Рубашка VAN LAACK, брюки BOSS, плащ и ботинки PRADA

Я рос в театральной семье, а мой папа еще и работал главным Дедом Морозом Ижевска. Так что в детском саду у меня были преимущества при выборе костюмов на утренники — я всегда мог получить из костюмерных голову зайчика или волка.

Черная рубашка Виктора Цоя
Далее Черная рубашка Виктора Цоя
Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски
Далее Рэпер Скриптонит читает Чарльза Буковски

На первом курсе ГИТИCа был период, когда я возомнил, что, раз уж я поступил на режиссерский факультет, необходимо подчеркнуть, что я яркая творческая личность. В магазине Grishko я купил желтую шляпу для кордебалета, ее дополняли полосатый шарф, кожаный плащ и красные ботинки. В Москве мало кого удивишь внешним видом, но мне удалось добиться, чтобы прохожие смотрели на меня с изумлением.

У меня был спектакль, связанный с одеждой — «Шинель. Dress Code», там много говорилось про усредненный внешний вид департамента, где работал Башмачкин. Они занимались уничтожением книг, и все носили одноразовые шинели, пили из пластиковых стаканчиков, ели из пластиковых боксов и каждый день все это тоже уничтожали. А Башмачкин тайно писал книги, от руки, и обложки делал из кусков своей старой шинели. Вот когда эти куски кончились, ему и понадобилась новая.

За десять лет работы в своем театре «Красный факел» в Новосибирске я всего три раза менял репетиционные кроссовки. Каждую пару я должен заносить донельзя, только потом покупаю новую. Переобуваюсь в кроссовки, как только прихожу в театр, и ношу их до ночи. Я даже административные совещания провожу в спортивных штанах и кроссовках. У нас как-то не принято, чтобы я изображал из себя солидного начальника.

В зрительном зале еще несколько лет назад можно было заметить пожилых женщин в меховых шапках и платках, сейчас их стало меньше. А вообще, мне все равно, как одет мой зритель, — главное, что пришел.

Внешнему виду сейчас придается специальное значение — нужно одеться так, чтобы потом хорошо выглядеть на каком-нибудь селфи.

К походу в суд по поводу «Тангейзера» я не готовился никак. Мне все это казалось слишком абсурдным и нелепым, чтобы соблюдать еще и формальный дресс-код.