Когда в 2019-м умер великий Карл Лагерфельд, в его честь организовали концерт в Пале-де-Токио: масштабное, но протокольное мероприятие на 2500 гостей, такое генеральское прощание, с отрывками из английской литературы и выступлениями музыкантов. 5 октября 2021 года, чтобы сказать «люблю» одному из самых талантливых и добрых людей в моде, на одном подиуме встретились работы сразу 45 дизайнеров. Стелла Маккартни, Вивьен Вествуд, Вирджил Абло, Пьерпаоло Пиччоли, Мария Грация Кьюри, Донателла Версаче, Раф Симонс, Ким Джонс, Ральф Лорен, Энтони Ваккарелло, Джамбаттиста Валли, Рик Оуэнс, Демна Гвасалия, Алессандро Микеле, Жан-Поль Готье, Рикардо Тиши, Джорджо Армани, Реи Кавакубо, Дэниел Ли — список этих имен через запятую выглядит так, как будто кто-то вбил «известный модный дизайнер» в Google. В этом списке очень много конкурентов. Много молодых дизайнеров, кто годится во внуки (правнуки?) самым старшим участникам шоу. Тут есть части развалившихся дуэтов. Наверняка есть коллеги, презирающие друг друга, и, скорее всего, есть бывшие друзья и бывшие любовники. Казалось, что никто и ничто не могло собрать этих людей вместе.

Шоу называлось Love Brings Love — фразой из того же стендапа Эльбаза с конференции Voices. Концепция настолько же до банального простая, насколько и редкая для моды. Выход за выходом мы видели, как в честь Альбера лучшие дизайнеры в мире размышляли о любви и счастье, воплощенных в одежде. Если цвет, то, наверное, красный и розовый. Если предмет гардероба, то, наверное, платье. Если эмоция, то чувство юмора и самоирония. Если символ, то любимые Эльбазом алые сердца и розовые банты. Или на таком шоу уместнее лично признаваться в любви тому, кому оно посвящено? Такие образы тоже были: Ральф Лорен переодел своего знаменитого мишку в Альбера, Рози Ассулин пошла от обратного и превратила самого Эльбаза в платье, а наследник дизайнера в Lanvin Бруно Сиалелли создал платье-облако с гигантским портретом своего знаменитого предшественника, которое говорило больше, чем тысяча благодарностей.

А вот про смерть не было вообще ничего. 45 образов — признаний в любви от коллег, 16 образов от команды AZ Factory — все это выглядело как с огромной нежностью сделанный день рождения, но точно не как поминки и совершенно точно не как похороны. Гигантская вечеринка, прославляющая радость и любовь, с трансляцией на YouTube, позволившей улыбнуться в честь Альбера Эльбаза тысячам людей по всему миру.

Показ еще не успел закончиться, а в соцсетях его уже прозвали unique fashion moment. Это беспрецедентный случай, когда дизайнеры объединяются не ради стратегической цели, как во время знаменитой «Битвы за Версаль» в 1973 году (тогда США хотели заявить о себе как о стране с самобытной модой, и американцы состязались в таланте с парижанами). Тут не было благотворительных торгов после окончания шоу, для которых лучшие марки время от времени создают уникальные наряды. И конечно, это не коллаборация — начавшись с серии сотрудничеств премиальных брендов с H&M, волна совместных коллекций принесла миру Gucci x Balenciaga, Fendi x Versace и бесчисленное множество капсул, созданных при участии различных знаменитостей и приглашенных дизайнеров. Показ Love Brings Love был абсолютно некоммерческой, творческой задачей для участников — и он, как верно заметил основатель издания The Blueprint Александр Перепелкин, стал лакмусовой бумажкой для ключевых игроков сегодняшней модной индустрии. По многим выходам видно, что задача «не думайте о продажах и просто сделайте красоту» ввела многих участников шоу в ступор. Часть показанных вещей выглядит как что-то из дальнего угла брендовых складов. Часть — как попытка думать out of the box при утраченном навыке мыслить таким образом. Но больше половины выходов все же получились тем самым полетом таланта и творческой мысли, благодаря которому мода остается искусством, а не гардеробным набором на каждый день.

Наверное, ближе всего к объединению дизайнеров в часть Эльбаза стоит Бал института костюма Met Gala 1997. Анна Винтур посвятила его Джанни Версаче (в июле того же года дизайнера застрелили на крыльце его собственного дома, куда он вышел за утренней почтой). То было жестом любви и уважения — и первым случаем, когда вся индустрия скорбела об утрате важного и талантливого человека. Вторым таким случаем стал бал Met Gala и выставка 2011 года, посвященная наследию Александра Маккуина, через год после того, как дизайнер совершил суицид. Третий подобный случай мы видели вчера в Париже.

Это не имеющее аналогов шоу лишний раз напомнило всем о главном качестве Альбера Эльбаза помимо огромного сердца. Он никогда не думал, будто одежда сама по себе имеет хоть какое-то значение, и раз за разом повторял очень простые истины, которые почему-то так легко забываются в разговорах о моде и красоте. Платье не может изменить жизнь и женщину, которая его носит, но и нужно оно не для этого. Глупо заниматься делом, которое не любишь. Глупо ставить во главу угла картинку, если вы не в силах наполнить ее содержанием. Не гнобите себя, будьте любопытными, работайте много и честно, не забывайте задаваться вопросом: «Зачем это все нужно?» — и не ленитесь искать на него ответ, даже если это неприятно.

Corbis / Corbis через Getty Images

Проповедовать любовь кажется настолько же беспроигрышной, насколько и сложно выполнимой идеей. Вокруг нее строятся все великие истории, от Библии до «Гарри Поттера». Загвоздка в том, чтобы не только говорить о любви, но и излучать ее, подкрепляя слово делом. В этом и была огромная сила Эльбаза, которая собрала весь Париж под одной крышей: он не уставал напоминать, что под одеждой все мы люди. У нас есть мозги, сердце и немного времени, и очень важно успеть воспользоваться этим правильно.

Самым пронзительным моментом шоу стал финальный выход супермодели Амбер Валлетты, которая появилась в образе Эльбаза и повторила его фирменный поклон. Это удивительное нововведение покойного дизайнера — оставить после себя не только фасоны и силуэты, но и напоминание о том, как важно в любой индустрии и ситуации оставаться щедрым, добрым, любящим человеком. Мода никогда не была ни доброй, ни щедрой, ни любящей, и все-таки кажется, что благодаря невысокому человеку в галстуке-бабочке эта тектоническая плита немного сдвинулась.