хайпбист с борсеткой Louis Vuitton, и импозантный бизнесмен, выбирающий роскошное мужское шелковое кимоно, чтобы накидывать его дома перед завтраком», — говорят Марина Чуйкина и Таня Лягера. Также они рассказывают, что в последнее время спрос на мужской винтаж изменился не только количественно, но и качественно: «Раньше мужчины, увлеченные винтажем, искали классику — деним, твидовые пиджаки и плащи Burberry, сейчас открываются новые сегменты спроса: ребята ищут классные флиски, редкую рабочую форму или рыбацкую экипировку, увлекаются люксовыми брендами, выбирают яркие цвета и принты. Классика (70−80-е) все еще в топе, но появился свежий спрос на 90-е и нулевые».

При кажущейся бесконечности выбора с винтажной одеждой есть свои сложности. Например, размеры и посадка вещей предыдущих эпох отличаются от современных, поэтому не стоит верить маркировкам на ярлыках — лучше сразу примерять. «Тут работают универсальные правила шопинга: не стоит покупать вещь, если вы не уверены в ней, если она требует значительных переделок (хотя я порой покупал пиджаки не своего размера, если мне очень нравился рисунок твида) и если она сильно повреждена. Также не стоит поддаваться эмоциям, если вы не понимаете, с чем будете носить вещь. Точно могу сказать, что нужно одеваться легко и комфортно, порой в магазинах приходится потрудиться, чтобы выудить вещи, которые висят плотно или распиханы по верхним полкам. Если у вас нет аллергии на пыль, это уже половина успеха», — говорит Александр Рымкевич.

Бен Кобб instagram.com/models__of___macaroons
Бен Кобб

О том, как носить винтаж, Рымкевич говорит так: «Я не самый большой любитель косплея, мне не нравится одеваться в стиле конкретной эпохи, как это — причем весьма виртуозно — делает Бен Кобб [шеф-редактор мужского раздела Love Magazine и бывший главный редактор Another Man. — Esquire]. Одним словом, эксцентрично выглядеть я не хочу, поэтому чаще покупаю вещи, которые не кажутся очевидно старомодными или театральными. И я всегда смешиваю винтажные вещи с современными, чаще всего базовыми».