Работа с Пьером Карденом

В 1971 году на театральном фестивале в Авиньоне Майя Плисецкая познакомилась с Пьером Карденом. Встреча переросла в крепкую дружбу — в течение следующих трех десятилетий балерина одевалась практически только у Кардена, а еще кутюрье создавал наряды для нескольких постановок с Плисецкой в роли прима-балерины — среди них «Чайка», «Дама с собачкой» и «Анна Каренина». Последняя работа была особенно масштабной и эффектной: Карден создал десять платьев, сохранив исторические силуэты XIX века, но приспособив их так, чтобы они не сковывали движений в танце.

Майя Плисецкая и Пьер Карден, 1971 Jack Mitchell/Getty Images
Майя Плисецкая и Пьер Карден, 1971

Французская мода в Кремле

Все совместные работы Кардена и Плисецкой были не только безвозмездными для дизайнера, но еще и долго оставались безымянными: Министерство культуры СССР запретило указывать на афишах имя художника-иностранца. Зато в 1998 году, когда железный занавес уже пал, Майя Михайловна нашла способ отблагодарить Кардена и устроила в Кремле постановку «Мода и танец» — их совместное представление на стыке балета и модного показа. Для постсоветской России это был модный опыт совершенно нового уровня.

Постановка «Мода и танец», 1998 Yuri Kochetkov/EPA/Vostock Photo
Постановка «Мода и танец», 1998

Муза Ива Сен-Лорана и не только

Пьер Карден был не единственным именитым дизайнером, который восхищался Майей Плисецкой. Ее одевали и Рой Холстон, и Жан-Поль Готье, и Ив Сен-Лоран (он, например, участвовал в создании театральных костюмов для балерины и придумал полупрозрачное асимметричное розовое платье для балета «Гибель розы»). А в шестидесятых Плисецкой довелось познакомиться с Габриэль Шанель: благодаря танцору Сержу Лифарю Плисецкая попала в мастерскую Шанель на Rue Cambon, где мадемуазель Коко — уже преклонных лет женщина — устроила для них камерный показ. Как вспоминала потом Плисецкая, Шанель была недовольна манекенщицами и поэтому попросила балерину примерить один из нарядов и пройтись. Майя Михайловна так и ушла из бутика в костюме — подарке Габриэль Шанель, это было ее первое знакомство с французской модой.

Майя Плисецкая и Ив Сен-Лоран, Alain Dejean/Sygma via Getty Images
Майя Плисецкая и Ив Сен-Лоран

Съемки у ведущих фотографов

Неудивительно, что великая балерина не раз оказывалась в объективах ведущих модных фотографов XX века. Она стала первой (и одной из немногих) советской артисткой, которая снималась для Vogue, притом не единожды, и позировала Ричарду Аведону, Сесилу Битону и Ирвину Пенну. «Ее руки — руки, в которые нельзя было поверить, — были подобны сочлененным жезлам, а длинные ноги сужались к паре обутых в шелк ступней, которые, казалось, парили на небольшом расстоянии над реальностью», — писал о Плисецкой Трумен Капоте в своем эссе для журнала, сопровождавшем одну из съемок.

Jack Mitchell/Getty Images

Новаторский стиль

Неудивительно, что поездки в Париж, общение с дизайнерами и фотографами, богатая культурная жизнь дали Майе Плисецкой модный кругозор, которого не было у большинства советских женщин, — и балерина делилась через свой незаурядный стиль. Она носила геометричные и футуристичные формы, сочетала мех с кожей, пробовала яркий макияж — вещи для СССР неслыханные и «неприличные», но ей удалось расширить границы советской моды. Вслед за Плисецкой модницы стали носить туфли на низком каблучке, высокие сапоги вместе с широкими пальто, удлиненные блузы в паре с узкими брюками, цветной шелк — может, и не модная революция, но новаторства ей было не занимать.

(FILE) photo dated 25 February 1998 of Russian-born ballet dancer and choreographer Maya Plisetskaya The Prince of Asturias Award's jury on Wednesday, 29 June 2005, announced the Spanish dancer Tamara Rojo and Plisetskaya would receive the Award for Arts 2005. КРЕДИТ JF Moreno/EPA/Vostock Photo