Черная рубашка Виктора Цоя
Далее Черная рубашка Виктора Цоя
Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски
Далее Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски

Пиджак, рубашка, галстук, PRADA

Пальто, костюм, рубашка, галстук, TOMMY HILFIGER


Нельзя изучать жизнь по фильмам.

Мое детство было весьма буржуазным: просто представьте себе семью венских театральных актеров в четвертом поколении. Но в детстве я и не думал о том, чтобы присоединиться к семейному ремеслу, потому что театр был у меня на завтрак, на обед и на ужин — единственная тема для семейных разговоров.

Стать актером — это как стать отцом: совсем несложно. А вот перестроить свою жизнь так, чтобы быть им — задача действительно непростая.

После того как в начале 1980-х, изучая актерское мастерство, я переехал в Нью-Йорк, мне стали постоянно предлагать роли нацистов. Очень долгое время я говорил «нет».

Впервые надев нацистскую форму, я не почувствовал ничего. Разве что она оказалась мне немного мала.

Честно говоря, я хочу стать специалистом по злодеям.

Тарантино показал мне огромное количество фильмов: японские и американские, итальянский мусор и французский арт-хаус. Он показал мне целую кучу гонконгских фильмов, о которых я не знал вообще ничего, потому что я, конечно, сноб, а он — нет. Тарантино умеет находить ценность во всем, отыскивать в куче дерьма алмазы.

Вольфганг Либенайнер, немецкий режиссер, однажды сказал: «В Америке кино производят как искусство и продают как товар, а в Европе кино делают как товар, а продают как искусство».

Голливуд — это цель для любого киноактера. Не верю тем, кто утверждает, что это не так.

В Европе мне постоянно говорят: «Там, в Голливуде, тебя хотят выжать, как лимон». Что ж, признаю: так и есть. Если во мне есть сок, почему бы не пытаться его выжать.

Изо всех сил я стараюсь не повторить себя сам.

Импровизаций в моей игре не бывает по разным причинам. Во‑первых — а это важно — я ненавижу импровизацию. Во‑вторых — это не менее важно — в импровизации я очень плох, и, наверное, поэтому ее и ненавижу. К тому же я занимаюсь кино, а не стенд-апом.

Лучшее, чего я достиг в жизни — это возможность быть избирательным.

Мой дед — Рудольф Фон Урбан — был учеником Зигмунда Фрейда и выдающимся психоаналитиком. Делом всей его жизни была теория идеальной сексуальности, достичь которую, по его мнению, можно было лишь одним способом — отказавшись от оргазма. Но я не уверен, что сам он следовал своей теории. Я видел его лишь однажды, когда мне было три года, и, возможно, он говорил и об этом, и о Фрейде, но тогда, в три, мне это было не более интересно, чем квантовая физика.

Я не верю в то, что технологии служат людям. Особенно, когда понимаю, что американское Агентство национальной безопасности может легко проникнуть в твою веб-камеру и увидеть, чем вы с женой занимаетесь в спальне.

Этот мир, конечно, спасет искусство.

Истины, в общем-то, не существует. Но можно поговорить о том, что является истиной на данный момент.

Вопрос «Где вы живете?» в современном мире постепенно теряет смысл. Спросите лучше, где живет мое сердце.

Хотите знать про меня всю правду? Я счастлив.


Пиджак, жилет, рубашка, брюки, галстук, GIEVES & HAWKES

Пиджак, BALLY Жилет, рубашка, галстук, DUNHILL

Костюм-тройка, рубашка, галстук, POLO RALPH LAUREN


Photographs by TOMO BREJC
Interview by PAUL WILSON
Styling by GARETH SCOURFIELD

Photographer’s Assistant: David Gilbey
Fashion Assistant: Stephanie Crain
Hair and Grooming: Gary Gill for EMOTIVE
using WELLA PROFESSIONALS SP MEN and MAC PRO

Фотограф Томо Брейч
Записал Пол Уилсон
Стилист Гарет Скаурфилд

Ассистент фотографа Дэвид Джилби
Фэшн-ассистент Стефани Крейн
Парикмахер и визажист Гэри Гилл для EMOTIVE
using WELLA PROFESSIONALS SP MEN and MAC PRO