Кроссовки: Air Jordan 1 Retro High OG Rookie Of The Year

Nike

В ноябре вышли очередные коллекционные «джорданы»: в Nike решили посвятить пару цвета охры первому успеху молодого Майкла Джордана в большом баскетболе — титулу «Новичок года в НБА 1985». Цвет — самая милая деталь этой модели: в такой рубашке (и с золотой цепочкой на шее) совсем еще не забронзовевший 22-летний Майкл вышел получать свой приз.

Судя по видео, церемония проходила в довольно неформальной обстановке, многие гости одеты весьма не парадно для торжественного мероприятия с президиумом, и вряд ли Джордан там сильно выделялся. Но сегодня это видео, конечно, не может не вызвать улыбку умиления.

Майкл Джордан получает титул «Новичок года в НБА 1985» Paul Sakuma / AP / East News
Майкл Джордан получает титул «Новичок года в НБА 1985»

Из интересного в новой модели также есть два откидных «уха»: их можно сделать частью шнуровки, а можно оставить болтаться так. На внутренней части там спрятали текст: с одной стороны — статистику первого сезона Джордана в НБА, а с другой — благообразную цитату из его благодарственной речи о том, что каждый должен выходить на площадку и вносить вклад в общее дело команды. Благодаря этим текстовым элементам многие обратили внимание на сходство модели с коллекциями Вирджила Абло для Nike (вполне возможно, что Абло действительно не только записал на свой счет очень успешную коллаборацию, но и обогатил творческий репертуар бренда в целом). Можно, кстати, было выбрать цитату Джордана поярче. В той же речи Майкл, например, пошутил: он, дескать, надеется, что следующий сезон получится еще более успешным, а если нет, то можно и завершить карьеру годика через два. К счастью этого не произошло, Джордан с перерывами играл 18 лет, и теперь у Nike есть поводы выпускать посвященные его карьере кроссовки еще лет 100.

  • Цитата Майкла Джордана Nike
    Цитата Майкла Джордана
  • Статистика сезона Nike
    Статистика сезона

За говорящий дизайн тут отвечают еще замша и ярлычок с лейблом, сделанный из кожи, а не из синтетики, как обычно. Для спортивной обуви замша, как и крокодил, лаковая кожа или, к примеру, золотые люверсы — это необязательная роскошь и выпендреж, потому что непрактично. Особенно в баскетболе, где на обувь приходятся очень серьезные нагрузки. Оригинальные первые «джорданы» были, естественно, из более крепкой кожи, но в том и фокус, что это — не спортивная обувь, а коллекционные кроссовки для ребят с деньгами. В баскетбол в таких играет разве что Пи Джей Такер, игрок НБА и сникерхед, который известен своей любовью выйти на паркет в чем-то очень редком. В одном из рекламных материалов к новым кроссовкам честно было написано, что эти детали подчеркивают «премиальность модели». Тут так и хочется вспомнить архитектурный анекдот о новых русских: «Зачем дому башенка и петушок на крыше? — А как иначе понять, что это элитное жилье?». Но когда новая мода на кроссовки встречается со старыми стереотипами о статусной обуви, рождаются такие гибриды. Так что, на самом деле, это не только выпендреж, но и очень точный портрет нашей современной культуры, которая хочет брать лучшее из всех миров.

Кроссовки дня: перевыпущенные желтые Yeezy Boost 350 как иллюстрация к плану Канье Уэста завоевать мир
Далее Кроссовки дня: перевыпущенные желтые Yeezy Boost 350 как иллюстрация к плану Канье Уэста завоевать мир
12 пар мужских зимних ботинок, которые можно надеть с костюмом
Далее 12 пар мужских зимних ботинок, которые можно надеть с костюмом

Конечно, это отдает легким баловством — сделать коллекционные кроссовки в честь рубашки Джордана. Впрочем, великий фильм «Реальная любовь» еще 15 лет назад назвал Англию страной левой ноги Дэвида Бэкхема, а это посерьезнее будет. С другой стороны, такое прокатит, наверно, только с самыми знаменитыми кроссовками мира.

Почему именно они? Точного, как в аптеке, ответа нет. Безусловно, одна из причин — карьера самого Джордана и его харизма. Он дважды уходил из баскетбола (один раз ради карьеры в бейсболе) и возвращался, сумел реализовать и свой выдающийся талант, и свой маркетинговый потенциал. Многим талантам в спорте с этим повезло меньше.

Майкл Джордан на площадке, 1984 год Getty Images
Майкл Джордан на площадке, 1984 год

А еще именно Джордану повезло стать ролевой моделью для масс — и это породило новую волну популяризаторов «джорданов», которые выросли на его матчах. А потом следующие волны, которые выросли на матчах, фильмах или книгах тех, кто вырос на его матчах. Плюс, Джордан всегда был совершенно вне политики. Когда Данальд Трамп пишет в твиттере Леброну Джеймсу, что предпочитает Джордана, он имеет ввиду именно это. За аполитичность Майкла много критиковали афро-американские общественные деятели, но благодаря этому он стал звездой для всех — и черных, и белых, и выходцев из Азии. В свое время Джордану даже пришлось получать торговые права на написание своего имени по‑китайски, чтобы бороться с контрафактом.

Бывает, что все складывается отлично, просто в истории ты остаешься великим баскетболистом, но не большой медийной звездой. Как, например, Хаким Оладжьювон, имя которого много вспоминали в связи с выходом этих кроссовок: в 1985 году это был один из главных конкурентов Джордана в борьбе за «новичка года». В свое время Хаким считался едва ли не круче Майкла: Оладжьювона на драфте 1984 года выбрали под первым номером, а Джордана — только под третьим. Это значит, что именно Хакима считали самым крутым талантом из всех новичков, которые в тот год пришли в НБА из колледжей. А это — не комар чихнул, то был очень урожайный год, где на ярмарке талантов было немало будущих звезд баскетбола. Оладжьювон по прозвищу The Dream играл почти так же долго, как и Джордан — до 2002 года. У него есть золото Олимпиады 1996 года и масса спортивных рекордов. Но мы каждый год не обсуждаем новую модель «хакимов». Почему? Да не почему! Просто так случилось.

Хаким Оладжьювон в своих кроссовках LA Gear, 1994 год Bill Kostroun / AP / East News
Хаким Оладжьювон в своих кроссовках LA Gear, 1994 год

У Оладжьювона в свое время тоже были именные кроссовки: сначала с LA Gear, потом с легендарным американским брендом Spalding. Говорят, что Хаким сознательно выбрал не кого-то из больших брендов с дорогими кроссовками, а компании попроще, чтобы бедные мальчишки могли покупать его кроссовки без нужды их красть, как это часто происходило в те годы с обувью Nike. Его кроссовки The Dream стоили $35, в то время как «джорданы» почти сразу стали продавать за сотню и выше. Но дела у LA Gear и Spalding все эти годы шли не так хорошо, как у Nike, и к величию самого баскетболиста это прямого отношения не имеет.

Кроме того, «жорикам» много везло и как продукту. Первые кроссовки были довольно простыми с технологической точки зрения — сам Майкл попросил не делать навороченную массивную подошву, потому что ему нравилось, так сказать, чувствовать ногами площадку. Зато они были непривычно яркими. Руководству НБА это не понравилось, Джордана вынесли предупреждение, и это спровоцировало скандал, который Nike подхватили и раскрутили. История о штрафе в тысячи долларов — скорее всего, байка, но она давно стал частью фольклора (на этот счет даже есть целое расследование). Уже после линейка «джорданов» несколько раз могла загнуться: известно, что Джордан едва не ушел от Nike после двух именных моделей, но его уговорил остаться Тинкер Хэтфилд, будущий самый знаменитый дизайнер кроссовок в мире. Самого Хэтфилда, тогда еще архитектора, незадолго до этого едва не уволили из компании. Но создатель первых Nike Jordan Питер Мур проигнорировал приказ главы компании Фила Найта. Все остальное — уже история.

Первые Nike Air Jordan, 1984 год Getty Images
Первые Nike Air Jordan, 1984 год

Резюмируя, кроссовки Джордана были далеко не первой именной спортивной обувью ни в баскетболе, ни вообще. Но ему повезло начать карьеру в эпоху бума визуальных медиа: MTV, видеокассет и так далее. Как играл Джордан, мы можем посмотреть и сегодня. Это отличает его, например, от теннисиста Стэна Смита, бывшей первой ракетки мира, чьи именные кроссовки adidas Stan Smith мы тоже носим до сих пор. Смит в этом году выпустил автобиографию под названием «Некоторые люди думают, что я — это кроссовок»: он часто рассказывает, что люди, встречая его, действительно удивляются, потому что мало кто помнит, как он играл. Джордан как-то пошутил, что в начале карьеры не мог вообразить, что заработает на кроссовках больше, чем на баскетболе, но все-таки невозможно представить, чтобы его книга называлась таким образом.