В городке Уайт-Сэлмон, где я вырос, большинство жителей были рабочими или фермерами и одевались они соответствующе: растянутые футболки, заношенные джинсы, удобные ботинки, а летом — шорты и шлепанцы. На нормкор, который недавно так активно пропагандировали модники, это совсем не было похоже.

Черная рубашка Виктора Цоя
Далее Черная рубашка Виктора Цоя
Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски
Далее Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски

В детстве мама отвозила меня в торговый центр, давала определенное количество денег и разрешала выбирать одежду самому. Обычно я бежал в спортивные магазины и искал футболки с рисунками и самые классные «найки». Я чувствовал себя крутым парнем на шопинге, правда, шопинг этот случался раз в году, аккурат перед школой, когда мама понимала, что я вырос из всей прошлогодней одежды.

Серферы и сноубордисты одеваются почти одинаково. Только серферы более жесткие чуваки: они же постоянно противостоят волнам. Они настолько крутые, что им и одежда особо не нужна, все время гоняют с голым торсом.

не люблю, когда при выборе одежды слишком стараются. Это всегда заметно. Мне комфортнее, когда на моем лице не написано «ах, как же я сегодня хорош».

После олимпиады нас с Аленой (Алена Заварзина — сноубордистка, жена Уайлда. — Esquire) постоянно звали на светские мероприятия. Тогда приходилось чаще ходить по магазинам и покупать одежду «на выход». Хотя я ужасно не люблю спускать деньги на вещи, которые потом будут попросту засорять квартиру.

Здорово, конечно, чувствовать себя важной шишкой, которой модные спортивные бренды дарят одежду. С другой стороны, все не так шикарно — я же сам езжу ее забирать.

Можете так и записать: я совсем не фанат костюмов Bosco. Но раз уж у нас такая олимпийская форма, приходится терпеть.

Обычно я старался носить в городе шорты длиной как минимум до колена. Но этим летом думаю рискнуть и надеть чуть-чуть покороче. Такими темпами я, может быть, лет через пять догоню нынешнюю моду.