Когда ты понял, чем хочешь заниматься? Как пришел в профессию?

Это произошло еще в школе, точнее в 10 классе. Я поступил в колледж косметологии, где параллельно нам преподавали макияж. Уже после него я учился на парикмахера и долгое время работал именно в этом направлении, даже преуспел.

А как ты начал работать гримером? Ведь обычный макияж отличается от грима.

Это был рекламный ролик: меня позвали на съемки рекламы в Египет — одновременно и визажистом, и мастером по волосам. Если честно, было очень тяжело: я поехал один, без помощников. Но в итоге все прошло хорошо. Это был первый опыт, и он ознаменовал переход в гримеры. Лет через пять, после участия в других проектах, меня позвали ассистентом художника по гриму на съемки фильма «Джунгли» с Сергеем Светлаковым и Верой Брежневой. После этого началась работа в кино.

Помнишь ощущения, когда впервые оказался на съемочной площадке полнометражного фильма?

В мои школьные годы не было таких киносервисов, какие есть сейчас, и я, как и многие, набирал кучу видеокассет в прокате и смотрел их до утра. Я обожаю кино! И когда сам оказался вовлечен в съемочный процесс — для меня это было целое событие.

Тебя кто-то обучал первое время или ты сразу все делал сам?

Некоторое время я был ассистентом прекрасного художника Валерии Никулиной — в том числе благодаря работе с ней я и остался в кинопроизводстве. Она многому меня научила.

А какой был первый самостоятельный проект?

Мистический триллер «Холодный фронт» Даши Чаруши с Сашей Молочниковым и Светой Устиновой. Они там втроем снимаются. Мы потом с Дашей еще работали над «Марафоном желаний». А, нет! В «Холодном фронте» не она режиссер, а Рома Волобуев, но мне кажется, ему все-таки лучше оставаться кинокритиком. Я ему даже об этом сказал на премьере.

Что для тебя самое непростое в работе?

Это, конечно, сложный вопрос. Я на него долго пытался ответить. Наверное, когда не видно того, что ты сделал.

Тебя задевает это?

Нет, ни в коем случае не задевает! Просто в итоге что-то хотелось бы показать по‑другому, но этого бывает просто не видно… или это вообще вырезают.

(Смеются.)

Конечно, случаются смены, которые длятся по 20 часов, и времени остается только на короткий сон, душ и выгул собаки. Но даже несмотря на это я могу назвать себя счастливым человеком, потому что занимаюсь по‑настоящему любимым делом, и оно, уверен, мне никогда не надоест. Сложности есть в любых профессиях, но из них складывается опыт.

Рубашка Emporio ArmaniСвитшот Dolce & GabbanaРюкзак GuessБрюки Dolce & GabbanaНоски FalkeДерби Emporio Armani
Рубашка Emporio Armani, свитшот Dolce & Gabbana, рюкзак Guess, брюки Dolce & Gabbana, носки Falke, дерби Emporio Armani

Что в твоей профессии считается дурным тоном? Объясни в двух словах, чтобы мне, человеку, далекому от кинопроизводства, сразу стало ясно, что я вижу халтуру на экране.

Ну такого нет, это же все вкусовщина. Плохо, когда виден сам грим. К историческим и фантастическим фильмам, в которых перевоплощения подразумеваются, это не относится. А вот когда реальная история - это плохо, мне кажется.

Когда складывается взаимодействие с другими членами команды на площадке? Как строится процесс?

Мы собираемся «командой творцов». В первую очередь это режиссер, оператор-постановщик и художник-постановщик. Обсуждаем материал и слушаем предложения друг друга. После этого принятые идеи уже детально прорабатываются.

Ты же работаешь не один, у тебя есть помощники. Как ты их набираешь? Как они вообще попадают в команду?

Бывает, с кем-то знакомимся на проектах, кто-то сам пишет, что хочет поработать со мной, а кого-то я нахожу через знакомых. Если срабатываемся, все хорошо получается и команда складывается, то продолжаем сотрудничать и дальше. Бывает, что люди меняются — кто-то уходит, кто-то становится самостоятельным художником. Кстати, к вопросу о том, что самое сложное в работе, — наверное, когда меняются помощники, потому что опять приходится привыкать друг к другу.

И жалко отпускать хороших.

Конечно жалко! Ты же уверен в человеке и знаешь, что можешь положиться на него, не контролировать каждое действие. Например, невозможно следить за документацией, параллельно контролировать, кто что делает, а потом еще, не дай бог, переделывать. Вот это и есть сложности.

Когда ты выбрал профессию, не было со стороны друзей или родителей реакции типа «Куда ты лезешь? Какой грим? Что это вообще за работа?»?

Ну, мои родители были убеждены, что после школы я непременно должен посвятить жизнь юриспруденции. Скажу больше: я даже поступил в Академию внутренних дел (Академию управления МВД — Esquire), но надолго меня не хватило — спустя пару месяцев забрал документы и пошел учиться на парикмахера. Когда об этом узнал папа, дома разразился страшный скандал. Сейчас, конечно, он не может сказать ничего против. Даже хвалит. И я не жалею ни на секунду, что так сложилось. Понимаю, что я на своем месте.

Как-то тебя покидало…

Ну, да. Я еще учился в институте культуры на диктора телерадиопрограмм.

А есть ли какие-то сферы, о которых ты можешь сказать: «Здесь я сделал все, что мог»?

Никогда нельзя сказать, что я сделал все, что мог. Очень часто мы не можем сделать, что хотелось бы, в силу разных причин: и финансирование, и возможности производства не всегда позволяют реализовать задуманное.

Неужели нет проектов, которыми ты мог бы гордиться?

«Звоните ДиКаприо» Жоры Крыжовникова и «Ученик» Кирилла Серебренникова. В апреле еще вышли Happy End и «Майор Гром: Чумной доктор» — это точно гордость.

Не могу не спросить об этих проектах. Как работалось на Happy End? Насколько было неловко? Там же повсюду обнаженка.

К каждому проекту мы с командой готовимся — и этот не стал исключением. Мы смотрели документалки о вебкаме и интервью с вебкам-моделями. Это, конечно, отдельный мир, и было важно показать его с минимальным искажением. В съемках некоторых откровенных сцен принимали участие настоящие порноактеры, и обнаженки было действительно много. Но не могу сказать, что я краснел. Конечно, поначалу было, скажем так… необычно.

Какие разные проекты у тебя одновременно выходят…

Они, безусловно, диаметрально противоположные, но одинаково запоминающиеся для меня. В том числе благодаря приобретенному опыту. В моей профессии важно не останавливаться и продолжать учиться.

Ну а что же с «Громом»?

На «Громе» все нервничали еще на предпродакшене. Это же первая экранизация комиксов в России, и мне хотелось сделать все максимально круто. Команда проделала огромную работу, в том числе в изучении персонажей: как они выглядят, какие у них особенности, характеры. На подготовительном этапе, например, было решено перекрасить волосы актерам, исполняющим главные роли, так как в комиксах у их героев другие прически. И вот я красил и стриг.

Долго снимали?

Три с половиной месяца: сначала в Петербурге, потом в Москве. Закончили под Новый год.

Какое было состояние, когда отсняли?

Почувствовал, что совсем нет сил. Морально и эмоционально все выложились по полной. Я себе после съемок устроил три дня абсолютной тишины с выключенным телефоном. Просто отдыхал дома и ни с кем не общался.

А сейчас ты над какими проектами работаешь? Можно без деталей.

Если коротко, работаю над фильмом Валерия Петровича Тодоровского с Данилой Козловским и Сашей Петровым в главных ролях.

И последний вопрос: как ты борешься с выгоранием? Где берешь силы?

Эти полтора года стали исключением, а так каждые три месяца (иногда чаще, иногда чуть реже) я уезжал из Москвы. Важно менять обстановку, декорации.

И не трогать телефон.

И не трогать телефон. Научился наконец это делать.

В съемке для майского номера Esquire мы вместе с Игорем показали, как соблюсти баланс между стилем и комфортом в лучших вещах мая. На первый план вышел свитшот. Рассказываем, с чем его сочетать.

Звездная карьера свитшота начиналась на футбольных стадионах — спортсмены надевали его между тренировками. Проявив себя ценным игроком, толстовка без капюшона, карманов и молнии покинула поле и обосновалась в гардеробах модников, даже самых далеких от пенальти и штрафных.

Бейсболка BikkembergsРубашка PradaСвитшот Dolce & GabbanaБрюки BlauerКеды Geox
Бейсболка Bikkembergs, рубашка Prada, свитшот Dolce & Gabbana, брюки Blauer, кеды Geox

Альтернатива

Если вы работаете в офисе и обязаны соблюдать дресс-код — черный базовый свитшот в сочетании с надетой под него рубашкой легко заменит привычные джемпер или кардиган. Для середины недели такой вариант, может, и недостаточно строгий, а вот для пятницы вполне.

Футболка

В отличие от майки, надетой под классическую рубашку, футболка, надетая под свитшот, выполняет не только практичную функцию барьера, который впитывает пот и не дает появиться пятнам, но и декоративную — ее выглядывающий белый воротник способен сделать даже повседневный образ интереснее.

Фактура

Вынужденно или добровольно выбирая вещи или аксессуары черного цвета, помните, что они необязательно должны быть строгими или скучными. Даже простые слипоны, сумка или картхолдер благодаря необычной фактуре могут выглядеть ярко (например, как на фото слева).

Монохром

Беспроигрышный прием — комбинировать вещи одного цвета, но разной насыщенности и оттенков (как на фото слева). Смешение оттенков холодной и теплой гаммы — модный прием, хотя гармоничнее выглядит сочетание цветов одной гаммы.

База

Черный, серый и белый свитшоты — идеальная база гардероба. Не стоит ограничиваться только этими цветами — любые однотонные варианты простого кроя будут хорошо смотреться с джинсами, чиносами или спортивными брюками.

Орнамент

Помимо нейтральной базы свитшот вполне может быть и яркой деталью, вокруг которой будет строиться весь образ, — достаточно обратиться к вариантам ярких цветов с принтами или орнаментом (как на фото слева).